Операция «НАБАТ» — «Кызылординские Вести»

Операция «НАБАТ»

30.06.2022

426 0

Амирбек Шаймагамбетов — полковник полиции в запасе, Почетный сотрудник МВД РК, Почетный ветеран органов внутренних дел РК, член областного общественного Совета Кызылординской области, Почетный гражданин Жалагашского района. Обладатель второго места республиканского конкурса произведений детективного жанра имени Кемела Токаева, организованного ТОО «Заң» медиа-корпорациясы» и Туркестанским областным судом. Совместно с писателем Нурлыбеком Сафиным в честь 30-летия Независимости Республики Казахстан выпустил документальную книгу «Тәуелсіздік қырандары», повествующую о буднях кызылординской полиции. Публикуем один из рассказов.

Слегка зажмурившись, он спрыгнул с вагона только что скрепя и визжа тронувшегося поезда. Оглядываться назад нет ни возможности, ни желания. С тяжким вздохом упал на землю, пару раз перевернулся, быстро пополз к каменистому краю насыпи и ловко скатился вниз. Поезд, все больше набирая скорость, стал удаляться по стальной дороге. Хорошо, что он не оказался пассажирским! Вроде пронесло!

Прерывисто и тяжело дыша, Глухов нервно огляделся по сторонам. Те пятеро тоже успели спрыгнуть, каждый из них черным комом скатился с вагонов и залег на землю.

– Пошли! Надо скорее исчезнуть отсюда! – сказал Глухов приказным тоном. Сам же, поднимаясь, пошарил снаружи карман своей черной фуфайки. Пистолет, который он забрал у солдата-конвоира, предварительно ударив его по голове, был не из легких. Все побежали, с каждой секундой удаляясь прочь от железной дороги.

Только-только начало светать, на востоке едва заметно заблестела заря. Судя по всему, вокруг стелилась бескрайняя солончаковая степь. Сквозь предрассветную тьму с трудом можно было заметить силуэты редких кустов саксаула. Некуда пристроиться и негде перевести дух. Однако медлить нельзя, надо скорее покинуть это Богом забытое место. Все шестеро понимали это и без лишних объяснений.

– Надо поймать тачку. Добраться бы до города, – тяжело прошипел Глухов, направившись к автотрассе, проходившей вдоль железнодорожных рельсов. – А потом каждый пойдет своей дорогой. Всем ясно?!

– Нечего всем вместе высовываться. Увидев всю кодлу, никто не тормознет, – тяжело вздыхая, проговорил Усов.

Но как только добрались до трассы, раздался жалобный вой.

– Ох! Я сейчас умру! Хана мне! Сил больше нет, – болезненно завопил единственный в этой шестерке старик Федор и бессильно сел на землю.

– Эй, старик, ты чего!? Ну-ка встал быстро! – тут же возле старика оказался грозный Глухов. – Встать, я сказал! Не то, застрелю, как собаку!

– Стреляй, если хочешь! – безучастным голосом ответил вконец изможденный старик. – Ну! Чего ждешь?! Стреляй! Все равно я уже труп!

– Женя, оставь его. Дался он тебе? – раздался уверенный голос Сергея Усова. Остальные молча ждали, чем все это закончится. Ни Глухов, ни Усов толком не знали, кто они. Пристроились к ним по пути. А этот старик был известным зэком, который почти всю свою жизнь провел за решеткой. Это у него уже была пятая ходка. «Впаяли все пятнадцать», – говорил он своим спутникам.

Федор с трудом встал с места, шаркая слабыми ногами, приблизился к Глухову и сквозь зубы процедил:

– Женя, иди своей дорогой! А я останусь здесь. Может, одному мне будет сподручней вольным воздухом подышать.

– Ты, старый хрыч, не вздумай даже предать нас! Иначе я тебя и из-под земли достану, – хищнический оскал Глухова красноречиво давал понять, что с ним шутки плохи. Он направил дуло пистолета прямо в грудь старика.

– Об этом можешь не париться. Я тебя не знаю, ты меня – тоже, – довольно скривил рот Федор Васильев и, прищурившись, бросил взгляд по сторонам.

Поняв, что от этого старого авторитетного зэка уже не будет никакого толку, Глухов разочарованно развернулся и, взмахом руки дав знак остальным попутчикам, шагнул к трассе.

***

Сейдехан, водитель пассажирского автобуса, выехавшего недавно из Кызылорды в Сарыагаш, что-то весело напевал себе под нос. А как же не радоваться, если после того, как он сел за руль этого «Икаруса», его дела пошли в гору. С каждым рейсом благосостояние Сейдехана значительно росло. Голосующих на трассе пассажиров всегда предостаточно, хоть набивай ими салон автобуса, как бочку селедкой. Да и билета никто из них не требует, так что вся выручка оседает в широких карманах довольного водителя. Уверен, что и на этот раз все будет «в ажуре». Еще не все места были заняты. «Не плохо бы еще пассажиров набрать», – подумал Сейдехан, с некоторой тоской глядя на пустые места в салоне.

Автобус проехал аул «1 мая», следующий на очереди – аул Тартугай. Вдруг невдалеке вдоль трассы показались двое голосующих людей. Как только автобус с шумом остановился возле них, они спешно полезли внутрь. «Впереди еще трое наших товарищей. Надо бы взять и их», – тихо проговорил один из новых пассажиров. Вскоре появились и остальные. В глаза водителя бросилось то, что все мужчины были одеты в черные фуфайки, не похожи на местных. Да и вид у них был суровый: все больше молчат, не улыбаются, смотрят исподлобья. Разговаривают они больше на русском языке, на казахов не похожи. «Лишь бы заплатили за провоз», – с некоторой тревогой в душе подумал Сейдехан. Но попросить плату не решился. Украдкой взглянул в зеркало и увидел, что вся новая компания разместилась в конце салона и тут же начала засыпать.

Проехали около часа, впереди – поселок Шиели. Спустя минуту показался пост ГАИ, а затем и инспектор, который уверенно махал жезлом, требуя остановиться. Выйдя из автобуса, водитель подошел к толстому сержанту и протянул ему бумаги.

– В автобусе есть кто-то из посторонних? Никто по дороге не останавливал? – спросил чуть ли не шепотом сержант. Затем мельком взглянул в документы Сейдехана.

«Во-о-от. Началось!», – разочарованно подумал Сейдехан, – «Сейчас оштрафует». И только он собирался отнекиваться, как сержант снова прошептал:

 – Разыскиваются шесть особо опасных преступников, которые недавно совершили побег. Говорят, они вооружены. Я спрашиваю, есть кто из подозрительных пассажиров.

– Недавно подобрал пятерых людей. Одеты, как зэки, в черные фуфайки, – слегка наклонился Сейдехан и тоже зашептал в ответ.

– Тогда, слушай меня внимательно. Когда приедешь в Шиели, не въезжай на автостанцию. Останови автобус чуть поодаль и выпусти всех пассажиров. И сам уходи подальше. Понял? – дал указание инспектор.

По спине Сейдехана мелкими шажками пробежали мурашки. Большой лоб с залысиной вдруг заблестел от пота. Стараясь ничем не выдавать волнение, он быстро вошел в автобус и сел за руль. Однако руки предательски задрожали и, как ни старался Сейдехан, некоторое время он не мог совладать ключом зажигания. Наконец-то, все обошлось, и машина мягко тронулась с места. Теперь Сейдехан старался не смотреть в сторону суровых пассажиров. «К черту такую прибыль! Зря я остановился! Теперь хоть бы не поубивали тут нас», – нервно размышлял водитель, глядя впереди себя грустными глазами. Самое обидное заключалось в том, что на этот раз вместе с ним поехали его жена и двое детишек. И этот факт вдвойне усилил его страх.

Пятнадцать минут езды от поста ГАИ до автостанции показались нескончаемой вечностью. Остановив автобус возле бетонного ограждения школы №252, расположенной напротив здания автостанции, Сейдехан заглушил мотор и по-казахски обратился к пассажирам: «Пятнадцать минут стоянки. Всем выйти. Кому нужно, сходите по нужде». Затем сказал на русском: «Стоянка пятнадцать минут». Сейдехан подтолкнул к выходу свою жену и детей, которые ехали на первых местах, а сам быстрее направился к диспетчерской. Но в этот миг раздался одиночный выстрел пистолета. Водитель резко обернулся и увидел, как к автобусу бегут несколько человек в милицейской форме… Вслед за этим все вокруг наполнилось шумом и гамом, криками испуганных женщин и плачем маленьких детей, а также резкими короткими хлопками, издававшимися выстрелами пистолетов. Кто? Что? Почему? Никто ничего не может понять.

***

22 февраля, суббота. Если бы это было еще год назад, то все готовились к празднованию Дня советской армии и в предвкушении торжества чувствовали прилив радости. Но в Независимом Казахстане этот праздник оставался только в памяти вчерашних советских граждан, как страница прошлой истории. Шел шестьдесят восьмой день независимости республики. Только недавно, а именно 10 января 1992 года Указом президента страны «О внутренних войсках Республики Казахстан» были созданы вооруженные силы внутренних дел. Однако это было то смутное время, когда думать о том, когда будут созданы вооруженные силы Казахстана, никто и не пытался.

Около восьми утра была объявлена тревога, которая подняла на ноги все силовые структуры области. Как стало известно, ранним утром в районе восемнадцатого разъезда из вагонзака, прикрепленного к почтово-грузовому поезду №922, следующему по маршруту Москва-Ташкент, совершили побег шестеро особо опасных преступников. Сообщили, что заключенные тяжело ранили троих солдат внутренних войск из охраны. С собой беглецы захватили ценную документацию и восемь пистолетов Макарова с полными боекомплектами.

На проведенных экстренных совещаниях и начальник областного управления внутренних дел, генерал-майор Есен Демесинович Демесинов, и начальник управления комитета государственной безопасности по Кызылординской области и городу Байконуру, полковник Михаил Юсупович Дауенов начали давать распоряжения всем своим подразделениям и сотрудникам об организации мероприятий по немедленным поискам и поимке опасных преступников. Тут же в масштабах области были объявлены операции под кодовыми названиями «Перехват» и «Сирена». Для того, чтобы провести проверку района разъезда, где преступники сошли с поезда, был направлен специальный милицейский наряд. Вагонзак был отцеплен от поезда и передан в распоряжение усиленной охраны. После этого Михаил Юсупович отправился на станцию Шиели, расположенную в ста двадцати пяти километрах от областного центра. Вместе с ним были старший следователь КГБ Амирхан Бакиров и двое оперативников. Также к ним поступило сообщение, что беглые преступники едут в автобусе, следующему по маршруту «Кызылорда-Сарыагаш».

Около полудня полковник и его спутники доехали до Шиели. Здесь до их сведения довели о перестрелке, произошедшей накануне на автостанции. Есть жертвы – погиб старший лейтенант милиции района Мурат Омирбеков. Ему было всего лишь тридцать три года. Были потери и со стороны преступников: умер уголовник Владимир Албандян, сорока двух лет. Было также доложено о том, что двое беглецов – Глумсков и Говорухин – сдались сотрудникам милиции. В автобусе оставались Евгений Глухов и Сергей Усов, которые захватили нескольких заложников из числа пассажиров.

На месте события уже были начальник Шиелийского районного отдела внутренних дел, подполковник Куанышбек (Ахан) Жанабергенов и прокурор района Балтабек Сыздыков, которые в срочном порядке подняли всех своих сотрудников. В это самое время после выполнения особого поручения на автостанцию прибыли и одетый в милицейскую форму заместитель начальника районного отдела внутренних дел, капитан Нурлан Жумабаев, а также сотрудник отдела, майор Оркен Исмаилов. Не разобравшись, что происходит в автобусе, они стали быстро приближаться. На углу здания станции укрывалась группа лиц. Едва один из них крикнул: «Не идите туда! Стреляют!», как тут же раздался резкий звук пистолетного выстрела. Как только прогремел второй выстрел, офицеры успели спрятаться за бетонным столбом. Одна из пуль чуть не попала в ногу Нурлана, прошила насквозь штанину.

– Не подходите! Я буду стрелять! – из разбитого окна автобуса послышался гнусавый голос одного из преступников.

Михаил Юсупович принял решение в первую очередь наладить порядок на месте событий. Сгорая от любопытства от того, что происходит у автобуса, стали собираться прохожие зеваки. Тогда генерал Демесинов дал приказ подполковнику Жанабергенову срочно очистить территорию от посторонних лиц. В неглубоком овраге, что неподалеку от автобуса, укрылись двое вооруженных автоматами милиционеров. Это могло раздражать излишне нервных преступников, поэтому было решено убрать сотрудников милиции прочь. Не стоит и остальным милиционерам излишне показываться на глаза. Достаточно, чтобы они незаметно держали в окружении автобус. Только так можно успокоить преступников, захвативших мирных граждан. Со стороны беглецов пока еще не было выдвинуто никаких требований. По всему было видно, что никаких конкретных планов у них нет. Только иногда кто-то из них высовывал дуло пистолета из разбитого окна и совершал одиночный выстрел. Порой доносился истеричный бранный крик, сопровождаемый угрозами расправы над заложниками.

– Глухов! Послушайте меня! – вдруг из-за бетонного забора с рупором в руке показался полковник Дауенов. – Я председатель Комитета госбезопасности, полковник Михаил Юсупович Дауенов. Предлагаю вам сдаться. Все равно вам некуда идти.

– Нашел дурака! – по всей вероятности это был голос Глухова. Его самого видно не было. Спрятался за спиной кого-то из заложников. – Не вздумайте атаковать! Иначе я тут всех перестреляю! Слышишь, полковник?! Всех до одного! Никого не пожалею!

– Не стоит убивать заложников, – вновь раздался голос Дауенова. – Готов выслушать ваши требования. Может, сумеем договориться?!

– Начальник! – снова прорычал тот же голос из автобуса. – Я приговорен к высшей мере. Мне теперь все равно. Так что будешь делать все, что я скажу. Понял?! Мы должны покинуть эту страну.

Он еще что-то сказал, но из-за внезапно усилившегося февральского ветра, дальнейших слов расслышать не удалось.

– Ничего не слышно! – продолжил Михаил Юсупович. – Я готов предоставить вам рацию. Предлагаю переговариваться по ней.

Ответа не последовало. Хотя прошло около минуты, казалось, что пауза слишком затянулась.

– Ладно. Валяй! – снова заговорил человек из автобуса. – Принеси рацию к автобусу, а сам отойди. И без шуток. Понял?!

Но найти подходящую рацию так быстро оказалось задачей не из легких. А отдавать преступникам милицейскую рацию – все равно, что обезоружить себя. Тогда уголовники будут слышать обо всем, что говорят в эфире силовики. А этого допускать нельзя. Пришлось воспользоваться рацией, которой пользуются железнодорожники. Ее под расписку о личной ответственности принес сотрудник ГАИ, капитан Абдолла Нургалиев.

Вскоре передняя дверь автобуса с тихим шипением открылась, и из нее буквально выкатился грозный молодой человек, мелкими шагами подбежал к месту, где лежала рация, поднял ее и вновь побежал к автобусу.

– Глухов, я слушаю. Говорите, каковы ваши требования! – раздался по рации голос полковника Дауенова.

Уже были определены имена и фамилии всех беглецов. Стало ясно, что Глухов и Усов были приговорены судом к высшей мере наказания – расстрелу. А это порождало дополнительную трудность в деле. Глухов был опытным преступником из Читы. Значит, с ним нужно разговаривать с большой осторожностью. Также известно, где живет его мать, получены сведения об истории его семьи, да и обо всем, что накопилось об этом человеке. Вооружившись этими сведениями, Михаил Юсупович решил использовать их во время переговоров с опасным преступником, чтобы попытаться пробудить в нем человеческие чувства. Не упустил возможность добавить, что он и сам родом из России, что они земляки.

– Полковник, – проговорил Глухов по рации, – Послушай меня очень внимательно! Я не против твоей страны и даже твоего КГБ. В натуре, я когда-то был неплохим человеком. Да и сейчас я очень даже хороший. Но мою жизнь испоганили менты! Прокуроры! Поэтому…

Но на этом связь оборвалась, по рации послышались треск и резкий шум. Спустя несколько минут из автобуса вышел все тот же молодой человек и как можно быстро побежал в сторону полковника. В руке – рация. Как выяснилось, сменился эфир и устройство дало сбой. Тут же один из сотрудников КГБ вновь настроил эфир и передал рацию парню. Пока шла починка, Михаил Юсупович успел порасспросить у молодого человека подробности положения в автобусе. Выяснилось, что у каждого из уголовников есть по паре пистолетов. Но сказать, сколько точно заложников находится в автобусе парень не смог. Был он чересчур напуган. Пальцы рук мелко дрожали, в голосе чувствовалось нервное перевозбуждение.

– Женя, послушай теперь ты! – уверенно промолвил полковник, впервые называя Глухова по имени. – Знаю, что все вы проголодались, да и жажда, скорее всего, мучает. Я готов распорядиться, чтобы вас обеспечили всем необходимым. Сколько всего в автобусе людей? Разумеется, вместе с вами.

Минут через три послышался голос Глухова. На этот раз он был спокоен.

– Пятнадцать человек. Начальник, вели подать также и водку!

Было ясно, что Глухов не разгадал хитрость полковника. Или же не придал особого значения, так как сам был на взводе и сильно перенервничал. До этого никто не знал, сколько всего было заложников. Теперь это уже не проблема. Тринадцать. Не секрет, что чем больше заложников, тем больше возможностей у преступников. Опытный сотрудник комитета госбезопасности полковник Дауенов прекрасно это понимал.

Для пятнадцати человек был приготовлен сытный обед. Разносчиком всего этого стал все тот же молодой толстячок. Но в спиртном был категорический отказ. «Увы, на станции водки не оказалось, – попытался убедить Глухова прибывший специально из Алматы заместитель начальника управления уголовного розыска МВД Габдиракым Мендешов. – Тут водка оказалась дефицитом». Мендешов – следователь, ставший живой легендой.

Рисковать было строго запрещено. Не исключено, что кто-то из преступников спьяну может открыть огонь по заложникам. Тогда ситуация осложнится, и толку от переговоров будет мало. Надо войти в доверие, расположить к себе, найти нужные слова.

Кто-то из сотрудников предложил отравить еду или же всыпать какое-нибудь психотропное средство, чтобы временно вывести людей из строя. Но это предложение было сразу же отвергнуто.

И Есен Демесинов, и Михаил Дауенов, и прокурор области Сансызбай Умбеталиев были единодушны в том, что надо продолжать вести переговоры, и чем дольше, тем лучше. Надо было выиграть время, пока из Алматы прибудут специальный отряд КГБ «А» и особая группа МВД «Сункар».

В связи с происходящими событиями в столице был создан специальный штаб, в состав которого также вошли высокопоставленные офицеры МВД и КГБ. Руководство штабом взял лично на себя премьер-министр страны Сергей Александрович Терещенко. Связь с местом события ни на минуту не прерывалась. Обо всем, что происходит, постоянно докладывалось председателю КГБ республики, генерал-майору Болату Абдрахмановичу Баекенову и первому заместителю министра внутренних дел страны, генерал-лейтенанту Каирбеку Шошановичу Сулейменову.

Вскоре пришла хорошая весть по операции «Сирена», которую вели сотрудники областного управления внутренних дел во главе с Демесиновым. Шестой беглец Ф.Я.Васильев был пойман недалеко от места совершения побега. Когда об этом стало известно преступникам, захватившим заложников, со стороны автобуса одновременно раздались два выстрела. Из этого полковник Михаил Дауенов сделал для себя вывод, что у уголовников стали сдавать нервы.

В послеобеденное время вдруг с неба прямо в центре футбольного поля школы с грохотом и невероятным шумом спустился огромный вертолет с надписью на боку: «МВД». Все вокруг дрожало и ревело, от ветра, поднятого пропеллерами, поднялась серая пыль, которая на время скрывала всякую видимость. От этого неожиданного зрелища Глухов и Усов вконец потеряли терпение.

– Полковник, что это за вертолет? – закричал Глухов, едва поутих шум вертолета. – Не говори, что я не предупреждал! Всех тут застрелю! А трупы брошу тебе из окна. Будешь любоваться ими!

Видимо, для того, чтобы подтвердить правдивость его слов, из салона автобуса раздалось несколько выстрелов. И вновь пули попали в бетонное ограждение.

– Женя! Это прибыли милиционеры, которые обязаны обеспечивать безопасность на трассе. Для того, чтобы сопровождать ваш автобус. Ты меня понял?! Слышишь?

– Нам они не нужны! Пусть проваливают отсюда! И чтобы никто из вертолета не выходил! Если вертолет не улетит через пять минут, считай, что один из заложников станет трупом! – Из одного из разбитых окон автобуса высунулась чья-то лохматая голова, а затем вновь скрылась. – Вот этого убью!

Вертолет вновь с шумом поднялся в небо и спустя несколько минут сел на другом конце поселка.

– Да, подумай ты! Убив кого-то, ты ничего не добьешься. Подумай о себе!

– Пусть нас отвезут в Ташкент… Нет, во Фрунзе. А там пусть будет готов самолет. Нам нужен транспортный самолет. ИЛ-76! Я ясно излагаю? Чтобы нас ждал ИЛ-76! И чтобы автобус нигде не останавливался! Чтобы въехал прямо в самолет. Мы полетим в Иран.

– И Узбекистан, и Кыргызстан – уже самостоятельные государства. Это уже не СССР. С ними трудно будет договориться. Больше всего подходит Шымкент.

– Не болтай зря! Лучше найди нам водителя!

– Водитель убежал. Поищем другого.

– Нет! Найди именно того шофера! Нет времени спорить с вами. Понял? Быстрее!

– Да, да. Хорошо. Найдем.

– Начальник! – снова раздался голос Глухова. – Не думай, что отделаешься Шымкентом. Готовь миллион долларов! И еще… Пусть нам дадут два «калаша». И побольше патронов к ним.

Надежда и тревога поочередно наполняли души и Михаила Юсуповича, и Есена Демесиновича. Однако опытные офицеры ничем не выдавали своих чувств.

– Все получишь в Шымкенте, – сказал Дауенов. – Здесь, как тебе известно, миллион долларов просто так не найти. Да и автоматов нет. Дай время!

По рации, хоть и не ясно, было слышно, как преступники переговариваются между собой. Было только понятно, что они о чем-то спорят. Вскоре Глухов вновь вышел на связь.

– Полковник! – хриплым голосом обратился он к Дауенову. – Слушай меня внимательно! Нас должны отвезти в Ташкент! В аэропорт… В Ташкентский аэропорт! Я ясно выразился?!

– Женя, я хочу, чтобы все это скорее закончилось. Сам ведь недавно говорил, что ты не против КГБ. Только что мне сообщили, что самолет будет готов в Шымкенте к утру.

– Нам нужен Ташкент! – не унимался Глухов. – Даю десять минут. Дай приказ об отправке! Иначе всех пристрелю!

Уже смеркалось.

(Продолжение в следующем номере)

Читайте также: