Операция «НАБАТ» — «Кызылординские Вести»

Операция «НАБАТ»

02.07.2022

440 0

Амирбек Шаймагамбетов — полковник полиции в запасе, Почетный сотрудник МВД РК, Почетный ветеран органов внутренних дел РК, член областного общественного Совета Кызылординской области, Почетный гражданин Жалагашского района. Обладатель второго места республиканского конкурса произведений детективного жанра имени Кемела Токаева, организованного ТОО «Заң» медиа-корпорациясы» и Туркестанским областным судом. Совместно с писателем Нурлыбеком Сафиным в честь 30-летия Независимости Республики Казахстан выпустил документальную книгу «Тәуелсіздік қырандары», повествующую о буднях кызылординской полиции. Публикуем один из рассказов.

(Окончание. начало в №97 от 30 июня 2022 года)

***

От досады внутри все кипит. Вечно так! Никогда ему не везло! Не-нет, сначала все бывает замечательно. Ну а затем резко меняется в худшую сторону! И жизнь поэтому пошла наперекосяк. И смуту в поезде затеял, ни о чем не подумав. Но там чуть-чуть замелькала искра надежды. И поэтому он не смог остановить себя. И все пошло, как пошло. Троих из пятерых солдат повалил тремя выстрелами. Умерли или нет, об этом неведомо. Помнит, что все трое свалились, как подкошенные. Тогда он не думал, что будет дальше. Не было времени подумать и оценить ситуацию.

«Надо было и остальных двоих застрелить. Ладно. И чего я медлил, когда сели в автобус? Надо было сразу же захватить его. По дороге останавливал гаишник. Наверное, он и сообщил? Говорил же, что все начинается хорошо, а потом идет насмарку. Какой-то неудачник я!» — думал про себя Глухов, поглаживая рукой ствол пистолета. – «Черт! Если бы знал, что до Шымкента нам не дадут доехать! Можно было спрыгнуть до автостанции. И тогда менты бы нас не нашли. Надо было поймать попутку. Надо же!», – он нервно стал расхаживать по салону автобуса. – «Что поделать?! Будь, что будет! Все равно один раз умирать».

Заложники сидели, не решаясь поднять головы. Всеми ими обуял страх. «Хорошо, что додумался посадить заложников возле окон. Вдруг окажется где-то снайпер?!», – легкое удовлетворение промелькнуло на лице Глухова.

Автобус мчался во всю мочь по трассе. Впереди него с включенной мигалкой ехал автомобиль ГАИ.

Усов стоял за спиной Сейдехана. Время от времени упирал ствол пистолета в затылок и без того напуганного водителя.

Глуховым вновь овладели мысли.

«Усов предлагал бежать в Россию. Интересно, почему он так говорил? Как бы ни было, наша родная земля, свои люди. Если бы ушли в Сибирь, то можно было долго жить без забот. Будет ли толк от этой нашей затеи? Надо добиться! Будем воевать до конца. Нельзя сдаваться! Если сдашься, снова тебя ждут тюремная решетка и нары. Да и не только. Расстрел! Только расстрел. Расстреляют и все. Помрешь, как собака.

А что задумал полковник? Наобещал в три короба. Но им верить нельзя! Говорит, что родом из России, земляк. В гробу я видал таких земляков! Разве не российские менты повязали меня?! Да и прокурор, и судья, которые приговорили меня к стольким годам, тоже из России. Так что нет у меня больше России, умерла.

А эти… Разве им мы нужны? Зачем им мы? Им нужны вот эти. Ну тогда нашли бы нам самолет, чтобы спасти этих?! Разве трудно? Мы же не пришли уничтожать их государство. Нужно оно нам! Мы же не террористы какие. Мы обычные беглецы, которые хотят свободы. Как только взойдем на самолет, никто из заложников нам больше не будет нужен. Пусть уходят! Надо сначала получить деньги. Знаю, что и сами они наложили в штаны. Ха-ха! СССР развалили, теперь стали бессильными. Кстати, я верно сказал, что не против их государства».

Еще долго посещали разные мысли голову Глухова. «А что это мы так медленно едем?», –подумал он вдруг.

– Водитель, жми на газ! – в мгновение ока Глухов оказался рядом с Сейдеханом и стволом пистолета ударил пару раз по его ребрам. – Жми, кому говорят!

Автобус прибавил ходу. Однако водителю пришлось снова жать на тормоза. Следовавший впереди автобуса автомобиль ГАИ и не собирался убыстряться – все также ехал с небольшой скоростью.

Тогда Глухов высунул из окна руку с пистолетом и выстрелил. Затем, поднеся ко рту рацию, злобно крикнул:

– Начальник, езжай быстрее! Я говорю, быстрее!

«Если пристрелить водителя ГАИ», – голову Глухова посетила новая мысль. – «Если попасть в него, то вместе с ним подохнет и офицер, который сидит рядом с ним. А полковника, который едет позади, пристрелит Усов… К черту Шымкент! Поедем сразу же в Ташкент…»

***

Машина, в которой ехал Михаил Юсупович, шла в метрах пятнадцати-двадцати от автобуса. Автомобили генерала Демесинова и прокурора области Умбеталиева давно ушли вперед. Впереди красного «Икаруса» – патрульный автомобиль, в котором ехал начальник областного ГАИ, полковник Бапан Аубакиров. Таково было требование Глухова. Ни одна машина не должна была обгонять автобус, а встречные автомобили должны тормозить и уступать дорогу. Не подчиниться этому требованию сродни с риском. И без того психика приговоренного к смертной казни человека не может выдержать никаких препятствий, и такой человек способен пойти на любые крайности. И этот факт необходимо учитывать. В то же время, если все время идти на поводу у преступников, то конца-края их требованиям не будет вовсе. И потому переговоры должны идти весьма корректно и осторожно. Об этом Михаил Юсупович однозначно был прекрасно осведомлен.

Это был первый случай захвата заложников в транспорте, который имел место в Казахстане. Поэтому никто не был готов к такому повороту событий. Даже средств ведения переговоров нормальных не было: по рации часто было трудно понять, о чем говорят преступники.

«Хорошо, что не дал разрешение спецгруппе на захват преступников», – думал Михаил Юсупович. – «Говорят, что можно наступать и без подготовки. Но разве это возможно?». Только председатель комитета госбезопасности области имеет право давать команду о начале операции по освобождению заложников. И потому вся ответственность ложится на его плечи. Да и то, если прокурор даст санкцию на применение оружия. Будет крайне обидно, если кто-то из ни в чем неповинных людей погибнет в результате необдуманных решений и действий.

Ближе к вечеру из Алматы прибыл Амангали Баталов, который возглавил специальный отряд «А». В свое время он служил в спецотряде «Альфа» КГБ СССР. Теперь служит заместителем начальника спецотряда «А», созданного в Казахстане. Очень опытный профес-сиональный диверсант, матерый воин, прошедший подготовку по партизанским боевым действиям. И на самом деле матерый, так как, посадив вертолет так, что никто не заметил места посадки, сам появился так, что никто и не ожидал его прибытия. Он категорично был за то, чтобы захват производить не во время стоянки автобуса, а во время его движения. Разумеется, во время медленного движения. Предварительно разведав состояние дороги, он выразил сомнение в том, что будет целесообразно начать штурм именно в это время. На трассе будет сложно снизить скорость транспорта. Поэтому штурмовать нужно в другом месте. Именно поэтому начали движение в сторону Шымкента. К тому же стояла задача завершить операцию на территории области. Но… Важно не упускать никакой мелочи, чтобы не попасть впросак.

Операция по освобождению заложников посредством штурма носит название «Набат». Ее методика не раз отрабатывалась во время учений. А теперь она должна оправдать себя на реальном событии. И она будет считаться успешной, если во время операции никто из заложников и бойцов не пострадает. А преступники, безусловно, должны быть уничтожены. Начальник КГБ новой республики, генерал-майор Болат Абдрахманович Баекенов дал разрешение на проведение операции «Набат». Остается только дать приказ о начале этой операции. Если это произойдет на территории Кызылординской области, то приказывать будет он сам, ну а, если дело перейдет на территорию Шымкента, то это право получит председатель КГБ Шымкентской области, генерал Есенгельды Абзелзаминович Мустафетов. Какая разница, кому приказывать, важно, чтобы операция прошла успешно, и преступники были обезврежены.

Мысли Михаила Юсуповича все время прерывал Глухов, который иногда открывал занавеску, прикрывающую вид из заднего окна автобуса, и вглядывался в сторону автомобиля, на котором ехал полковник. «Сволочь! Каждый раз направляет дуло пистолета в мою сторону. Так он может и выстрелить», – не без основания подумал Михаил Юсупович. – «Не хочется, чтобы мои дети остались сиротами».

***

Пока ехали Михаилу Юсуповичу все-таки удалось уговорить Евгения Глухова и Сергея Усова отправиться именно в аэропорт Шымкента. «Ташкент – столица другой страны, закрытой для чужестранцев. Вряд ли узбеки согласятся дать вам самолет. Да и могут вообще не пропустить через границу. Кому нужны чужие проблемы?», – приводил свои аргументы Дауенов.

Но поначалу это не возымело положительных результатов. «Не гони пургу, начальник!», – кричал разъяренный Глухов. – «Я знаю, комитетчики помогают друг другу. Так что не нервируй меня! Мне, как ты знаешь, терять нечего».

«Женя», – спустя некоторое время обратился Михаил Юсупович. – «Мы нашли подходящий самолет. Тебе разве не все равно, откуда лететь? Шымкент рядом. Самолет готов к взлету. Лети вольной птицей! И мы разойдемся по домам. Нам, честно признаться, не до вас. Своих дел невпроворот».

После этого неожиданного заявления Глухов с Усовым затихли. Видимо, эти слова попали в самую точку? Впервые за все время Михаил Юсупович почувствовал огромное облегчение.

Одновременно с этими событиями Алматинский штаб вел переговоры с узбекскими коллегами. Ташкент дал добро. Обещали подготовить самолет ИЛ-76. Однако важнее всего было ехать не в Ташкент, а в Шымкент. Дело в том, что в восьмидесятые годы учения по освобождению заложников в самолетах проходили на базе трех аэропортов. Один из них был аэропортом Шымкента. Тем более, что он хорошо знаком для бойцов отряда «А». И этот факт может сыграть положительную роль в исходе операции. Когда Михаил Юсупович поделился этими соображениями, в республиканском штабе с ним согласились без всяких возражений. И поэтому в Шымкенте шла интенсивная подготовка к предстоящей операции. На самом деле в Шымкенте не было самолета ИЛ-76. Есть только план по началу штурма еще до пересадки в самолет. На всякий случай был готов другой самолет.

После того, как был решен вопрос с Шымкентом, бойцы спецотряда сели в вертолет и полетели туда. И, когда с таким трудом уговорили преступников, случилось неожиданное событие.

Это было в районе аула Шорнак, что неподалеку от города Туркестана. Было около полуночи. Ехавший впереди автобуса в автомобиле ГАИ полковник Бапан Аубакиров заметил, что «Икарус» стал тормозить. За рулем патрульной машины был капитан Абдолла Нургалиев. Рядом с ним сидел сержант с автоматом Калашникова в руке. Автобус с трудом развернулся и поехал в обратную сторону. Машинам сопровождения тоже пришлось последовать за ним. Когда же «Икарус» повернул в сторону бензоколлонки, стало ясно, в чем причина перемены направления. Но тут произошло непредвиденное – перед самым носом автобуса, откуда ни возьмись, выскочила огромная фура. Предполагая, что на них решили напасть спецназовцы, преступники открыли беспорядочный огонь по грузовику. Возле заправки было темно, одна тусклая лампочка была не в состоянии осветить всю округу. Услышав выстрелы, водитель фуры во всю мочь нажал на газ, и грузовик помчался прочь по трассе.

Чтобы успокоить захватчиков, Михаил Дауенов и Бапан Аубакиров стали убеждать в рупор, что грузовая машина не имеет никакого к ним отношения, что это досадная случайность. В это время кто-то постучал в окно автомобиля, в котором ехал Дауенов. Это был водитель «Икаруса». Он весь дрожал, испуганные глаза были готовы выскочить из орбиты. Непрестанно заикаясь, он все время повторял, что у него трое детей, что в семье, кроме него, больше нет других кормильцев.

– Правый бок сильно опух. Всю дорогу бил пистолетом по ребрам, – чуть не плача, объяснял Сейдехан.

Было понятно, что в таком состоянии он не сможет дальше вести автобус.

– Полковник? Почему не заправляют?! – послышался злобный голос Глухова. В ночной тишине его голос был похож на звериный рык.

– Нет заправщика. Убежал, услышав твои выстрелы, – ответил Михаил Юсупович.

Из автобуса раздался отборный мат.

– Где водитель?!

– Разве не в автобусе?

– Вышел заправляться.

– Я не видел. Возможно, и он сбежал?!

– Давай, найди водителя! – снова зарычал Глухов. – Иначе умрет один из заложников.

Из заднего окна автобуса раздался выстрел. Было видно, что он имел предупредительный характер. Но где же посреди ночи найти водителя? И тут к полковнику обратился капитал Абдолла Нургалиев.

– Разрешите?! Я поведу автобус! – сказал он. И Михаил Дауенов, и Бапан Аубакиров довольно взглянули на высокого и статного капитана ГАИ. Но оба задумались, не зная, что сказать. Было ясно, что в милицейской форме Нургалиев не сможет пойти к преступникам. А где найти гражданскую одежду?

Глухов продолжал материться и стучать по корпусу автобуса.

– Полковник! Я сказал, найди водителя!

И тут в окне показалось, как Глухов приставил дуло пистолета к затылку одного подростка.

– Даю пятнадцать минут, – снова закричал Глухов. – Не то убью этого пацана! Хоть с трассы, но приведи мне шофера!

И Бапан Аубакиров вышел из машины и спешно рванулся в сторону трассы. Преступникам все происходящее на трассе было хорошо видно. Водитель первого остановившегося транспорта, поняв, в чем дело, категорично отказался. Затем показался «КАМАЗ». Двое русских парней, ехавшие в нем, с тревогой посмотрели на полковника. Аубакиров стал объяснять и им сложившуюся ситуацию. Но и тут получил отказ.

– Если вы не согласитесь, то преступник убьет мальчика! – отчаянно вскрикнул Бапан, показывая рукой на автобус. – Понимаете? Они не подпускают наших сотрудников.

После этих слов коренастый пассажир лет сорока согласно кивнул головой.

– Нечего думать, – промолвил мужчина и протянул руку за курткой, находящейся позади сидения. – Посмотрим, какой он герой? Когда служил на Кавказе я принял участие в групповой драке и за это получил реальный срок.

Пока добирались до автобуса, он успел рассказать, что они едут в Самару, что он работает там заместителем начальника АТП-1 по снабжению, что звать его Александр Шехонин.

– Будь осторожен, – дружески похлопал добровольца Михаил Юсупович, видя, что мужчина практически его ровесник.

Автобус сдвинулся с места. Минуты тревоги и ожидания предательски затянулись.

«Как закреплены занавески на окнах автобуса? В каком месте салона находятся преступники?», – когда от Михаила Юсуповича требовали дать ответ на такие вопросы, полковник понял, что бойцы отряда «А» близки к проведению штурма.

Когда практически доехали до Туркестана, автобус вновь резко развернулся и поехал обратно. Догнав «Икарус», полковник снова стал вести переговоры.

– Мы не поедем в Шымкент, улетаем из Кызылорды! – закричал Глухов в ответ на вопрос Дауенова о том, почему сменили маршрут.

– Это большая ошибка, – с некоторой досадой проговорил в рупор полковник. – Кызылорда – маленький город. Его аэропорт не может принять транспортный самолет.

– Тогда поедем в Байконур.

– Разве ты не знаешь про Байконур, Глухов?! – громче заговорил Михаил Юсупович. – Это же космодром! Он полностью военизированный. К тому же он подчиняется России. Если поедем туда, то из Москвы тут же прилетит группа «Альфа». Они не будут церемониться с тобой, как мы. Разнесут автобус в пух и прах. Не успеешь и глазом моргнуть!

Видимо, слова полковника прозвучали убедительно, автобус вновь развернулся и последовал по прежнему маршруту.

По дороге в Шымкент по рации раздался голос начальника Шымкентского областного УВД, генерала Темирхана Дуабековича Дуабекова, который говорил: «Сразу же после въезда в ворота аэропорта максимально прибавьте скорость». Не зная, о каких воротах идет речь, Бапан Аубакиров только и сделал, что ответил: «Понял. Как только въедем в ворота, прибавим скорость». Когда он недавно связывался со своим заместителем, подполковником Сейилханом Аяпбергенулы Байжановым, который оставался в Кызылорде, тот сообщил, что он вместе с капитаном Амирбеком Бердибекулы Шаймагамбетовым находится в дежурном отделении ГАИ. Им было поручено связаться с начальником Шымкентской автоинспекции и попросить, чтобы их сотрудники встретили у въезда в город автобус и сопровождающих его силовиков машиной ГАИ. Значит, нужно потерпеть до города Шымкента.

***

Начальнику Шымкентского областного КГБ, генералу Есенгельды Мустафетову уже было доложено о том, что вооруженные преступники взяли заложников и едут в автобусе в сторону Шымкента, а также угрожают уничтожить всех заложников, если им не предоставят транспортный самолет. Поэтому Мустафетов заключил, что нужно объявить операцию «Набат». Именно в это время возник вопрос о том, как прикреплены занавески на окнах автобуса.

– Если занавески имеют заводское крепление, то штыками их не пробьешь. И как же тогда проводить штурм? – с сомнением проговорил командир полка военных летчиков.

Услышав это, заместитель председателя республиканского КГБ Леонид Сергеевич Догаев высказал мнение, что проведение операции «Набат» может быть преждевременным. И это заставило Есенгельды Мустафетова обождать с решением.

Действительно, чтобы дать приказ на проведение такой операции, необходимо взять на себя всю полноту ответственности. А выполнение всех условий преступников и, тем более, дать им возможность улететь на самолете, равносильно с признанием своей слабости. Тогда ты обычный человек в генеральской форме, да и только. Остается только предотвратить преступление. И спасти ни в чем неповинных людей.

Победа ценой какой-нибудь жертвы в лице заложников или бойцов не может быть полноценной победой. И это может повлечь за собой ряд проверок и расследований. Были несколько случаев на Кавказе и в других местах бывшего СССР, о которых ему приходилось слышать. И во всех их были жертвы. И поэтому некоторые должностные лица лишились не только званий и должностей, но и всех прежних наград. Одному даже оставалось всего пару месяцев до выхода на пенсию. Могут быть и служебные расследования, и возбуждения уголовных дел. Да и сам он в качестве офицера не так уж и молод, весной следующего года исполнится пятьдесят лет. Однако дороже чинов и служебного положения честь. Можно прожить и без генеральских погон.

Есенгельды не стал делиться своими мыслями с Леонидом Сергеевичем.

– Выходит, что вы против моего решения? – спросил он прямо.

– Нет, не против, – ответил Догаев. – Для того, чтобы стрелять в преступников, взявших заложников, нужна санкция прокурора.

– А вы дадите санкцию? – спросил он у заместителя генерального прокурора Александра Эмануиловича Буксмана, который находился рядом.

– Для этого вам нужно написать рапорт на имя Генерального прокурора.

– Сейчас?! Ночью?

– Таков закон. Чего же меня об этом спрашивать? – заместитель был неумолим. – Кстати, ваш прокурор области рядом с вами.

Хорошо понимающий всю серьезность создавшейся ситуации прокурор области Владимир Шведюк тут же сказал:

– Они все равно бандиты, приговоренные к высшей мере! Поэтому нет смысла спорить о том, можно ли в них стрелять или нельзя. Подписать всегда успеем, завтра подпишу. Так что можете приказывать о начале штурма. После этого была объявлена боевая тревога.

В скором времени в аэропорт пригнали такой же автобус, и бойцам спецназа был дан приказ начать отрабатывать приемы по спасению заложников. Методика штурма была раньше много раз отработана, но бойцы под командованием Баталова еще несколько раз провели учебный захват. С какой точки начать штурм? Как начать? Когда? Кто? где будет располагаться? Кому, что надо будет делать? Каждое движение и каждый шаг были не раз отработаны, чтобы во время настоящего штурма не было никаких осечек.

Для того, чтобы можно было легко разбить окна автобуса, к шлемам бойцов были прикреплены дополнительные железные снаряжения. Снайпер расположился на крыше близстоящего здания. Боец группы «А» Сергей Ященко нарядился в форму бортинженера и встал рядом с летчиками. Кто знает, может, будут вынуждены посадить преступников в самолет? Сам самолет был поставлен на открытом месте, чтобы не терять общий обзор. Но это был не ИЛ-76, как того требовал Глухов, а АН-24. Несмотря на чуть меньший размер АН-24 и наличие у ИЛ-76 на два двигателя больше, они друг от друга мало, чем отличались. Ставка делалась на то, что уставшие преступники не заметят эту подмену.

***

Другого пути нет!

Эти слова подтолкнули Амангали Баталова пойти на риск.

Как известно, во Франции террориста, захватившего автобус с пассажирами, застрелил снайпер. Но тогда преступник появился в окне. К тому же он был террористом-одиночкой. Вряд ли снайпер смог бы поразить одновременно сразу двоих. Поэтому… только штурм.

Около девяти утра автобус въехал на территорию аэропорта. Ничего опасного для преступников, на первый взгляд, не предвещало. Все вокруг обыденно. Как только въехали в ворота взлетной площадки, ехавшая впереди «Икаруса», патрульная машина резко рванулась и помчалась в сторону самолета. За ним рванул и автобус. Надо повернуть налево. На левой стороне дороги показался желтый «УАЗ», прозванный в народе «таблеткой». Как только автобус поравнялся с ним, по правую сторону автобуса раздались громкие взрывы. По всей округе разлетелись огненные искры, а затем заволокло густым черным дымом. И тут же прямо в лоб автобуса врезался снегоуборочный грузовик. Никто и не заметил, что за рулем этого транспорта был один из вооруженных автоматом бойцов группы «А». Внезапно из-за желтого «уазика» выскочили вооруженные люди в камуфляжных одеждах и бросились к автобусу. Раздался треск разбиваемых стекол. Бойцы спецназа разом полезли в окна. Выстрелы. Усов тут же был подстрелен насмерть. Попала пуля и в Глухова. И сразу же воцарилась тишина. Операция завершилась.

***

Когда автобус приблизился к аэропорту Шымкента, по очереди одолеваемый то надеждой, то тревогой, Глухов увидел одинокий самолет. Но не успел он порадоваться этому, как все вокруг заполнилось шумом и гамом, да так, что сразу же заложило уши. Понять ничего не может. Неужели надежда на успех рассеялась в мгновение ока?! Непроизвольно он спустил курок пистолета, дуло которого упиралось в водителя. Вместе с треском выстрела он и сам почувствовал непонятный удар в тело и упал. Что было дальше, вряд ли он успел понять. В глазах помутнело, и все вокруг померкло.

***

Кто-то помог вынести из автобуса Александра Шехонина. Полковник Бапан Аубакиров и капитан Абдолла Нургалиев помогли внести раненого водителя в машину скорой помощи. Пуля вскольз задела его голову.

Вслед за этим трое бойцов вынесли безжизненное тело и несколько метров протащили по асфальту, а затем положили на землю. К ним подбежал полковник Дауенов и увидел, что это было тело Глухова. Его глаза закатились, из горла доносился глухой хрип. В его застывшей руке был нож. «Вот чего ты добился, мерзавец!», — обозленный Дауенов вытащил из кобуры пистолет и в горячке хотел пристрелить Глухова. Однако кто-то схватил его за руку и стал уводить от греха подальше. Им оказался подполковник Жанабергенов. И только тут Михаил Юсупович заметил, как все его тело предательски дрожит. Также почувствовал, как нестерпимая жажда мучает его.

***

ДОПОЛНЕНИЕ К РАССКАЗУ

Пока ехали в Шымкент, Глухов держал пистолет, уперев его дуло в затылок, сидевшего за рулем Александра Шехонина. И хотя во время столкновения со снегоуборочным грузовиком он успел нажать на курок, от резкого качка рука его дрогнула, и пуля прошла вскольз, ранив голову водителя. После завершения этого события капитан Абдолла Нургалиев посетил Шехонина в одной из больниц Шымкента, куда его отвезла бригада скорой помощи. Вернувшись в Кызылорду, капитан написал специальную справку о том, что «житель города Самары Александр Шехонин – герой, который спас заложников от преступников во время события, произошедшего в Кызылординской области», закрепил этот документ печатью начальника ГАИ и вручил Шехонину. Благодаря этой справке Шехонин почти год беспрепятственно ездил по дорогам Казахстана.

Позже за этот подвиг по месту его работы было направлено благодарственное письмо, а Шехонину вручили видеомагнитофон, а также почетную грамоту Президента Республики Казахстан и наградили медалью «За героизм, проявленный в обеспечении национальной безопасности».

Глухов был тяжело ранен и вскоре скончался от ран.

Находившийся во время штурма на задней части автобуса Сергей Усов был убит на месте выстрелом в голову.

Никто из заложников и принявших участие в штурме бойцов не пострадал. Лишь левую ногу восьмидесятилетнего пассажира слегка задела пуля.

Об этой операции, которая впервые в мире прошла без единой жертвы, с большим удивлением и восторгом писали зарубежные СМИ и показывали сюжеты по телевидению.

По сей день в академии Комитета национальной безопасности Казахстана и в академии службы безопасности Российской Федерации изучают методику казахстанской операции «Набат» в качестве учебного пособия.

Надо отметить, что в операции «Набат» приняло участие 13 бойцов. Всех их (А.Баталов, А.Аблаков, В.Василенко, В.Волосников, А.Головкин, С.Жумабеков, В.Калиновский, И.Кочергин, В.Кузнецов, А.Медетов, С.Семенов, И.Соловьев, В.Хохлов) первый президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев наградил почетными грамотами. У молодой независимой республики в то время пока еще не было других видов наград. Позже все бойцы были награждены медалями «За героизм, проявленный в обеспечении национальной безопасности».

В успешном проведении данной операции, помимо сотрудников Кызылординского комитета госбезопасности и специального отряда «А», немалая заслуга принадлежит и сотрудникам Кызылординского областного управления внутренних дел, в том числе, ГАИ.

ЭПИЛОГ

Никто из заложников и принявших участие в штурме бойцов не пострадал. Лишь левую ногу восьмидесятилетнего пассажира слегка задела пуля.

Об этой операции, которая впервые в мире прошла без единой жертвы, с большим удивлением и восторгом писали зарубежные СМИ и показывали сюжеты по телевидению.

По сей день в академии Комитета национальной безопасности Казахстана и в академии службы безопасности Российской Федерации изучают методику казахстанской операции «Набат» в качестве учебного пособия.

Надо отметить, что в операции «Набат» приняло участие 13 бойцов. Всех их первый президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев наградил почетными грамотами. У молодой независимой республики в то время пока еще не было других видов наград. Позже все бойцы были награждены медалями «За героизм, проявленный в обеспечении национальной безопасности».

В успешном проведении данной операции, помимо сотрудников Кызылординского комитета госбезопасности и специального отряда «А», немалая заслуга принадлежит и сотрудникам Кызылординского областного управления внутренних дел, в том числе, ГАИ.

Читайте также: