Воспоминания о будущем или почему госграница в нашей области тридцать лет на замке — «Кызылординские Вести»

Воспоминания о будущем или почему госграница в нашей области тридцать лет на замке

24.06.2021

434 0

Казахстан большой. Только по суше наша граница растянулась на 13402 километра. А есть еще 1730 километров по воде. Каждой области страны, кроме центральной, Карагандинской, достался свой кусочек границы. Хотя такое географическое положение дает последней другие преимущества. Она имеет прямые авто- и железнодорожные выходы на всех наших соседей: Россию, Китай, Киргизстан, Узбекистан. Только в Туркмению из Караганды можно попасть окольными путями, но ехать туда из Казахстана пока мало кто стремится.

Каждый регион Казахстана на государственной границе имеет автомобильные или железнодорожные переходы, некоторым повезло больше – у них есть и рельсовый, и асфальтовые переходы. У полных счастливчиков – автопереходов несколько. Как, например, у соседней Туркестанской области.

Если википедия не врет, то там два железнодорожных перехода и девять автомобильных. Это отличный показатель приграничной активности. Может, даже лучший по стране. Рад за соседей, потому что активная государственная граница – это рабочие места, развитие торговли по обе стороны шлагбаума.

Радость большая, но она несколько омрачена завистью и непониманием. Почему у родной Кызылординской области длина границы с Узбекистаном не меньше, чем у Туркестанской, но переходов у нас ноль. Ни автомобильных, ни железнодорожных, ни воздушных, даже чабанские тропы песком занесло. Как так получилось, что мы – единственная в стране область, у которой граница есть, а переходов через нее нет?

Граница Казахстана с Узбекистаном тянется на 2351 километр, почти треть ее проходит по Кызылординской области. Там, за барханами Кызылкумов, лежат братский Каракалпакстан и не менее братская Навоийская область. Слово «братский» употребил не для пафоса. А как, скажите, назвать Каракалпакстан, где по данным комитета по национальным отношениям при Кабмине Узбекистана на 2017 год проживало 292395 казахов. Это, дорогие кызылординцы, больше, чем у нас во всех четырех районах, граничащих с Каракалпакстаном.

Хотя в этом нет ничего удивительного, так как Каракалпакстан с 1925 по 1930 годы был в составе Казахстана. Да и потом еще шесть лет был автономией РСФСР, пока не причалил к Узбекистану. В эту автономию сбегали тысячи кызылординских казахов от репрессий, голода. Там у нас родни, как песка в Кызылкумах. И ни одной тропки к ним. Как так?

Конечно, можно добраться из Кызылорды до Ташкента (по прямой 500 км.), а там до Нукуса рукой подать – по прямой 810 километров. По прямой – это, значит, на самолете, а у нас в Ташкент авиарейса нет. Значит, ехать по асфальту полторы тысячи километров, хотя от Кызылорды туда по прямой 542 километра.

Есть еще один вариант: добраться до Саксаульска, оттуда до Бейнеу в Мангистауской области, там сесть на узбекский поезд и доехать до Нукуса.

Однако там билетов, скорее всего, на узбекский поезд из России не будет.

 Как же мы раньше дружили с Каракалпакстаном? Ну, во-первых, по морю, пока не высох Арал. В 1976 году, в свою первую командировку в Аральск, видел в порту, как грузились суда, уходящие в порт Муйнак. Железная дорога в Узбекистане вдоль Амударьи была построена чуть ли не сто лет спустя после того, как заработала магистраль вдоль Сырдарьи. Так что громадный поток грузов шел в Узбекистан и Туркмению из Аральского порта. По морю, а далее по Амударье, которая была судоходной, до Афганистана. Так что дружили мы с соседями по морю и моряками, и рыбаками. А уж наши и их чабаны вообще никаких границ не ведали. Не раз доводилось бывать у чабанов совхозов Жанакалинский и Кувандарьинский Кармакчинского района, которые пасли баранов на территории братской автономной республики.

Был у нас в те времена и вполне цивильный способ общения с соседями: самолет летал по маршруту Кызылорда – Нукус.

У журналистов нашей газеты, тогда она называлась «Путь Ленина», была своя дружба с коллегами республиканской газеты на русском языке «Советская Каракалпакия», выходившей в Нукусе. Мы публиковали в нашей газете материалы о каракалпакских рисоводах, они – про наших. Так что Ибрая Жахаева в тех краях знали хорошо.

Наши журналистские контакты поддержал обком партии. И придал этому делу серьезный масштаб. На праздник урожая к нам приехали рисоводы, артисты, ученые, художники из Каракалпакии. Потом мы к ним поехали. Так мы доросли до проведения в нашей области Дней Каракалпакии и Дней Кызылординской области у них. Когда эти контакты, встречи, дни культуры закончились, не вспомню, но окончательную точку в самодеятельных отношениях нашей области и автономной республики Каракалпакстан поставила демаркация границ. И отсутствие в нашей области пограничных переходов. Теперь из Кызылорды в Нукус самолетом можно попасть через Москву. У них есть рейс в столицу России, и у нас. Если в Москве самолеты из Нукуса и Кызылорды прилетают в один аэропорт и в один и тот же день недели, то можно за сутки и очень большие деньги слетать на пятьсот километров.

То, что граница глухая, то есть без переходов между нашей областью и Узбекистаном, прежде всего, объясняется тем, что эта граница проходит по очень большой пустыне Кызылкумы. И у соседей, и у нас на 100-150 километров от нее почти нет населенных пунктов и дорог. Пограничные переходы государства открывают там, где есть движение людей и грузов, и, конечно, есть дороги. У нас нет ничего из перечисленного, и потому логично, что нет перехода. Логично, но неправильно. Потому что люди и товары обязательно появятся, если будет дорога. Построить ее здесь планировали еще в семидесятых годах прошлого века при Советском Союзе. Трасса должна была соединить Бухару с Новосибирском. Большая часть этой стратегической трассы в том или ином качестве была построена. Забытым остался лишь отрезок Кызылорда – Бухара. На этот участок даже проектно-сметную документацию не разработали. Он так и остался линией на карте. Однако окончательно идея не умерла.

В Узбекистане в Навоийской области хорошая асфальтированная трасса от Бухары добралась до города Учкудук. Это двести километров до границы с нами. От Учкудука есть асфальтированная дорога до поселка Кокаяз. Это уже 16 километров до границы.

Так что наши соседи, а в будущем, надеюсь, наши экономические партнеры, свою часть строительства международного автокоридора почти выполнили. Поэтому, как только стало известно, что Казахстан принял решение начать в этом году реконструкцию дороги Кызылорда – Жезказган, Узбекистан тут же предложил создать транспортный коридор Учкудук – Кызылорда. Кстати, когда в 2003 году мы первый раз реально приступили к реконструкции дороги Кызылорда – Жезказган (правда, потом бросили, не доделав), Узбекистан сразу же предложил соединить дорогой Учкудук и Кызылорду.

Теперь у нас опять появился шанс на прямую связь с Узбекистаном. Предложение от соседей в этот раз прокомментировали в Министерстве индустрии и инфраструктурного развития. Там даже посчитали объем инвестиций на этот проект – 83 миллиарда тенге. На трассу Самара – Шымкент дорога из Узбекистана предположительно должна выйти через аул Аккыр Жалагашского района. Таким образом, 53 километра строить с нуля не придется, а только реконструировать. Ну, а с нуля надо строить 130 километров. А когда – это пока вопрос, и обсудить его в МИИР намерены после окончания проекта реконструкции дороги Кызылорда – Жезказган. Это наш шанс. У нас есть время начать борьбу за наше окно пусть не в Европу, но зато в родной, богатый, дружественный Узбекистан. Если кызылординцы дружно возьмутся за лоббирование (в нашем случае, это означает пробивать лбом стену) этого проекта, то у нас получится. Та же дорога на Жезказган. Думаете, за этот проект боролся весь Казахстан? Нет. Только мы. Один раз победили, но нас обломили прямо на реализации проекта. И что мы, успокоились? Какой там. Пятнадцать лет на всех уровнях мы всем напоминали про нашу дорогу, просили, требовали, убеждали, авторитетных земляков в столице привлекли и все-таки добились своего.

А вспомните перемену часовых поясов. Нас двадцать лет не могли угомонить, пока не вернули нам родное время, к которому мы привыкли. Есть еще примеры. Нам, кызылординцам, главное – объединиться и осознать то самое, что нас в конкретном случае объединяет. Мы себя должны убедить, что дорога эта нам необходима. Что она нам дает?

На мой взгляд, хоть автор и не казах, но шестьдесят лет общения с казахами научили меня мыслить по-казахски. Важно, что мы, а через нашу область и другие регионы Казахстана, начнем активнее общаться с казахской диаспорой в Каракалпакстане, в Бухарской, Самаркандской и Навоийской областях. Там не только наши соплеменники, там и наших святых общеказахских мест немало.

Другой момент: наша общая боль, трагедия – гибель Арала. В этой беде мы оказались фактически порознь. Это, как в семье, когда умер отец, а каждый из детей собирается хоронить его по-своему. Так не должно быть. Мы спасали свой Малый Арал и мало знали и знаем, что делали соседи для того, чтобы не умерло Приаралье в их краях. А ведь они тоже не только плакали по Аралу, они спасали дельту Амударьи. И во многом спасли. Им это тоже не просто далось – сотни километров дамб, каналов, плотины. Да, море ушло, но дельта реки осталась. Как прочитал на портале «Правда Востока», там «работает» полмиллиона орошаемых гектаров.

Если мы начнем больше общаться, возникнут экономические связи, человеческие, и мы увидим, что у нас есть опыт, которым мы можем делиться и перенимать.

Когда готовил эти материалы, основательно побродил по сайтам Узбекистана. В частности, прочитал постановление президента Узбекистана «О мерах по комплексному социально-экономическому развитию Республики Каракалпакстан на 2020-2023 годы». Принято оно в ноябре прошлого года. Меня удивило, насколько схожи задачи, которые предстоит решать в это время соседям и нам.

У них, кстати, тоже в планах масштабные промышленные проекты. В 2024 году планируется ввод в эксплуатацию горно-металлургического комплекса на базе Тебинбулакского месторождения (очень близко к нашей границе в Аральском районе). Предприятие будет выпускать 800 тысяч тонн стальной арматуры и 200 тысяч тонн уголка. А еще в Каракалпакстане действует крупный газохимический комплекс, построенный совместно с Южной Кореей. Выпускает полиэтилен и пропилен. Треть идет на экспорт, но к нам возить очень далеко. Нам из Татарстана полиэтилен для производства труб логистически на сегодня ближе.

Отдельный интерес для нас может представлять сотрудничество в специальной экономической зоне в городе Навои. У них это дело пошло, дает результаты. Специалисты утверждают, что в той зоне в ближайшее время заработает десяток-другой предприятий, которые будут выдавать суперсовременную продукцию. Мы могли поучаствовать в некоторых проектах в этой зоне. То, как сейчас развивается Узбекистан, говорит о том, что скоро совместные предприятия с тамошними компаниями будут крутым вариантом.

Понятно, что эти заметки журналиста не претендуют на экспертный анализ состояния и возможного развития регионально-экономического сотрудничества двух стран на Кызылординском участке. Но сделать такое исследование было бы не лишним. Пусть в начале хотя бы на студенческо-аспирантском уровне местных университетов. Наша СПК «Байконур», имеющая успешный опыт проведения инвестиционных форумов с международным участием, могла бы провести региональную встречу предпринимателей, потенциально готовых к приграничному сотрудничеству. Ну, а если бы на уровне руководителя нашей области и глав автономной республики Каракалпакстан и Навоийской области состоялись встречи, то уже на стадии их подготовки начался бы прогресс в наших отношениях. Контакты мэров Кызылорды и Навои могли бы дать много полезного для наших городов. Общих тем полно у нашего Шиели и узбекского Учкудука. Это центры урановой добычи в наших странах.

По программе «Рухани жаңғыру» можно организовать экспедиции – экскурсии по святым казахским местам. Например, в Навоийской области в ауле Нурата мавзолей нашего Айтеке би. Подобных маршрутов можно предложить десятки.

Стоит только собраться специалистам разных отраслей и начать обсуждать тему этого возможного регионального международного сотрудничества, как появятся десятки, если не сотни предложений, которые были бы интересны нам и соседям. Но это все при условии, если мы получим погранпереход на территории области, а не будем ездить друг к другу вдоль забора по тысячи километров туда-сюда.

И еще. Дорога в Кызылкумах – это путь к ее подземным богатствам. Вы гляньте на карту нашей области. Чуть ли не половину ее занимает эта пустыня, а что в ее недрах мы почти не знаем. Из геологов здесь работали только гидрогеологи. Они открыли Кызылкумскую термоаномалию подземных вод. Естественные ее запасы составляют 56 миллиардов кубометров. Мои дорогие земляки, у нас под ногами десять Шардаринских водохранилищ, заполненных по критическую отметку. И это горячая вода, по теплу это два миллиарда гигакалорий или 150 миллионов тонн условного топлива. Мы могли бы создать на этих водах тепличный комбинат по площади в несколько раз больше, чем все теплицы Казахстана вместе взятые. И это на дармовом тепле и воде не из Сырдарьи.

Есть в Кызылкумах и другие подземные богатства, к ним мы еще даже не подступились. Дорога, строительства которой мы добьемся, ускорит освоение богатств Кызылкумов.

Эти заметки старого журналиста похожи на воспоминания о будущем. В одной публикации смешались десятки тем. От того каждая из них выстроена лишь пунктирно, но главное для меня – привлечь внимание земляков, убедить их в том, что нам надо побороться за дорогу на Учкудук, за международное региональное сотрудничество, за освоение наших Кызылкумов. Надо нам сделать так, чтобы промышленно-строительные мощности на реконструкции дороги Кызылорда – Жезказган сразу заработали на дороге Кызылорда – Учкудук.

Игорь ТИТЕНОК

Читайте также: