325 дней в небе, или Как «свой» оказался среди «чужих» — «Кызылординские Вести»

325 дней в небе, или Как «свой» оказался среди «чужих»

05.07.2022

587 0

Вернуться к рассказу шестилетней давности о кызылординце, первом летчике-казахе Жолдасбеке Нурымове подтолкнула статья профессора Кызылординского университета имени Коркыта ата Казыбая Кудайбергенова «Би падишасы Шара – Сыр елінің келіні», опубликованная на днях в областной газете «Сыр бойы». В ней автор, описав судьбу неординарной личности с акцентом на его личную жизнь, предлагает увековечить имя ветерана и в Кызылорде.

История о незаслуженно позабытом в Кызылорде ветеране Великой Отечественной войны впервые получила огласку в 2016 году с материала «Вместо сердца – пламенный мотор», опубликованном в «Кызылординских вестях». Тогда в редакцию обратился житель аула Ширкейли Сырдарьинского района Хамза Кызылхожаев, учитель русского языка и литературы местной средней школы, который рассказал мне о своем дяде Жолдасбеке Нурымове, уверяя, что он, первый летчик-казах, участник Великой Отечественной войны. После изучения предоставленных архивных документов, газетных вырезок военных лет и воспоминаний, так или иначе касающихся фронтовика, нарисовалась общая картина.

В феврале 1912 года в ауле №3 бывшего Теренозекского района (ныне аул им. Амангельды Сырдарьинского района) в семье Нурыма рождается сын Жолдасбек. Изначально у мальчика фамилия была Кызылкожаев – по имени отца Нурыма, позже была изменена на Нурымов. Жолдасбек рано осиротел, воспитывался у брата отца Калмухамеда. Полтора года отучившись у местного муллы, он поступил в одну из школ Кызылорды. К тому времени ему было восемь лет, а на календаре значился год 1920-й. В свободное от уроков время мальчик часто ходил на железнодорожную станцию, чтобы увидеть паровозы, общался с людьми. Так постепенно он самостоятельно выучил русский язык.

В 1929 году кормилец семьи Калмухамед сильно заболел, и юноша устроился на работу в железнодорожное депо по ремонту паровозов. В 1930 году постановлением Совета народных комиссаров СССР в стране образовалось Всесоюзное объединение гражданского воздушного флота.

Через год открылись школы по подготовке летчиков и техников в Батайске, Тамбове и Балашове. Услышав эту новость, Жолдасбек стал обивать пороги Кызылординского городского комитета комсомола в надежде получить направление на учебу. На помощь пришел коллектив железнодорожной станции, где он трудился. И в 1931 году парня зачислили в школу по подготовке летчиков гражданской авиации, которая находилась в Балашове.

В 1933-м состоялся первый выпуск молодых авиаторов. По рекомендации инспектора из Москвы, который проверял летные навыки выпускников, госкомиссия присвоила Ж.Нурымову квалификацию летчика второго класса. Приказом главного управления гражданской авиации СССР от 22 сентября 1933 года он был назначен летчиком-инструктором этого учебного заведения и остался здесь работать.

В середине тридцатых годов у Ж.Нурымова появился шанс возвратиться в Казахстан – в Алматы и Актобе открывались управления воздушного флота. Однако по различным причинам руководство не отпустило нашего земляка в родные края, вместо этого он был направлен в Западно-Сибирское управление гражданского флота в Новосибирск. Позже был переведен в Петропавловск, где создавался новый 230-й авиационный отряд.

Первый материал о казахском летчике Ж.Нурымове с фотографией вышел в свет в газете «Пропеллер» 18 августа 1936 года и назывался «Нурумов — первый пилот национал в нашем управлении». До войны Жолдасбек облетел страну вдоль и поперек, пользовался большим уважением начальства. В 1937 году удостоился Почетной грамоты Центрального исполкома Казахской АССР. В начале сороковых годов на груди летчика красовался знак «За 300000 километров полета».

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Ж.Нурымов вступил в нее командиром военно-транспортного самолета в составе Юго-Западного фронта. До апреля 1942-го принимал участие в боях под Киевом, Харьковым, Ворошиловградом, в обороне Сталинграда, позже был направлен на Волховскую линию. В одном из боевых заданий наш земляк был тяжело ранен. После длительного лечения в госпитале в 1944 году его демобилизовали из Красной Армии инвалидом II-й степени.

После демобилизации Ж.Нурымов в Кызылорду не попал. Тридцатитрехлетний крепкий парень не хотел мириться с инвалидностью, по рекомендации врачей стал проходить реабилитационные курсы. В конце 1945 года, успешно пройдя медицинскую комиссию в Москве, получил заключение о годности к полетам. И 1 февраля 1946 года стал пилотом самолета ЛИ-2 авиаотряда №7, базировавшегося в Алматы.

С тех пор Ж.Нурымов не расставался со штурвалом самолета до 1952 года. За свою жизнь освоил более пятнадцати видов самолетов, налетал свыше 7783 часов. Облетел всю страну, внес большой вклад в развитие отечественной авиации. Но однажды старая рана дала о себе знать, и летчику пришлось прекратить полеты. Несколько лет кадровый авиатор работал диспетчером по регулированию воздушного движения в Шымкентском аэропорту. Ушел из жизни на 54-м году жизни в марте 1966 года, похоронен в Шымкенте. Решением Шымкентского городского акимата от 30 июня 2008 года его именем названа одна из улиц областного центра. Кроме того, имя нашего земляка высечена на Мемориале Славы, а в доме, где он жил, установлена памятная доска.

Известно, что у Ж.Нурымова было несколько браков. От первого брака с Гульсим – сестры супруги тогдашнего секретаря ЦК Компартии Казахстана Жумабая Шаяхметова на свет появились три дочери: Рита (Риорита), Зарема и Лаура. Рита ушла из жизни рано, а Зарема пошла по стопам отца в авиацию – 21 год была стюардессой на борту самолета Динмухамеда Кунаева. Пять лет назад автор этих строк побывал у нее в квартире. На семейных фотографиях – молодая чернобровая красавица лет двадцати-двадцати пяти в униформе стюардессы. Хоть годы и не перечеркнули всю элегантность и очарование пожилой женщины, все же не сразу удалось узнать в архивных фото именно ту женщину, что сидела передо мной в кресле.

О втором браке с танцовщицей, народной артисткой Казахской ССР Шарой Жиенкуловой подробно рассказал в своем материале в газете «Сыр бойы» ученый К.Кудайбергенов. От супруги Галимы, с которой в Шымкенте провел последние годы жизни наш земляк, родились дочери Нурзия и Нурия.

Через пару месяцев после публикации материала в «КВ» рассказ о первом летчике-казахе, кызылординце Ж.Нурымове получил неожиданное продолжение – ко мне пришло письмо от дочери фронтовика Ирины Жолдасбековны Новиковой – гражданки Италии, проживающей в Мессине. По ее словам, она родилась в 1949 году в Алматы. Окончила КазГУ, в 23 года с мужем-военнослужащим уехала в Монголию, а затем в Ленинград. До отъезда в Италию работала в местной газете, была издателем, редактором, депутатом.

Как отмечала И.Новикова, о маме, участнице блокады Юлии Ивановне Киселевой, она знает все, а об отце – практически ничего. Как призналась Ирина Жолдасбековна, из материала, который она случайно прочла в Интернете, узнала многое о своем отце. Например, что он из Кызылорды, а не из Шымкента, что алматинка Лаура Нурымова – ее сестра. Ирина писала, что знала, что у папы было несколько браков, и в Казахстане у нее есть сводные сестры. Она искала их, мечтала навестить могилу отца. Ирина помнит попытку ее родителей воссоединиться после развода, жить вместе в Шымкенте. Но не сложилось. Поблагодарив за материал об отце, она попросила автора этих строк поспособствовать встрече с сестрами.

Не стану вдаваться в подробности моих переговоров с дочерями славного фронтовика, проживавшими на тот момент в Алматы, Шымкенте и Италии, организации встреч с ними. В мае 2017 года Ирина прилетела в Алматы, где в парке имени 28 гвардцейцев-панфиловцев она впервые увидела своих сводных сестер Зарему и Лауру. На следующий день я вернулся в Кызылорду, чтобы через два дня встретить их всех уже в Шымкенте вместе с Нурзией и Нурией – дочерями Ж.Нурымова от брака с Галима апа. Цветы, слезы, фотографии на память… Не хватит слов, чтобы описать душевное состояние, радость и одновременно переживание всех тех, кто был на этой встрече. На ней кстати присутствовал и профессор Казыбай Кудайбергенов, который после прочтения материала в «КВ» «заболел» историей о первом летчике-казахе, и к тому времени собирал по крупицам информации о нем в архивных фондах Алматы и столицы. Дочери фронтовика вместе с многочисленной родней посетили Мемориал Славы, где на 200-метровой гранитной плите высечено более 140 тысяч имен, в том числе Ж.Нурымова, побывали на одноименной улице в центре города, на кладбище возложили цветы к могиле отца. В доме в Шымкенте, где жил последние годы славный авиатор и который стал семейным очагом его дочерей из разных уголков страны и дальнего зарубежья, попросив сестер больше не терять друг друга, я отклонялся и уехал в Кызылорду.

С тех пор прошло пять лет. Какое-то время держал связь с дочерями летчика Ж.Нурымова. В последнем телефонном разговоре с Ириной Жолдасбековной она изъявила готовность и желание прилететь в Кызылорду, увидеть своими глазами аул, где родился и вырос отец, по казахскому обычаю изучить прадедов до седьмого колена. Но года три прошло, как у меня связь со всеми сводными сестрами нашего славного земляка оборвалась.

Надо отметить, что за боевые заслуги в годы Великой Отечественной войны, Ж.Нурымов награждался орденами боевого Красного Знамени, «Отечественной войны I степени», дважды – «Красной Звезды». Правда или нет, но дочь отважного летчика Лаура Нурымова с горечью рассказывала и о том, какую злую шутку сыграла с отцом его личная жизнь. По словам женщины, в годы войны командование дважды ходатайствовало о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Но, каждый раз, пройдя успешно другие инстанции, фамилия отца, который на тот момент официально состоял в другом браке, «выпадала» из наградного листа в стенах ЦК Компартии Казахстана, где работал ее зять…

В завершение публикации еще раз обращаюсь с просьбой к руководству региона и Сырдарьинского района в частности (соответствующие письма им были направлены несколько лет назад), совету ветеранов и другим заинтересованным ведомствам принять меры по увековечиванию имени Ж.Нурымова в истории нашего края и включению его в список участников Великой Отечественной войны на малой Родине. Ведь наш общий долг и святая обязанность – помнить о славных подвигах земляков и склонять головы перед их героическим прошлым.

Жанибек ИСАЕВ

Читайте также: