Жырау: летописцы Великой степи — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

Жырау: летописцы Великой степи

03.10.2020

421 0

Многообразием тематики, красотой и звучностью казахское песенное-импровизаторское искусство всегда привлекало внимание ученых-исследователей. «Мне чудится, что вся казахская степь поет», –
писал путешественник Григорий Потанин. Песня звучала повсюду в бескрайней казахской степи: на шумных ярмарках и базарах, во время пиршеств и тоев, в задымленных лачугах бедняков и богатых юртах с роскошной отделкой.

Жизнь кочевника была немыслима без песни, с ней открывали той, встречали рождение ребенка, с ней же провожали человека в последний путь. В музыкально-поэтическом творчестве выразилась многовековая история народа, его надежды и чаяния, горе и радость, думы и мечты. Наиболее яркое отражение они нашли в творчестве степных поэтов и музыкантов – жырау, жырши, акынов, салов и сери.

Так сложилось исторически, что казахский народ не обладал развитой письменной культурой – величайшие образцы народного поэтического искусства передавались в устной форме и жырау стали уникальными носителями этого целостного и могучего знания, властителями народных дум. Как отмечал Мухтар Ауэзов, наш народ не оставил в наследство памятников архитектуры, скульптуры, живописи, но он оставил нам бесценное богатство – искусство жырау.

Слово «жырау» происходит от слова «жыр», что означает «песнь, сказание». Жырау были глубоко одаренными личностями, которые наряду с незаурядными импровизаторскими способностями, воплощали в себе талант рассказчика, актера, певца, музыканта, а также виртуозно владели музыкальными инструментами. К своим поэтическим импровизациям они сами сочиняли музыку, сами же были исполнителями. Чаще всего в качестве аккомпанирующего инструмента использовали кобыз и домбру.

От жырау следует отличать жырши и термеши, которые были лишь исполнителями и не являлись авторами фольклорных произведений. В то же время жыры и терме – это разные жанры и отличаются по манере исполнения. В терме важен голос, а в жыре – текст. Терме – это назидание в музыкально-поэтической форме, вид стиха и песни, которые чаще носили назидательный характер, размышления о жизни и смерти, молодости и старости, добре и зле. Яркие образцы терме встречаются в произведениях Асана Кайгы, Казтугана, Бухара жырау, Махамбета, Базара жырау, Майлыкожи, Жамбыла,
Турмагамбета.

Степные поэты и музыканты

 В племенных объединениях кочевых народов жырау отводилась особая роль. В степной иерархии они относились к политической элите, и это было вполне обоснованно. Без них не обходилось ни одно важное событие. Благодаря глубокому знанию истории и культуры народа они выполняли много разных функций: были советниками ханов, разрешали межродовые споры, выступали с дипломатическими миссиями. В основном, это были люди, приближенные к ханскому двору. Одаренные талантом красноречия, они выступали в качестве послов, участвовали в переговорах, предвещали исход тех или иных событий, давали напутствие войску перед походом, поднимая его боевой дух.

Многие жырау были не только поэтами, но и батырами, вождями племен, улусов и племенных дружин. Некоторые из них выступали также в роли «абызов» – предсказателей и кудесников и толковали сны, разъясняли приметы, пытались объяснить явления природы. В своих песенно-поэтических творениях они философски осмысливали жизнь народа, в художественной форме давали оценку происходящим в стране событиям, выражали свое отношение к правителям и их политике с позиций народа. Довольно часто им приходилось решать тяжбы между родами и племенами по распределению кочевий, дипломатические споры и другие вопросы внутренней и внешней жизни общества. Они были и историками, и философами Великой степи, а на определенном историческом этапе стали советниками ханов и государственными деятелями.

Порой они жестко критиковали правителей и давали оценку их поступкам. Имена многих из них были неразрывно связаны с именами выдающихся правителей казахской степи: Коркыт – советник хана Огуза, Шалкииз – Темир бия, Асан Кайгы – султанов Жанибека и Керея, Жиембет жырау – хана Есима, Махамбет – хана Жангира. Про легендарного Сыпыра жырау говорили, что своими жырами он исправил девять ханов.

В культурной жизни казахского общества роль жырау – степных музыкантов и акынов-импровизаторов – была весьма значимой. Их авторитет в степи был высок – острыми и меткими фразами жырау могли возвысить или уничтожить любого оппонента. Не обладая нотной грамотой, они не имели понятия о жанрах. Однако, исходя из конкретной ситуации, они использовали разные поэтические приемы – романтически приподнятые, радостные в жырах и толгау Шалкииза и Доспамбета, гневные – у Маргаски, поучительные – у Асана Кайгы и Бухара жырау. На них была возложена особая миссия, которая заставляла их нести ответственность за судьбу народа, и потому их влияние на народные массы было огромным.

Воспевая важнейшие события в жизни народа, знаменитые акыны прошлого Жиембет, Маргаска, Актамберды, Умбетей выступали против феодальной раздробленности, призывали к сплочению и совместной борьбе против внешних врагов. Они слагали песни о важных исторических событиях, героических сражениях, прославленных батырах, воспевали любовь, благородство, мечты и чаяния людей. Все они были великими степными поэтами, философами и государственными деятелями и своим творчеством заложили основу современной музыкальной культуры Казахстана.

Земля Сыра: край легенд и сказаний

Яркое проявление искусство жырау нашло в Приаралье. В народе бытует крылатое выражение «Сыр елі – жыр елі» («Земля Сыра – родина жыра»). В низовьях Сырдарьи жили и творили великие музыканты и сказители, жырши и жырау, творческое наследие которых является достоянием всего тюркского мира. Народ прозвал их «Сыр сүлейлері».

Песенные традиции Кете Жусупа, Канлы Жусупа, Дур Онгара, Ешнияза сала, Карасакала Еримбета, Турмагамбета нашли свое достойное продолжение в творчестве Кошенея, Манапа, Нуртугана, Сарсенбая. Уникальным было искусство Нартая Бекежанова – его импровизаторское искусство сопровождалось игрой на сырнае (гармони). Родиной акынов прозвали в народе Кармакшинский район. В конце XIX – начале XX века здесь выросла целая плеяда замечательных мастеров песенно-импровизаторского искусства, которых называли «шайырами». Это были не просто акыны, а создатели сотен эпических сказаний. Благодаря своему таланту и незаурядному поэтическому дару любовь и признание народа завоевали Ешнияз сал, Балкы Базар, Дур Онгар, Кете Жусуп, Омар Шораяк, Жиенбай, Турмагамбет, все они, в основном, выходцы из нынешнего аула имени Турмагамбета.

Мастер поэтической импровизации

Казахи всегда высоко ценили искусство красноречия. Недаром в народе бытует выражение «Өнер алды – қызыл тіл» («Основа искусства – красноречие»). Сильной и неординарной личностью был жырау, поэт и переводчик Турмагамбет Изтлеуов.

Он родился в 1882 году в Кармакшинском районе. Постигнув азы грамоты в родном ауле в медресе Алдашбая ахуна, в дальнейшем он получил классическое исламское образование в знаменитых медресе Бухары Мир-Араб и Кокильташ (1899-1905 гг.), где обучались выдающиеся религиозные просветители Средней Азии. Духовный центр Востока, очаг мусульманской культуры и просвещения, Бухара покорила и очаровала будущего поэта. Это был город, в котором создавал свои бесценные труды великий ученый и врачеватель Авиценна, открыл свою первую обсерваторию ученый и астроном, внук великого Тамерлана Улугбек, где был составлен не имеющий аналогов в мусульманском мире свод хадисов Пророка. Не менее своих великих предшественников этот город прославили работавшие там ученые Бируни и Аль-Фараби.

Перед Турмагамбетом, с отличием закончившим учебу, открылись блестящие перспективы. Молодой человек получил приглашение остаться совершенствоваться в любом из близлежащих к Бухаре среднеазиатских городов. Уже тогда начавший всерьез писать стихи, он отклонил предложение. Он мечтал вернуться на Родину и поделиться знаниями, почерпнутыми в стенах священной Бухары, со своим народом. В совершенстве владея восточными языками – арабским, персидским, турецким – он мечтал перевести на казахский всю восточную литературную классику.

В 1905 году, вернувшись в родные края, Турмагамбет занимался просветительством: открыл медресе, где обучал грамоте детей, занимался литературной деятельностью, в качестве ученого-переводчика работал в комиссариате народного просвещения Казахской ССР.

 Поэтическое наследие Турмагамбета, представленное баснями, лирическими стихотворениями и импровизациями, отличалось многообразием и актуальностью тем, искренностью и правдивостью. Большим приобретением для казахской литературы стал осуществленный Турмагамбетом в 1936 году перевод величайшей восточной поэмы Фирдоуси «Шахнаме».

Впрочем, путь к переводу «Шахнаме» начался еще в стенах медресе Кокильташ, где его сокурсником оказался будущий классик таджикской литературы Садриддин Айни. Страсть к словесности, интерес к восточным языкам и поэзии сблизили их и сделали единомышленниками.

В 1934 году, когда повсеместно отмечалость 1000-летие Фирдоуси, было решено перевести на казахский язык его поэму «Шахнаме» – жемчужину восточной поэзии. По совету С. Айни перевести поэму предложили Турмагамбету. По личному распоряжению тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Левона Мирзояна поэт был приглашен в Алма-Ату. Получив должность научного работника, он приступил к работе.

В Алма-Ате в здании бывшей партшколы, находившейся на пересечении нынешних проспектов Абая и Достык, Турмагамбет снимал комнату. Ночи напролет работал он над переводом «Шахнаме». В печально знаменитом 1937 году над поэтом начали сгущаться тучи. В «Казгосиздате» была прекращена верстка книги, а на его земляка и друга, партийного дея-
теля Темирбека Жургенова завели уголовное дело, обвинив в государственной измене. Почувствовав опасность, тридцать пять томов рукописи, написанной арабской вязью и обернутой в кожаный переплет, поэт привез домой и поручил детям зарыть в землю. Трагически закончилась жизнь поэта. Он был арестован органами НКВД по обвинению в шпионаже и спустя два года в 1939 году его убили в тюремной камере. На долгие годы имя поэта было предано забвению, а его творчество оказалось под запретом. И только с обретением независимости поэтическое достояние Турмагамбета вернулось к читателю.

Бала жырау Турымбет

Всенародной любовью и признанием пользовался жырау Турымбет Салкынбайулы, больше известный под именем «Бала жырау». Он родился в 1868 году в третьем ауле волости Жамансыр Казалинского уезда (ныне аул Актобе Кармакшинского района). Его отец Салкынбай был человеком среднего достатка, довольно известным в Каракумах, где и поныне есть местечко, названное в его честь «Салқынбай құмы» («Пески Салкынбая»).

Из четырех сыновей Салкынбая двое старших – Жадыра и Турымбет – с детства проявляли способность к музыке. Старший брат, признавая талант младшего, со словами «Хватит для семьи и одного жырау» отдал пальму первенства Турымбету, который прекрасно играл на домбре, сочинял стихи, привлекая внимание слушателей.

Грамоте Турымбет научился у местного муллы, а искусству импровизации – у своих земляков Балкы Базара, Дур Онгара, Данмурына, слывших в степи непревзойденными исполнителями дастанов, толгау, кисс. Большое влияние на становление творчества Турымбета оказало его увлечение восточной поэзией. Еще мальчишкой он сочинял стихи на восточные сюжеты, исполнял терме, толгау, участвовал в айтысах.

Тринадцатилетний Турымбет вместе с Жиенбаем жырау, который был старше его на четыре года, едет в Иргиз, где при большом стечении народа выступает перед именитым бием Алматом Тобабергенулы. Тогда он вместе с «бата» – напутствием бия получил свой творческий псевдоним «Бала жырау» – «Мальчик жырау».

Слава о Турымбете жырау разлетелась по всей степи, по приглашению ценителей искусства он выступает в степях Арки, Улытау, Сарысу, Иргизе, Актобе, перед сородичами-казахами, проживавшими в Узбекистане, Каракалпакстане, Туркменистане.

Исследованием жизни и творчества Турымбета жырау занимался литературовед, собиратель казахского фольклора Алкуат Кайнарбаев, а также внук жырау, член Союза писателей Казахстана Ибрагим Бекмаханулы. Он рассказал об интересном случае из жизни Турымбета. Между двумя близкими родами вспыхнула ссора из-за права выдвинуть кандидата в волостные. Вражда, непрекращающаяся тяжба и барымта затянулась. Тогда влиятельный и хорошо известный в округе Торебай би Пышанулы попросил пользующихся всенародной славой и любовью жырау Дур Онгара, Жиенбая и молодого Турымбета переубедить сородичей в их неправоте и примирить враждующие стороны. Благодаря красноречию и ораторскому мастерству, умению убеждать жырау довольно часто выполняли в степи миротворческую миссию, помогая сородичам прийти к консенсусу.

Живший на стыке двух веков, в эпоху великих революционных преобразований жырау Турымбет восторженно встретил Октябрьскую революцию. С детства наблюдая за нелегкой, полной лишений и тягот жизнью простого народа, с революционными преобразованиями он связывал мечты о светлом будущем. В песнях и жырах «Бай құдасына», «Аманбай байға айтқаны», «Бір ісім болыс, билер келді ортаңа» он сетует на бесправное положение народа, задавленного нищетой и произволом баев и биев.

 ХХ век принес казахскому народу немало тяжелых испытаний: жестокое подавление национально-освободительного движения 1916-го года, гражданская война, голод 20-х, а затем и 30-х годов, сталинский террор. Крутая ломка традиционно сложившегося уклада жизни, насильственная коллективизация вызвала протест коренного населения, который сопровождался уходом части населения за пределы республики. Свое сочувствие народу и неприятие тоталитарного режима жырау Турымбет высказывал в своих стихах. Вполне понятно, что он стал неугоден новой власти. И потому одну ночь с ближайшими родственниками вместе с имуществом и скотом он покинул родные места и обосновался в Узбекистане в
местечке Тау-Елибай (район Тамды).

И все же Турымбет поддерживал тесные связи с земляками, вел переписку со своим учеником, религиозным просветителем Ыспаном кари Сулейменовым. Долгое время ему не удавалось вернуться в родные места. В сочинениях того периода звучит тема тоски по
Родине.

 В 1945 году Турымбету жырау была оказана честь открыть праздничное мероприятие в Кызылорде, посвященное Великой Победе. Глубоким лиризмом пронизана песня Турымбета «Кумисай». На ее написание жырау вдохновила любовь к красивой дочери бая. Годы спустя эта песня в исполнении известного жырау Алмаса Алматова прозвучала на сцене Парижа и нашла путь к сердцу притязательного французского слушателя.

Далеко не все произведения жырау дошли до наших дней, творчество акына требует дальнейшего изучения и исследования.

Жырау покинул этот мир в возрасте 87 лет в местечке Бозаркаш (ныне аул Актобе Кармакшинского района). Недалеко от аула растут посаженные им деревья и дарят людям в зной спасительную прохладу. Местные жители прозвали это место «Тұрымбет талы». Имя Турымбета жырау носит музыкальная школа Кармакшинского района.

Не рвется связь поколений

Мастером поэтического слова и музыкальной импровизации был Жиенбай жырау. Он родился в 1864 году в ауле №2 Куандаринской волости Казалинского уезда (ныне аул имени Турмагамбета Кармакшинского района). Его нагаши – дядя по линии матери – был известный в Приаралье акын и жырау Омар Шораяк. Именно он дал племяннику имя Жиенбай. В казахской родословной иерархии детей от сестер и дочерей называют «жиен». На пробуждение таланта маленького Жиенбая важное влияние оказала среда, в которой он вырос. Отец Жиенбая Дузбенбет тоже был искусным домбристом и обладал красивым голосом.

Звезда славы Жиенбая взошла во время аса Шоная. Проведению асов в степи уделялось особое внимание, словоохотливые старики, женщины и молодежь аулов обсуждали событие. В памяти людей надолго оставались имена борцов-палуанов, одержавших победу, клички скакунов, пришедших первыми в байге, салы и сери, отличившиеся находчивостью и красноречием. Для проведения аса в местечке Актайлак было уставлено 300 юрт, в музыкально-поэтических поединках приняли участие более сорока жырау и жырши, акынов и певцов из всех трех жузов. Победителю был назначен приз в триста голов лошадей. По условию состязания исполняемые участниками жыры, терме, толгау и дастаны не должны были повторяться. Словесные баталии длились на протяжении недели. В конце состязания остались только акыны Тасберген и Жиенбай. Пальму первенства Тасберген уступил Жиенбаю. Полученный приз – 300 лошадей – он раздал по пути домой.

 Продолжателями творческих традиций отца стали сыновья Жиенбая Рустембек и Дастанбек. Старший Рустембек 12-летним мальчишкой выступал перед публикой. Он был частым гостем на тоях и пиршествах, хотя все же на путь творчества не вступил. Постигнув грамоту у местного муллы Кожагелды Балтока, позже он обучал сельскую детвору. Музыкальные и поэтические способности отца в полной мере передались младшему сыну Жиенбая – Дастанбеку. Обладатель сильного и красивого голоса, он не успел проявить свой талант. Когда началась Великая Отечественная война, добровольцем ушел на фронт и не вернулся. Поэтический дар Жиенбая жырау унаследовали его внуки от старшего сына Рустембека – Кошеней и Бидас. Кошеней был первенцем в семье, родился сразу после войны в 1946 году, когда отец вернулся домой.

Человек редкого таланта, Кошеней унаследовал дар своих знаменитых предков. Знаток казахского фольклора, он наизусть знал и исполнял такие эпосы и дастаны, как «Кероглы», «Рустем-дастан», «Кобыланды», «Алпамыс», «Кыз Жибек», произведения признанных жырау Приаралья Базара жырау, Кете Жусупа, Жиенбая жырау, Турмагамбета.

 В 1968 году Кошеней окончил Кызылординский педагогический институт имени Н.В. Гоголя, учительствовал в ауле Акжар Кармакшинского района. В период с 1971 по 1973 годы учился в аспирантуре Литературного института имени М. Горького в Москве. Кошеней поселился в общежитии института на Малой Бронной на третьем этаже. На два этажа выше в том же общежитии жил с семьей акын из Кызылорды Отеген Кумисбаев. Вспоминая акына, О. Кумисбаев писал: «…Звуки домбры и сильного голоса Кошенея заполняли коридоры общежития, послушать певца из далеких казахских степей наряду с проживавшими в общежитии немногочисленными казахскими студентами приходили и другие. Сверкая глазами и вибрируя голосом, он воспевал героические деяния славных казахских батыров, красоту бескрайних степей».

 Пробовался Кошеней и в амплуа
актера – снялся в роли сына Акана сери в фильме «Ас» по мотивам поэмы «Кулагер» поэта Ильяса Жансугурова (режиссер ленты Болат Мансуров).

Жизнь Кошенея оборвалась на взлете в результате несчастного случая 8 марта 1973 года. Ему было всего 26 лет. Он прожил короткую, но яркую жизнь, посвятив себя служению своему народу, национальному искусству и оставив богатое наследие.

Традиции сказительства продолжил и младший сын Рустембека – Бидас. Он родился в 1951 году в селе Акжар Кармакшинского района. В его репертуаре наряду с эпосами «Кобыланды» и «Кероглы», киссы Омара Шораяка «Садуакас и Сахи», Жиенбая «Бедняк», терме и жыры Балкы Базара, Турмагамбета и другие. Сыновья Кошенея Арбалы, Нурбол, Акнур и Арнур также пошли по стопам отца и являются представителями традиционного искусства жырау.

В Кармакшинском районе в честь Кошенея Рустембекулы установлен памятник, в 2006 году открылся первый и пока единственный в регионе Дом жырау. Здесь бережно хранят музыкальные традиции предков. Уникальному и сложному искусству, насыщенному глубоким философским смыслом, здесь обучают молодое поколение.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: