Один день с патриархом слова — «Кызылординские Вести»

Один день с патриархом слова

26.03.2022

889 0

Прошло 40 дней, как нет с нами народного писателя Казахстана Абдижамила Каримовича Нурпеисова. И сегодня, склоняя голову перед светлой памятью классика казахской и советской литературы, я вспоминаю один день, проведенный рядом с этим великим человеком.

Алматинское утро 18 февраля 2010 года было как утро. Но это только казалось. Так как в это утро мы с супругой Ботой собрались проведать Абе-ага, Абдижамила Нурпеисова, который являлся близким родственником моего отца Абдула Дарбаева, хорошо знал нашу семью.

В последний раз я был в гостях у Абе-ага с отцом в 1984 году, в его прежней квартире в доме 156 по улице Тулебаева, когда заканчивал учебу на юридическом факультете КазГУ имени С.М.Кирова.

А в 1985 году не стало моего отца, и последовавшие затем серые будни повседневной жизни отдалили меня от Абдижамила Нурпеисова на добрые четверть века.

… И вот мы с огромным волнением и трепетом входим в просторный дом, где нас приветливо встречает его супруга Ажар-апа, известный ученый, доктор наук. Поднялись на второй этаж в кабинет Абе-ага, обставленный книгами. Он сидел за письменным столом спиной к входящим и что-то диктовал мужчине европейской внешности, сидящему рядом с ним за компьютером. Мы молча сели на тахту и смиренно ждали, когда Абе-ага обратит на нас внимание. Наконец Ажар-апа представила нас.

В просторной гостиной мы обратили внимание на картины, развешанные на стенах. Оказалось, что эти картины нарисовала Раушан, любимая дочь Абе-ага, художница. Эти картины были показаны на ее выставке с трогательным названием «Мир из окна». К каждой картине писателем А.Ким были приписаны своеобразные оригинальные названия, и особенно нам понравилась картина под названием «Цветочные посиделки у забора».

Поработав еще примерно полчаса, Абе-ага представил нам мужчину, который сидел за компьютерным столом. При этом, в свойственной ему манере мягкого юмора, сказал, что зовут его Адольф, и что нам не надо бояться этого имени, и что, несмотря на такое имя, это милейшей души человек, и зовет он его только «мой Адольф». Спустя еще полчаса Адольф откланялся и уехал, Бота ушла на кухню помогать Ажар-апа.

Насколько помню, беседовали мы с ним почти пять часов. Если, конечно, это можно назвать беседой, так как в основном говорил Абе-ага, а я лишь кивал головой и робко вставлял в разговор свои реплики по поводу услышанного.

…Полузакрытые глаза, тихая монотонная речь и какая-то неземная аура исходила от этого человека. С замиранием сердца и, стараясь не шевелиться, слушал я его рассказы об односельчанах, в том числе о моих родителях, об Арале.

Невероятно интересны были его суждения о творчестве великих писателей разных стран, мысли о современном мире и, конечно, о нашем народе и нашей стране. И хотя он прошел всю войну, о пережитом на ней говорил очень мало.

Родившийся на маленьком зимовье Шыганак, что у подножья горы Беларан на Аральском море, Абдижамил Нурпеисов занял исключительное место в мировой литературе.

Его с детства тянуло к литературе, но становление его как писателя состоялось на фронте. После окончания военного училища его, молодого офицера, перед отправкой на фронт поселили в домике одной старушки в г. Новошахтинске вместе с другим офицером, который, по сравнению с молодым лейтенантом, не раз принимал участие в боевых действиях. Вечерами этот офицер читал единственную имевшуюся в доме книгу – первый том «Войны и мира» Льва Толстого. И в его отсутствии Абдижамил Нурпеисов тайком стал читать эту книгу. А затем и сам стал писать в школьной тетрадке заметки, которые потом стали основой его первого романа «Курляндия».

Сразу же после вовращения с фронта он представил эту тетрадку писателю Габидену Мустафину, и на его вопрос: «Что это?», он без тени смущения гордо ответил: «Роман!». Эту историю
Г.Мустафин передал председателю Союза писателей Казахстана Сабиту Муканову, который и взял Абдижамила Нурпеисова под свое покровительство.

А. Нурпеисов написал относительно немного книг. Но все изданное им имеет особую ценность, а два его романа «Кровь и пот» и «Последний долг» заняли достойное место в мировой литературе. В этих романах, которые, по большому счету, являются одной грандиозной эпопеей, через судьбы людей, жителей Приаралья – простых и не очень, писатель сумел показать всему миру великие судьбоносные перемены в жизни казахов.

…И слушая великого прозаика, впитывая каждое сказанное им слово, я мысленно благодарил судьбу за предоставленную мне возможность, которая дается не каждому.

Уже возвращаясь поздно вечером, по дороге я пролистал подаренный мне Абдижамилом Каримовичем его дополненный роман «Последний долг», над которым он работал последние 10 лет. Книга была с хорошим переплетом, московского идательства. И в ней, от руки были написаны им следующие слова:

«В этой книге мои расчеты со Временем, с Веком. В ней весь я.»

Ш.ДАРБАЕВ, старший преподаватель Кызылординского университета им. Коркыта ата, советник юстиции в отставке

Читайте также: