Больно вспоминать и невозможно забыть — «Кызылординские Вести»

Больно вспоминать и невозможно забыть

07.05.2021

140 0

Имя кызылординской журналистки Валентины Сергеевны Барановой хорошо известно старшему поколению нашего региона. Ее проникновенные статьи на разную тематику, хлесткие высказывания и доброе сердце создали ей репутацию никогда неунывающего, отзывчивого человека, готового при необходимости дать полезный совет, а при особой нужде помочь решительными действиями. Но мало кто знает, что в годы Великой Отечественной войны, совсем еще крохой, она вместе с родными была на оккупированной территории Украины. И теперь, когда с каждым годом очевидцев тех ужасных военных лет становится все меньше, мы все бережнее относимся к воспоминаниям тех, кого уже нет с нами. Благо, что в свое время нашлась минутка, чтобы их записать.

Как говорила Валентина Сергеевна, вспоминать войну ей было трудно и больно. Но до глубокой старости она ей снилась, и от этих снов хотелось кричать. Великая Отечественная война отняла у мальчишек и девчонок тех лет детство со всеми радостями – праздниками, играми, любящими родителями.

Война – это когда нет папы

Когда началась война, Валентине Барановой было всего семь лет, осенью она должна была пойти в первый класс. Вместе с родителями и старшим братом они жили в Донецке, который в те времена назывался Сталино. Папа был шахтером, мама – домохозяйкой.

Спустя несколько дней после начала войны отец ушел на фронт. О том, что он погиб в одном из первых боев, Валя с мамой узнали уже после войны.

А мама Валентины Сергеевны осталась одна с двумя детьми – старшему брату Леше было 16 лет. Первый год в оккупации они прожили в родном городе. Только закончился этот год для них плохо – Леша попал в полицейскую облаву вместе с дочкой их друзей Милой Бережной. Их отправили на принудительные работы в Германию. Алексей потом вернулся после войны и отсидел три года уже в советских лагерях, а о Миле никто больше уже ничего не слышал. Она была единственным ребенком в семье.

Дети должны жить

Зима в оккупированном городе была трудная, часто бомбили, и чтобы не попасть под бомбы своих же самолетов, Валя с мамой переселились на окраину города, где было много пустых домов. В начале зимы 1941 года они ходили с тетей Надей Бережной по пустым домам и квартирам, в надежде найти что-нибудь полезное для себя. В одной из пустых квартир услышали тихое поскуливание. Было непонятно, откуда оно исходит. Но на всякий случай тетя Надя решила осмотреться. В углу одной из комнат под грудой тряпья она нашла маленького мальчика. На вид ему было около полугода, мальчик был очень истощен, губы его запеклись, неизвестно, как долго он здесь находился. Квартира принадлежала учителю еврею Иосифу Бергману. Судя по всему, это был его сын, оставленный в надежде, что кто-нибудь спасет их малыша. Самих же родителей угнали в неизвестном направлении.

Тетя Надя, запеленав ребенка в подвернувшееся под руки тряпье, положила его в свою корзину. В тот же вечер она с мальчиком уехала в лесничество и до конца войны оставалась там. Встретились они уже где-то в 1946-м году, когда Валентина Сергеевна с мамой приехали к ним в гос-ти. Мальчик подрос, ему было уже лет шесть, его назвали Юрой. Шустрый, счастливый, смышленый ребенок. Ему повезло, он нашел семью, а осиротевшая после пропажи дочери семья нашла сына.

Долгожданная весть

Почти два года в оккупации тянулись долго. Было голодно, холодно, страшно. Маму, как и других женщин, полицаи гоняли на работу в поле, там они и жили неделями. Дети были предоставлены сами себе. Как-то раз среди ночи мама пришла домой, чтобы повидать дочь, покормить ее. Но сосед, который с приходом немцев стал полицаем, ее заметил. И не поленился, оседлал коня и всю дорогу гнал маму до полевого стана плетью. Числились за ним и другие издевательства над земляками. Как вспоминала Валентина Сергеевна, справедливой кары этому фашистскому прихвостню удалось избежать, ушел вместе с немцами, и, как потом рассказывали его родственники, обосновался где-то в Канаде. Эта несправедливость расстраивала ее всю жизнь.          

Освободили их осенью 1943 года. Когда немцы отступали, местному населению было велено эвакуироваться вместе с ними, но все избегали этого как могли. В хатах никто не ночевал, все прятались кто где мог.

– Помню, ночи были тихие, – рассказывала Валентина Сергеевна. – В одну из таких ночей показался всадник на коне – советский разведчик. Как мы были ему рады, словами не передать. Эта ночь и стала для меня днем Победы. Солдат посоветовал в эту ночь не возвращаться в хаты, и сказал: «Ждите, к утру придем». И они пришли.

Потом были трудные послевоенные годы. После окончания школы, Валентина Сергеевна уехала на целину и так и осталась на всю жизнь в Казахстане.

Нина НИКИТИНА

Читайте также: