Полуостров Камрань. Год 1986-й — «Кызылординские Вести»

Полуостров Камрань. Год 1986-й

28.12.2021

1001 0

1986-й год. В стране набирала обороты перестройка. Советское руководство все еще держало невидимые нити управления историческими процессами в странах соцлагеря. Одним из стратегических объектов в Тихоокеанской зоне для СССР был полуостров Камрань на территории Социалистической Республики Вьетнам.

Камрань еще называли главными воротами в Тихоокеанскую зону. И не случайно, после победы вьетнамского народа в продолжительной войне против США, Советский Союз стал наращивать здесь свое военное присутствие. А время то не было безоблачным. Кроме угрозы, как тогда говорили, мирового империализма, Вьетнаму серьезно противодействовали полпотовцы из Кампучии, которые осуществляли диверсионные и шпионские акции, не спадала опасность масштабного военного конфликта с Китаем. Кроме того, советские военные и гражданские специалисты устраняли в регионе последствия войны: обезвреживали минные поля, строили и восстанавливали социальные и промышленные объекты. Среди них был и наш земляк Берик Коянбаев

После окончания средней школы № 46 имени А.С.Пушкина в поселке Шиели, а было это в 1983 году, Берик приехал в Кызылорду поступать в местный политехникум. Успешно сдав вступительные экзамены, он становится студентом 1 курса отделения промышленного и гражданского строительства.

В 1984 году после окончания второго курса его призвали в армию. В аэропорту его провожала только сестра Рыскуль, которая училась здесь же, в пединституте, и вскоре ЯК-40 унес его в Алматы. Здесь призывников пересадили на «ИЛ», доставивший их в Уссурийск.

Двухмесячные курсы молодого бойца наш земляк прошел успешно, и его отправили служить во Владивосток, в роту морской пехоты. Надо сказать, что в этот город были направлены служить 37 кызылординцев, правда, здесь их «раскидали» по разным воинским частям. Вместе с Бериком оказались двое земляков – Кайрат Дуйсенов и Бостан Куланбаев. Берика же, после года службы во Владивостоке, судьба закинет во Вьетнам, на полуостров Камрань.

Примерно за один месяц до отправки команде было объявлено, что ее отправляют в одну из стран Тихоокеанской зоны для выполнения интернационального долга. Немного позже стали «натаскивать» по поводу национальных и культурных особенностей вьетнамцев, природы и климата этой страны. Как вспоминает Берик, в «памятке интернационалиста» говорилось о том, что нельзя обижать местное население, следует бережно относиться к окружающей среде, не фотографироваться у военных объектов, и о многом другом.

Из всей роты для поездки во Вьетнам отобрали лишь четырех человек, в том числе и Берика. Б.Коянбаев отличался высоким ростом, отличной физической подготовкой, прекрасно владел русским языком, что, наверное, и сыграло свою роль при выборе.

1 ноября 1986 года большой противолодочный корабль Тихоокеанского флота «Таллин», который морские пехотинцы шутливо именовали «банно-прачечным комбинатом», взял курс на Вьетнам. Путь до Камрани длился неделю. На корабле распорядок дня был таким же, как и на земле: подъем, зарядка, завтрак, занятия и прочие обязательные атрибуты армейской жизни.

В Камрани подразделение Б.Коянбаева определили в роту отдельной охраны в/ч 355. Здесь его назначили командиром отделения минометной батареи. Войсковая часть была расположена в густых зарослях субтропических лесов, в джунглях. Кроме охраны объектов, в обязанности наших военнослужащих входило и обезвреживание минных полей в густых зарослях субтропического леса. Американцы, покидая эту страну, «нашпиговали» вьетнамскую землю так называемыми «шариковыми» минами серого цвета объемом с большой мужской кулак. Определить их местонахождение было сложно. За год подорвались на подобных минах и погибли двое сослуживцев Берика. К счастью, его и других казахстанцев такая участь миновала.

Ближайшим населенным пунктом от воинской части был поселок Ниганг, расположенный в 12 километрах. Вьетнамцы, по словам нашего земляка, люди добродушные и приветливые, небольшого роста и комплекции. Изредка встречались и «геркулесы». Встречались также метисы, у которых отцы – американцы, а матери – вьетнамки. Это, так сказать, побочный эффект американской агрессии.

Вьетнамцы, по словам Б. Коянбаева, люди очень патриотичные и бесстрашные. Он вспоминает: хотя советские солдаты представляли дружественную Вьетнаму страну, но присутствие иностранных военных на своей земле местные жители воспринимали все же болезненно. Порой доходило до жестоких выходок. Так, по его сослуживцу из Украины, когда тот нес охрану объекта, пьяный вьетнамец прицельно выстрелил, и только по счастливой случайности солдат остался жив. Однако от случившегося шока он потерял дар речи и был комиссован.

И еще Вьетнам – это буйство зелени, пальмы, кокосы… Безработные вьетнамцы очень часто забирались на высокие кокосовые деревья и собирали для солдат плоды, предлагая в обмен на пачку сигарет…

Задачей батареи, где служили кызылординцы, была охрана строящихся на полуострове объектов. На вопрос о том, какие же это были объекты, Берик пояснил, что об этом им ничего не говорили, однако затем вспомнил, что это были огромные строительные модули, какие-то подземные сооружения, здания. На всех объектах работали советские строители, были среди них и казахстанцы. Берик познакомился здесь с Бейбитом из Жамбыла и Нурланом из Кокшетау, которые трудились по контракту. О своей зарплате эти парни конкретно не говорили, но все же удалось выяснить, что на заработанные за два года деньги им удастся на родине купить автомашину, построить дом, стать обеспеченными людьми.

Что касается зарплаты солдат-срочников, которые выполняли здесь свой воинский долг, то она была, можно сказать, символической и выдавалась вьетнамской валютой – донгами. Командир отделения, например, получал 50 донгов, на которые можно было купить два-три килограмма конфет и пару бутылок кефира.

Отчетливы у Берика воспоминания о погоде, флоре и фауне Вьетнама. 40-градусная жара в январе при огромной влажности воздуха действует изнуряюще, и на первых порах к ней было трудно привыкнуть, хотелось постоянно пить. Но примерно через месяц Берик уже освоился, может быть, потому, что был закален кызылординской жарой. Животный мир Вьетнама ассоциируется у Берика с обезьянами, дикобразами, змеями, морскими черепахами и прочей живностью.

Осенью 1986 года вышел приказ министра обороны об увольнении в запас, однако противолодочный корабль «Комсомолец», на котором «дембеля» должны были покинуть Вьетнам, пришлось ждать аж до декабря. А затем еще 10 дней идти морем во Владивосток. На пути домой были Новосибирск, Алматы. И наконец – Шиели. Морской пехотинец явился в отчий дом под самый Новый год.

Во время службы казахстанцы держались друг за друга, помогая в трудную минуту. Б.Коянбаев с теплотой вспоминает своих земляков, с которыми довелось вместе исполнять воинский долг – кызылординцев Саида Аташева и Сергея Травина, актюбинца Максата Дузбаева, карагандинца Ербола Амантаева. Хотя много воды утекло с тех пор, но и сейчас армейские друзья поддерживают связь друг с другом и при встрече вспоминают те незабываемые дни на полуострове Камрань.

Сейчас мужчина работает слесарем-ремонтником на участке геотехнологического поля рудника «Карамурун» ТОО «РУ-6». Б.Коянбаева отличают преданность своему делу, хорошая профессиональная и физическая подготовка. Он один из основных игроков волейбольной команды отраслевого профсоюза работников атомной промышленности, которая успешно выступает в районных и областных турнирах среди ветеранов. Вместе со своей cyпругой Калипой, уроженкой Жанакорганского района, они воспитали четырех детей.

Много лет Берик, как говорится, держал рот на замке, поскольку в свое время давал подписку о неразглашении государственной тайны. Но настали другие времена. Нет той страны, во имя которой Берик был направлен на Камрань. От военной базы на полуострове отказалась и Россия. О своей службе во Вьетнаме, Б. Коянбаев ничуть не жалеет. Он испытывает удовлетворение от того, что довелось испытать себя в трудных условиях и познать чувство настоящей мужской дружбы.

Максут ИБРАШЕВ

Читайте также: