Достояние республики — «Кызылординские Вести»

Достояние республики

29.07.2021

317 0

Певицу Розу Багланову, легенду казахской эстрады, мне довелось увидеть воочию будучи студенткой в середине 80-х годов. Мои родители жили тогда в совхозе имени 50-летия Казахской ССР (нынешний аул имени Наги Ильясова Сырдарьинского района), папа возглавлял партийную организацию совхоза, считавшегося тогда образцовым в республике. Это сейчас в честь уважаемых людей организовывают застолья в ресторанах, а тогда люди жили намного скромнее и приехавшую с концертом в совхоз именитую гостью, народную артистку СССР, угощал обедом в своем доме папа, парторг совхоза. Роза Тажибаевна запомнилась мне своей обходительностью, душевностью и скромностью, в своем воображении я рисовала себе ее совсем другой. Она оказалась небольшого роста, ниже среднего, одета просто. Приехала она на обычной служебной машине папы, и уже при входе в прихожей попросила разрешения не снимать туфли: «Інім, аяқ киімімді шешпейтін едім». И было это сказано с таким тактом и выглядело так естественно. Артистка часто ездила с концертами по районам, позже не раз посчастливилось присутствовать на ее концертах и в ДК поселка Теренозек, и в Кызылорде.

Роза Багланова – знаковая фигура в музыкальном искусстве Казахстана, за свой талант, верность искусству она была удостоена звания народной артистки Казахской ССР. Спустя годы – народной артистки СССР, что было признанием ее заслуг не только перед собственным народом, но и перед всей огромной, необъятной страной.

Как все начиналось?

Она родилась 1 января 1922 года в Казалинске. Роза, младшая и единственная дочь Тажибая и Аккуруш, с детства любила петь. Родители, старший брат Идрис всячески поддерживали увлечение девочки, хотя вряд ли могли предположить, что в будущем она станет известной на всю страну артисткой. Роза пела повсюду – дома, выполняя мелкие домашние обязанности, на пастбище, помогая родителям пасти овец и коз.

В доме родителей петь любили. Особенно бабушка Кундей, у которой был не только хороший голос, она еще умела аккомпанировать себе на гармони. Позже певица вспоминала, что частенько бабушка Кундей пела за работой, вышивая сырмаки и одеяла, а Роза подпевала ей.

Родители часто пели во время застолий и праздников, просили и Розу спеть перед гостями. Уже будучи школьницей она стала принимать участие в районных, городских, областных и республиканских конкурсах и смотрах художественной самодеятельности и скоро ее звонкий голосок услышали не только в родном поселке, но и в Кызылорде, в Оренбурге, Алма-Ате. Родители, души в ней не чаявшие, гордились ее успехами. Но вскоре трагическое известие о смерти отца, который служил разведчиком, изменило жизнь семьи. Смерть отца, а затем и голод, охвативший казахскую степь, поставили семью в трудное положение. В те годы они выжили благодаря богатому приданому бабушки Кундей. Чтобы прокормить внуков и свести концы с концами, она доставала из глубин сундуков и тайников серебряную посуду, дорогие украшения и обменивала их на черном рынке на хлеб, чай, муку. «Ежедневно мы слышали о том, что кто-то умер в ауле голодной смертью. Дети и взрослые опухали от голода. Говорили, что целая семья вымерла. Каждый день мы слышали о кончине кого-то из наших знакомых. Это были страшные годы. Казалось, что завтра смерть постучится и к тебе в дом», – писала певица много позже в своей книге воспоминаний.

В 1939 году Роза окончила школу и поступила в педагогический институт в Кызылорде. А вскоре в обыденный и размеренный быт людей ворвалась Великая Отечественная война, разделив жизнь на «до» и «после». Незадолго до войны, в 1940 году, старший брат Идрис был призван на срочную службу в Красную Армию. С началом войны его перебросили на фронт, где он пропал без вести. Роза будет искать его всю жизнь, делать запросы, писать в разные инстанции, но тщетно, его она больше не увидела.

Став единственной кормилицей семьи, Роза была вынуждена на третьем курсе оставить институт и перебраться в Ташкент, более благополучный в продовольственном отношении. Она поступила на заочное отделение Ташкентского текстильного института, чтобы получить место в общежитии. Студентам давали возможность совмещать учебу с работой. Роза подрабатывала ткачихой на местной ткацкой фабрике.

Ее карьера профессиональной певицы началась с ташкентской сцены. Судьбоносной для Розы стала встреча с директором узбекской филармонии и солистом оперного театра Ташкента Мухитдином Кари-Якубовым, воспитавшим не одного народного артиста. Встреча была случайной, проходя мимо одного из частных домов, Кари-Якубов услышал, как поет девушка. Ее голос ему очень понравился, и когда смолкли звуки песни, он зашел в дом и поговорил с Розой и ее матерью. Так, в 1941 году Роза Багланова стала артисткой Государственного женского ансамбля песни и пляски Узбекской ССР. Концертный костюм, который ей дали в узбекской филармонии, стал ее первым нарядным платьем.

Среди поклонников таланта молодой певицы был и первый секретарь местного ЦК КП Осман Юсупов. Благодаря его содействию Роза получила направление на учебу в московскую консерваторию, но завершить обучение она не успела – началась война.

Поющая сердцем

В составе ташкентского ансамбля певица выступала перед бойцами Красной Армии на передовой. Сценой служили кузов грузовика, танк, или обычная повозка, но это не могло стать помехой тому огромному успеху, каким пользовался ансамбль среди бойцов.

За четыре года ансамбль дал более тысячи концертов, выступая в пятистах метрах от линии фронта. Порой добираться до места выступления приходилось пешком, преодолевая до пятнадцати километров в полном обмундировании, с оружием наперевес и концертными костюмами за спиной. Розе с ее 33-м размером ноги приходилось набивать сапоги самого маленького солдатского 39-го размера портянками и ветошью, а одежду ушивать вдвое.

Позже артистка рассказывала, что несмотря на усталость, недосыпание, они давали по несколько концертов в день, не обращая внимания ни на нагрузку, ни на разрывавшиеся вокруг снаряды. В один из таких дней она получила ранение, которое позже сказалось на ее зрении. Во время одного из концертов начался артобстрел, а следом за ним – минометы.

«Вдруг я почувствовала нестерпимую боль в глазах, словно они загорелись. А под левым глазом обнаружила что-то похожее на горячий острый кончик иголки. Это маленький осколок попал мне в роговицу левого глаза. Спустя четыре часа глаз почернел, словно обуглился. Меня повезли в ближайший госпиталь, дали лекарства, но оперировать не стали. Врачам было не до меня, и я это понимала: рядом на койках стонали солдаты без рук и без ног. Через некоторое время я ослепла на оба глаза», – вспоминала Роза Багланова. Чтобы вернуть зрение, она перенесла шесть операций и сумела вернуть зрение, но ранение не раз напоминало о себе в течение всей последующей жизни артистки.

Роза исполняла песни на разных языках, среди них было много народных. Ей будто хотелось хоть на мгновение подарить солдатам теплую атмосферу родного дома. Именно в те годы в исполнении знаменитой Лидии Руслановой Роза Багланова впервые услышала песню «Ах, Самара-городок», которая станет изюминкой ее репертуара. Маститой народной певице настолько понравится вокальная манера и тембр начинающей артистки из Казахстана, что она фактически подарит ей хит про волжский городок. С этой песней Роза больше не расстанется, она станет ударным номером каждого ее концерта и по просьбе бойцов она всегда исполняла ее на бис. Пела она ее и на парадном концерте в Берлине 9 мая 1945 года. С первых нот песни ее голос узнавала вся страна, хотя все же главным в ее творчестве была всегда казахская народная музыка, которую она представляла на сценах многих стран мира. За мужество, проявленное в годы Великой Отечественной войны, Роза Багланова, единственная из советских артистов, была дважды награждена медалью «За боевые заслуги». Первую ей вручал маршал Иван Конев, а вторую – маршал Константин Рокоссовский.

Поистине звездными в жизни артистки стали послевоенные годы. Она стала одной из самых известных артисток на территории Казахской ССР и Советского Союза. В 1955 году ей присвоили звание Народной артистки Казахской ССР, через 12 лет она становится народной артисткой СССР. К ней пришла и мировая известность. С неизменным успехом проходят ее концерты в Польше, Германии, Венгрии, Австрии, США, Чехословакии, Китае, Корее, Индии, Канаде, Швеции, Бельгии, Бирме. Она побывала с концертами везде, кроме Австралии. В репертуаре Розы Баглановой были песни на двадцати пяти языках. Интересно, что все началось после случая на фестивале молодежи и студентов в Будапеште. К ней привели пожилого словака, большого поклонника ее таланта, который попросил на предстоящем концерте исполнить словацкую народную песню. Розе песня понравилась, и они с музыкантами тут же разучили ее. На следующий день выступление Баглановой произвело настоящий фурор. Весь зал пел вместе с Розой, а потом долго аплодировал, не отпуская ее со сцены.

Как вспоминала певица, коллеги по сцене назвали ее «маленькая казашка». Ей не раз доводилось участвовать на важных концертах с именитыми и маститами деятелями культуры, знаковыми фигурами советской сцены, среди которых были Александр Вертинский, Галина Уланова, Майя Плисецкая, Аркадий Райкин, Святослав Рихтер.

Маленькая казашка с голосом сопрано своей искренностью и звонким голосом покорила сцены разных стран мира. «Я видела многих мировых государственных деятелей. Сидела с ними за одним столом. Это не простые люди: Сталин, Хрущев, Брежнев, Ким Ир Сен, Мао Цзэдун. Дважды гостила у Джавахарлала Неру и Индиры Ганди. Ее сына Раджива видела совсем подростком, ему было четырнадцать лет», – рассказывала певица в одном из своих интервью.

Голос нации

В ее творческой жизни были тысячи сцен – подмостки Кремлевского дворца съездов, известных концертных залов мира. И такую же большую сцену и огромный зал, способный вместить много зрителей, она мечтала увидеть у себя, в родной Алма-Ате. Она поднимала этот вопрос на самом высоком уровне. И, наконец, в 1967 году в Алма-Ате началось строительство Дворца Республики. Восемь лет спустя на сцене этого Дворца состоялся ее сольный концерт. Мало кто знает, но накануне, у певицы начались проблемы со зрением – сказалось фронтовое ранение. Но все попытки отговорить Розу Тажибаевну от выступления и срочно ехать на операцию в Москву были тщетны. «Люди ждут моих песен. Я должна петь», – отвечала она с улыбкой. Выход предложил дирижер оркестра, телевидения и радио Казахской ССР Кенес Дуйсекеев. Перед концертом вместе с ним она отсчитала определенное количество шагов в центре сцены и во время выступления передвигалась строго в этом периметре.

Плодотворным был творческий союз певицы с композитором Кенесом Дуйсекеевым. Четыре десятилетия ее голос звучал на Казахском радио. Не одно поколение выросло на «Сказках дядюшки Ердена» – детской программе, запись которой велась с 1959 года. Каждый день дети слушали рассказы о торжестве добра, справедливости, приключениях храбрых батыров, хитроумного Тазша бала или того же Алдара Косе.

А заставкой программы была песня в исполнении Розы Баглановой. «Однажды детская редакция говорит: «Слушайте, мы хотим сказку для детей по радио». Вспомнил свое детство, сочинил песню. Она так и называлась – «Сказки дедушки Ердена». Теперь встал вопрос, кто будет ее исполнять? На слуху голос Розы-апай. Даже в ауле, когда я учился в школе, я всегда по радио слышал ее голос. Я говорю: «Кажется, детские песни ей как раз подходят». Подумал и пошел к ней. Жду, через некоторое время появляется: Роза-апай выходит из «Волги», в очках, порхает! Потихоньку подошел, поздоровался, а она так сразу: «Айналайын, кімсің?». Я осмелел и сказал, мол, работаю на радио редактором, немного пою, что песню написал. Она предложила войти в класс с роялью, послушать мою песню. Там я ее сыграл. Тогда она сказала: «Мне понравилось, давай запишем. Только с одним условием: договорись со студией – ты же там работаешь, а я приеду и запишу», – рассказывал позже композитор и народный артист Казахской ССР Ескендир Хасангалиев, вспоминая о том, как удалось заполучить голос знаменитой артистки для детской программы.

Более полувека на сцене. Сотни песен, любимых народом и долгие годы бывших на слуху. Это время можно смело назвать эпохой Розы Баглановой.

В 1988 году с высокой трибуны она смело и открыто заявила всему миру о проблеме Аральского моря. Она осмелилась высказать всю правду о судьбе своего народа. «Я прошла войну, но то, что сейчас творится на Арале, нельзя остановить одним словом. Войну можно остановить, атомную бомбу можно остановить, самолет можно остановить, но это невозможно остановить. То, что натворили наши «величайшие» ученые, привело к тому, что погибает целая нация, умирают в материнской утробе дети, не успев появиться на свет», – сказала она в лицо государственным мужам. Это был ее долг – долг перед народом, перед землей своих предков, перед собственной совестью. Незадолго до своей смерти она выпустила книгу под названием «Айналайын халқымнан еркелеткен» («Благодарна народу моему за ласку и любовь ко мне»). Воистину, она любила свой народ и была горячо любима им.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: