Кто определяет сегодня военно-техническую политику? — «Кызылординские Вести»

Кто определяет сегодня военно-техническую политику?

23.08.2021

417 0

Начальник Департамента военно-технической политики МО РК полковник Олжабаев Руслан Советович рассказал, какие желания и планы у Министерства обороны.

Согласно Закону Республики Казахстан «Об обороне и Вооруженных Силах», уполномоченным органом в сфере военно-технической политики является Министерство обороны.

Это значит, что оборонное ведомство уполномочено определять, какие виды вооружения и военной техники целесообразно иметь не только Вооруженным Силам, но и другим войскам и воинским формированиям, к которым относятся Национальная гвардия, Пограничная служба КНБ, Силы особого назначения СГО и другие воинские подразделения. Это многогранная коллективная работа и проводится она с целью обеспечить унификацию и совместимость вооружения и техники различных войск и воинских формирований.

Чтобы понять, какая нам нужна военная техника, необходимо исходить из характера вероятных угроз и рисков. Военными специалистами постоянно осуществляется анализ текущей политической и военной обстановки в регионе, определение возможных угроз территориальной целостности и независимости страны, изучается характер и особенности происходящих в мире войн и возможных вооруженных конфликтов.

Например, военные конфликты последнего времени в Африке, на Ближнем Востоке, Кавказе и Афганистане показали возросшее значение таких новых видов вооружения как высокоточное оружие, средства разведки и радиоэлектронной борьбы, беспилотные летательные системы и системы ПВО, робототехника и другие.

Кроме того, вооруженные силы различных государств, в том числе и Казахстана, привлекаются для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, оказания помощи населению в период пандемии. Это показывает необходимость развития компонентов двойного назначения, то есть подразделений и техники, которые могут применяться не только в военное, но и в мирное время. К ним относятся инженерные, медицинские подразделения, подразделения радиационной, химической и биологической защиты.

Естественно, мы просчитываем все возможные варианты развития событий, проводим их обсуждение с компетентными государственными органами и вносим руководству страны предложения по развитию и перевооружению Вооруженных Сил на долгосрочный период.

После их утверждения разрабатываются ведомственные планы, которые реализуют данные предложения с учетом выделяемых бюджетных средств.

— И это дает практическую пользу?

Конечно. Смотрите, только за последние годы в Вооруженные Силы поступили многофункциональные самолеты Су-30СМ, ударные вертолеты Ми-35М, различные виды разведывательных и ударных БПЛА, бронемашины «Арлан», современные трехкоординатные радиолокационные станции «Нұр» и «Роса», большое количество специальной и автомобильной техники, средства разведки, наблюдения, связи и другие виды ВВТ, которые мы пока не называем. Это позволило существенно повысить боевые возможности войск. Причем в соответствии с современными требованиями.

Конечно, силовым органам в ходе переоснащения на современные виды вооружения приходится учитывать и реальные возможности бюджета. Как в народе говорится: «по одежке – протягивай ножки».

Например, мы можем поставить себе задачу перевооружить армию Казахстана так, что бы она могла по всем технологическим направлениям соперничать с самыми передовыми и развитыми армиями мира. Но это потребует сотни миллиардов и даже триллионы долларов, что в текущих экономических условиях истощит нашу экономику.

Мы учитываем реальные возможности бюджета и подходим к использованию бюджетных средств с государственной точки зрения, потому что понимаем: средства нужны в гражданской сфере.

Благодаря взвешенной, сбалансированной, продуманной внешней политике сейчас нам непосредственно никто не угрожает, и мы должны этим пользоваться, чтобы поднять благосостояние людей, но при этом обеспечить обороноспособность страны.

В этом заключается искусство найти этот баланс – с одной стороны обеспечить обороноспособность, с другой стороны – не отвлекать деньги от развития экономики и улучшения благосостояния людей.

В этой связи приобретение современного вооружения и военной техники осуществляется в соответствии с приоритетами, которые систематически уточняются.

Наряду с приобретением новых средств и комплексов проводится комплекс мероприятий по поддержанию в исправном состоянии имеющегося вооружения.

Например, по итогам 2020 года отремонтировано и модернизировано на отечественных предприятиях более 80 единиц техники.

Наряду с этим на постоянной основе осуществляется проверка технического состояния, а также своевременное обслуживание и ремонт ВВТ силами войсковых ремонтных подразделений.

Все эти мероприятия позволяют в целом постоянно повышать долю укомплектованности Вооруженных Сил новым и современным ВВТ, а также поддерживать уровень технической готовности на требуемом уровне.

— А пандемия внесла коррективы в планы?

Безусловно. На фоне пандемии Министерство обороны оперативно скорректировало состав гособоронзаказа. Прежде всего, это военная медицина. В 2020 году в целях повышения возможностей медицинских подразделений приобретены две мобильные ПЦР-лаборатории и модульный полевой инфекционный госпиталь, который должен поступить в войска в текущем году. Еще две мобильные ПЦР-лаборатории приобретаются в текущем году, что позволит охватить диагностикой военнослужащих и членов их семей в отдаленных гарнизонах, где имеются сложности с предоставлением таких услуг силами Минздрава.

Стоит отметить, что Министерство обороны изыскивает и альтернативные внебюджетные источники финансирования в интересах Вооруженных Сил. Например, в 2020 году в разгар пандемии мы приобрели две стационарные ПЦР-лаборатории без расходования бюджетных средств.

К слову, ведется аналогичная работа по привлечению частных инвестиций для развития военной инфраструктуры. В этой связи по инициативе Министерства обороны в законодательство в области государственно-частного партнерства внесены необходимые изменения, что позволило начать работу по проектам строительства в интересах армии двух военных городков, двух военных аэродромов, госпитально-клинического комплекса и других объектов. Это дает существенную экономию бюджетных средств.

Кроме того, в рамках гособоронзаказа проводится укомплектование подразделений РХБ защиты современными средствами биологической и химической защиты, разведки и обработки местности. Все мы видели востребованность военных химиков в ходе дезинфекции объектов.

Пандемия показала необходимость иметь в мирное время хорошо укомплектованные, развитые компоненты двойного назначения, востребованные не только в военное, но и в мирное время.

Например, когда нам пришлось участвовать в дезинфекции гражданской инфраструктуры, оказалось, что наша техника, распылители и другие средства были приспособлены только для работы на поле боя для защиты войск от оружия массового поражения. Кроме того, эта техника длительное время не приобреталась. Нам пришлось приложить определенные усилия, чтобы в кратчайшие сроки адаптировать ее для выполнения гражданских задач.

— То есть, основная работа состоит в закупке техники?

Не совсем. Время не стоит на месте. Меняются методы и способы ведения боевых действий, появляются новые средства вооруженной борьбы. Так, еще в недавнем времени никто не предполагал, что беспилотные системы найдут такое широкое применение в военном деле. У многих даже сложилось мнение об их абсолютном доминировании на поле боя

Вопреки этому расхожему мнению военные профессионалы подчеркивают, что беспилотники нельзя идеализировать, что они не во всех физико-географических и оперативно-тактических условиях могут сыграть решающую роль. Например, по данным некоторых военных экспертов в ходе боестолкновений в Нагорном Карабахе 80% огневого поражения было нанесено все-таки наземными средствами. Кроме этого, применение беспилотников в горной местности кардинально отличается от их применения на равнинной территории.

Тем не менее, мы придаем большое значение обеспечению войск современными беспилотными комплексами. И кстати начали это делать намного раньше, чем нагорно-карабахский конфликт, из-за которого поднялся такой интерес к беспилотной авиации. Если хотите знать, еще в у в 2016 году для армии был приобретен разведывательно-ударный БПЛА Wing Loong, в 2017 году в Вооруженных Силах создан Центр по подготовке операторов БПЛА, в 2017 году именно Казахстан предложил проводить соревнования операторов БПЛА в рамках Международных армейских игр.

Кроме этого, мы инициируем научные разработки и рационализаторскую работу в различных направлениях.

Так, по техническим заданиям Министерства обороны оборонными предприятиями ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию перспективных систем вооружения. Это комплексы залпового огня, машины управления огнем артиллерии, комплексы РХБ разведки, бронированные колесные машины «Барыс», средства борьбы с БПЛА и другие.

В целях развития научного потенциала и освоения новых видов производств Министерство обороны разработало и передало Министерству индустрии и инфраструктурного развития перечень из 110 наименований военной продукции, в которой армия заинтересована на долгосрочную перспективу.

Кроме этого, мы также собрали представителей оборонно-промышленных предприятий и поставили перед ними те же задачи, дали перечень и объемы военной продукции, которые мы готовы на долговременной основе приобретать, и попросили их организовать производство в Казахстане.

Наряду с этим, руководство Министерства обороны уделяет большое внимание развитию научной и рационализаторской работы в войсках.
На базе Национального университета обороны создан и успешно функционирует научно-исследовательский институт, в котором наряду с теоретическими исследования создаются и опытные образцы вооружения. Например, коллективом института совместно с отечественным предприятием создан и сейчас проходит испытания беспилотный аппарат «Шағала».

Также при университете действует научный взвод, службу в котором проходят солдаты срочной службы. Несмотря на возраст, молодые исследователи уже добились существенных успехов в создании виртуальных тренажеров военной техники для войск.

Свой вклад в развитие армии вносят и другие военно-учебные заведения. Например, в Военно-инженерном институте радиоэлектроники и связи создан собственный образец противодронного ружья, серийное производство которого планируется осуществлять на отечественных предприятиях.

— Какое значение для минобороны имеет развитие отечественного производства военной техники?

С 2016 года Министерство обороны отстранено от вопросов производства и закупа вооружения и военной техники, и сейчас выступает лишь получателем военной продукции.

Все остальные вопросы – переговоры с производителями, выбор поставщиков, ценовая политика, формирование гособоронзаказа переданы в уполномоченный орган в сфере оборонно-промышленного комплекса и гособоронзаказа – Министерство индустрии и инфраструктурного развития.

Естественно, мы отдаем предпочтение казахстанской продукции. Даже несмотря на вызванные пандемией экономические трудности в государстве, Министерство обороны в приоритетном порядке продолжало поддержку отечественного ОПК и не отказалось от ряда мероприятий, исполнителями которого являлись казахстанские предприятия. Хотя острой, критической необходимости в выпускаемой ими продукции на тот момент не было. Это позволило в 2020 году разместить на отечественном ОПК около 60% от общего объема гособоронзаказа, а в текущем году увеличить его до 70%.

— Периодически возникает недовольство ряда предприятий…

Дело в том, что ситуация с ограниченным финансированием на нужды обороны из-за пандемии обнажила существующие проблемы в сфере отечественной «оборонки». Это в первую очередь зависимость ряда предприятий от бюджетных средств. По сути, они сидят на «бюджетной игле». Это вызвало ряд критических выпадов отдельных руководителей предприятий в адрес Правительства с требованием увеличить объемы закупаемой у них продукции.

При этом данными руководителями случайно или сознательно не учитывается тот факт, что в случае перераспределения денег в пользу их предприятия без заказов останутся другие представители отечественной промышленности.

Полагаем, что поднять промышленность страны только за счет заказов Министерства обороны и отчасти других силовых ведомств, а также выпуска только военной продукции для внутреннего потребления в условиях Казахстана нереально. Сколько можно продать военной продукции в Казахстане? Не буду озвучивать цифры, но это весьма ограниченное количество.

Да, некоторые отечественные предприятия хотели бы, чтобы у них приобретали военной продукции больше, чем потребность армии Казахстана. Эти потребности определяются на основе расчетов и закреплены в нормах снабжения, многие из которых их которых «написаны кровью». Например, если в танковой роте положено иметь 10 танков, а в армии условно имеется 10 танковых рот, то нельзя вместо 100 танков купить 300, как того хочется танковому заводу.

Во всех странах мира вооруженные силы сами определяют свои потребности, и никто им не указывает, сколько им необходимо тех или иных видов вооружения и техники.

Это – не задача самих предприятий, их задача – исполнить заказ качественно и в срок.

К примеру, если вы приходите в магазин купить себе какой-либо товар, продавец не навязывает и не указывает, сколько вам нужно купить туфель или брюк. Задача продавца – дать вам тот товар и в таком количестве, которые вам нужны. Тяжело представить себе ситуацию, в которой продавец вам будет говорить: «Я лучше знаю, что Вам нужно. Вам нужно купить не две пары туфель, а 10, а если у меня их не купите – значит, Вы не поддерживаете отечественного производителя, я буду жаловаться на Вас в СМИ и в интернете».

Пример немного утрированный, но достаточно показательный. То есть, предприятиям следует искать другие рынки сбыта, а не уповать только на отечественный оборонный бюджет.

Другой важный момент – диверсификация оборонно-промышленного комплекса. Зарубежный опыт показывает, что для устойчивой деятельности оборонных предприятий доля гражданского производства должна составлять не менее 40 % от общего объема производимой продукции. Например, производишь истребители – производи и самолеты для гражданской сферы. То же касается и других сфер.

Например, даже в Российской Федерации с ее большими потребностями в вооружении и военной технике сейчас взят курс на повышение доли гражданской продукции в производстве оборонно-промышленных предприятий, и данный показатель к 2030 году планируется довести до 50%.

Полагаем, отечественным предприятиям необходимо учитывать данный факт и искать новые возможности на гражданском рынке.

— А какой в целом уровень развития нашей оборонной промышленности?

Надо сказать, что за годы независимости оборонная промышленность добилась определенных успехов в части производства и увеличения локализации востребованной в армии продукции.

В первую очередь – это патронное производство, кораблестроение, производство и ремонт средств противовоздушной обороны, оптико-электронных систем, бронетанковой техники.

Но на достигнутых результатах останавливаться нельзя. Технологии постоянно совершенствуются, появляются новые виды вооружения. Например, в настоящее время остро назрел вопрос освоения отечественного производства ракетного вооружения, лазерного, электромагнитного и другого оружия на новых физических принципах.

Нашим Вооруженным Силам нужна широкая номенклатура продукции, но в небольшом количестве каждого из этих наименований.

Имеется расхожее мнение, что производство всех видов военного имущества внутри государства в случае войны позволяет избежать зависимости от иностранных поставщиков. Но, по мнению профессиональных военных и политологов, в современном мире всегда имеются различные каналы поставок вооружения и военной техники, которые позволяют избежать такой зависимости. Это подтверждают все конфликты последнего времени, когда отдельные государства, потеряв возможность поставок вооружения из одной страны, сразу же наладили их поставки из других стран.

Поэтому считаем, что имеет смысл производить, прежде всего, расходные материалы, которые постоянно нужны в большом количестве, а также более технологическую продукцию, которая может успешно экспортироваться.

Кроме того, необходимо понимать, что многое зависит еще от стоимости продукции. Иногда наши предприятия открываются, вроде все это приветствуют, но их продукция по стоимости оказывается на порядок выше, чем зарубежная.

Зарубежная продукция дешевле, потому что их производство существует десятилетиями, объемы производства большие, имеются широкие рынки сбыта, за счет этого низкая себестоимость. А у наших предприятий зачастую производство небольшое, а стоимость продукции высокая. И получается, что бюджет должны переплачивать, и вместо двух единиц какой-либо техники или вооружения армия должна приобретать у отечественного производителя только одну единицу. При этом качество не лучше, а может даже и хуже, чем у зарубежного производителя.

И что характерно, всегда будут недовольные среди предприятий. Одни – по причине того, что у них не закупают их продукцию в больших объемах. Другие, видя, что у кого-то закупают продукцию, будут обвинять госорганы в лоббировании интересов отдельных производителей.

Армия не лоббирует ни чьи интересы и стремится приобретать то, что необходимо для безопасности страны, что по параметрам и качеству наиболее подходит. При примерно одинаковых показателях предпочтение будет у отечественной продукции. Но если нет… Нельзя рисковать безопасностью страны.

В этой связи импорт отдельных наукоемких и высокотехнологичных видов вооружения, например, самолетов, систем ПВО, высокоточного оружия в ближайшей перспективе сохранится. Причем данные виды вооружения вносят наибольший вклад в укрепление обороноспособности государства и их приобретение является приоритетным.

Гипотетически можно провести аналогию, когда спортсмен-велогонщик для участия в Олимпиаде просит дать ему велосипед и экипировку ведущих спортивных производителей, характеристики которых обеспечат достижение наилучших результатов. А его заставляют выступать на велосипеде отечественного производства, не отвечающем необходимым требованиям, и требуют победы. В результате спортсмен терпит поражение, а страна остается без ожидаемого результата.

Аналогичная ситуация и в армии. В бою солдату не важно, какое в его руках оружие – отечественное или импортное, самое главное — оно должно быть эффективным и надежным.

Поэтому определение облика Вооруженных Сил, количественных потребностей и тактико-технических характеристик военной техники относится к исключительной компетенции уполномоченных на то государственных органов, и вмешательство в эти вопросы некомпетентных лиц недопустимо.

Задача оборонных предприятий – выполнять гособоронзаказ качественно и в срок, при необходимости внося предложения по улучшению его реализации. А определять количество и параметры техники, которая нужна для армии – прерогатива других органов. Каждый должен заниматься своим делом.

— Насколько качественную военную продукцию выпускают отечественные предприятия?

За качеством продукции на казахстанских предприятиях следят уполномоченные на это в соответствии с законом военные представители. Для этого в системе гособоронзаказа действует институт военной приемки. Есть законодательные и нормативные акты, которые регламентируют ее деятельность. Также усилена ответственность всех лиц, участвующих в процессах производства и приемки продукции.

Иногда высказываются мнения о нецелесообразности проверки качества и ценообразования военными представителями. Мол, проверке подвергается только продукция отечественных производителей, чем ставит их в неравные условия с зарубежными предприятиями.

Да, иностранная продукция на стадии производства не проверяется нашими военными представителями, но на зарубежных заводах ее осуществляют их военные представительства и инспекции, которые там на местах контролируют качество продукции.

При этом, если такая же продукция производится в Казахстане, то она имеет преимущество перед зарубежной. Если нет, то продукция иностранных производителей участвует в конкурсах, то есть реализуется законная процедура отбора продукции по стоимости.

Контроль военными представителями процесса производства продукции от поступления комплектующих и материалов до изготовления конечной продукции широко используется во всех странах, где имеется собственная оборонная промышленность.

При этом наличие на производстве военных представителей выгодно в первую очередь самим предприятиям. Особенно там, где производится технологически сложная продукция. Это позволяет выявить дефекты на ранней стадии и устранить их, а не направлять затем специалистов изготовителя в различные регионы или возвращать уже произведенную продукцию обратно на предприятие, что разорительно для самого предприятия.

На сегодняшний день мы имеем положительную динамику в данном вопросе и выражаем уверенность, что количество нареканий войск по качеству получаемой продукции в будущем будут только снижаться.

В заключении хотелось бы отметить, что Министерство обороны всегда готово к нормальному, конструктивному диалогу с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Армия всегда принимает активное участие в развитии отечественного ОПК как одного из важных компонентов экономики страны.

С большинством предприятий ОПК выстроено конструктивное взаимовыгодное взаимодействие. Но понравиться всем невозможно, законы рынка жесткие и поэтому всегда будут недовольные. Но задача у нас одна — обеспечить обороноспособность и боеготовность армии в интересах народа Казахстана, а также соблюсти экономические интересы государства.

Читайте также: