Право на память — «Кызылординские Вести»

Право на память

28.05.2022

396 0

В Казахстане 31 мая отмечают День памяти жертв политических репрессий и голода. Эта скорбная дата появилась в нашей стране в 1997 году. Реабилитировать и восстанавливать права незаконно репрессированных граждан в Казахстане стали после обретения независимости. Так, 14 апреля 1993 года был принят Закон «О реабилитации жертв массовых политических репрессий».

В СССР репрессии начались в 1928 году. Согласно официальным данным, в Казахстане было репрессировано более 103 тысяч человек. Более 25 тысяч – были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Среди них были ученые, деятели культуры и политики, врачи и другие. Массовые репрессии не обошли стороной казахов. В Казахстане первыми были арестованы деятели «Алаша». Их обвиняли в «национализме». В итоге были арестованы и расстреляны цвет нации Алихан Бокейханов, Жакып Акбаев, Алимхан Ермеков, Санжар Асфендияров, Ахмет Байтурсынов, Бейимбет Майлин, Магжан Жумабаев, Абдулла Розыбакиев, Турар Рыскулов, Мухамеджан Тынышбаев, Илияс Жансугуров и многие другие. В годы репрессий в Казахстан стали выселять целые народы, считавшиеся неугодными Советской власти. К нам насильственно были депортированы сотни тысяч немцев, поляков, корейцев, представителей народов Северного Кавказа, крымские татары, турки-месхетинцы, греки, калмыки и представители других народов. Это более 1,5 миллиона человек. За короткое время казахские степи превратились в лагерь – были созданы АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины), Карлаг (Карагандинский исправительно-трудовой лагерь в системе ГУЛАГ НКВД СССР), Степлаг (лагерь для политических заключенных). В них были заключены не только сами репрессированные, но и их близкие.

Тысячи людей пострадали от тоталитарного режима и в нашей области. Среди них представители творческой интеллигенции, политические деятели, простые рабочие. Сведения о многих репрессированных собраны в двухтомнике «Аза». Эта книга памяти – труд большого коллектива. Вот что пишет в предисловии к книге ее главный редактор Хамит Ембергенов: «…Многие люди в этот период пострадали, погибли по известной в то время статье 58 Уголовного кодекса РСФСР. В первый том вошли имена почти двух тысяч наших земляков, 437 из которых были расстреляны». К примеру, в июле 1937 года в Казалинском районе были арестованы 13 сельчан из колхозов Кентуп и Бирлик Майлыбасского аульного совета. Им было предъявлено обвинение в пропаганде среди населения антигосударственной и антипартийной политики. В октябре 1937 года их расстреляли, в числе погибших были и председатели двух колхозов Жубаткан Амансариев и Амире Орынбаев. Репрессиям и гонениям подверглись многочисленные представители духовенства. Только с 8 июня по 27 июля сотрудники Кзыл-Ординского районного НКВД арестовали 10 священнослужителей. Потомки имамов до сих пор в неведении, где захоронены их родные. В низовья Сырдарьи в 1937 году были депортированы корейцы. И здесь несчастных не оставили в покое. Как «шпионов иностранной разведки» их расстреливали группами. В Сырдарьинском районе погибло 11 корейцев, в Кармакшинском районе – 27, в Кзыл-Орде из 49 приговоренных к смерти расстреляно 39. Постановлением комиссии НКВД и прокуратуры СССР от 5 сентября 1938 года к высшей мере наказания были приговорены десять работавших в Кзыл-Орде корейцев, среди которых Филипп Иванович Когай, Хе Ен-Бин, Ким Хен-Гук, Ли Шен-Ха и другие. Приговор был приведен в тот же день. Позднее все были реабилитированы посмертно…

Помнят потомки

В ауле III Интернационал Кармакшинского района до сих пор живут потомки тех, кого насильно высылали из своих земель в то страшное время. Здесь нашли приют, Родину и посвятили свою жизнь этой земле сотни турков-месхетинцев и корейцев. В этот аул в 1937-1939 годы перевезли жителей нескольких корейских колхозов. В 1985 году в память о том времени и об истории аула жители создали здесь музей. Он располагается в доме, где жил легендарный Герой Социалистического Труда Цай Ден Хак, который руководил этим аулом 47 лет. В нем собраны свидетельства трудовых подвигов сельчан, широко представлены фронтовики села, в первозданном виде остался кабинет Цай Ден Хака, размещены документы, рассказывающие о жизни села и страны в годы независимости республики.

– Наш музей – это наша история, – говорит член партии «Amanat», депутат областного маслихата Дильфура Байрактарова. – Нужно, чтобы о тех днях помнили наши дети. Трагедия, которую пережили наши родители, бабушки и дедушки, никогда не должна повториться. Сюда приходят ученики, приезжают делегации из нашей области и других регионов республики. Музей посещают и те, кто когда–то жил в нашем ауле. Они видят фото своих предков, их награды выставлены для обозрения на стендах. Посещают музей и делегации из Кореи, последний раз в 2017 году сюда приезжал генеральный консул Республики Корея Чжон Сын Мин.

Как рассказывает Д. Байрактарова, в нашу область в середине 1930-х годов прибыл 21 эшелон с корейцами из Дальнего Востока. Семь эшелонов приехали в Кармакшинский район. Благодаря поддержке местного населения трудолюбивый народ быстро освоился и стал строить здесь новую жизнь.

Вот что писал об истории колхоза ветеран труда Кан Чер Тюн. «Позади 1938-1939 годы… За этот срок люди построили прямые улицы с двухквартирными жилыми домами, магазины, и самое главное, закончили строительство и сдали в эксплуатацию среднюю школу. Уже к осени начались занятия в новой школе. Во всех колхозах не останавливается строительство… В магазинах постоянно продавались сушеные овощи и лучше стало медицинское обслуживание, население почувствовало улучшение. Итак, прошли трудные 1938-1939 годы. А потом была война 1941-1945 годов с немецким фашизмом. Колхозники, как весь советский народ, работали под лозунгом «Все для фронта». В сентябре 1950 года в стране началось укрупнение маломощных и мелких совхозов и колхозов. После уборки урожая риса колхозники Утренней зари, Червонной земли, ІІІ Интернационала объединились в один колхоз под нынешним названием (III Интернационал – примечание автора). Общее собрание трех колхозов единодушно избрало председателем колхоза опытного организатора колхозного производства товарища Цай Ден Хака».

Обрели дом на казахской земле

В музее есть зал, посвященный депортации турков-месхетинцев в аул в 1944 году. Здесь фотографии, документы того периода. По словам Д.Байрактаровой, осенью 1944 года с территории Грузинской ССР около 120 тысяч турок были насильно переселены в Казахстан, Киргизию и Узбекистан. В колхозе их временно поселили в школе. Трудолюбивые люди стали вместе с другими колхозниками выращивать рис, овощи, бахчевые, кормовые культуры, заниматься животноводством. Сейчас в ауле проживают 2500 жителей, половина из которых турки. У них есть свой ансамбль, турецкая диаспора аула – костяк областного национального культурного центра, который возглавляет преподаватель кафедры восточных языков КГУ имени Коркыта ата Гульчин Гейдарова. Почти все жители свободно владеют казахским, русским, турецким языками.

Старейшина аула Мурадин Мардиев живет здесь почти 80 лет. В аул он попал, когда ему было 6 лет.

– Мы жили в Грузии, и однажды нас, жителей поселка, военные стали выгонять из своих домов, – говорит аксакал. – Они ворвались в наши дома, всех отвезли на вокзал и погрузили в вагоны. Мой народ испытал много лишений, потерял в ходе этой депортации своих сыновей и дочерей, но не утратил веру во Всевышнего, в жизнь и милосердие. Эта вера помогала нам выжить, забыть о старых обидах и начать жизнь с чистого листа.

Аксакал говорит, что жизнь переселенцев налаживалась долго. Привыкшие к мягкому климату, они страдали от холода. Но тогда он был ребенком, поэтому многое не понимал. Так и остался на всю жизнь здесь. Работал в колхозе, был передовиком хозяйства. На казахской земле создал семью, вырастил с ныне покойной супругой Наргёзаль Раджабовой восьмерых детей. У аксакала – 20 внуков и 25 правнуков.

 В семьях аулчан Искендировых и Мададовых хранят вечную память о своем отце, деде и правнуке.

– Мой отец Джалил Мададов родился в 1921 году в Адыченском районе Грузинской ССР, – рассказывает Фатима Мададова. – Он воевал на фронтах Великой Отечественной войны, был награжден орденами, медалями, но, несмотря на это, его семья была выслана в Казахстан.

Отец Фатимы был единственным сыном в семье. У него было шесть сестер. Его родители были простыми крестьянами в грузинской деревне. В этих местах столетиями проживали турки-месхетинцы. Этот народ издревле занимался садоводством, растениеводством, держал скот. В ноябре 1941 года его призвали в ряды Красной Армии. Он был младшим сержантом, служил в танковых войсках. В 1945 году его отправили на Дальний Восток, и там он прослужил до 1947 года. Оттуда вернулся в родное село в Грузию.

– Там его семьи уже не было, – продолжает Фатима апа. – Через военный комиссариат он узнал, что его родственников отправили в Казахстан. В ноябре 1947 года он приехал в этот аул и остался здесь жить. Две его сестры в то время не попали в наш аул, оказывается, их депортировали в Узбекистан – в Самарканд и Андижан. Он нашел их только в 1953 году.

 В 1948 году Д.Мададов женился, здесь родились его пять дочерей. Он работал экскаваторщиком и мотористом. Сейчас в этом ауле живут все его дети, растут внуки и правнуки. Память об этом человеке увековечена в местном музее, где есть его фото, ордена и боевые награды.

Турки-месхетинцы, проживающие в нашей области, трудятся во многих сферах и вносят свой вклад в развитие региона. Они, как и все граждане нашей страны, имеют возможность работать и пользоваться всеми правами, предоставленными нашей Конституцией. Имеют они право и на то, чтобы хранить в памяти рассказы своих предков о том, что когда-то случилось с их народом, и надеяться, что подобное больше никогда не повторится.

Мира ЖАКИБАЕВА

Читайте также: