Вандализм по-кызылордински: что мы оставим потомкам? — «Кызылординские Вести»

Вандализм по-кызылордински: что мы оставим потомкам?

28.10.2021

1141 0

– Горы Каратау являются наиболее известными местами агломерации первобытного человека. Найденные здесь стоянки древних людей относятся к каменному веку, к периоду нижнего палеолита. Петроглифы ущелья Сауыскандык – самые древние из найденных на территории Казахстана. По всей вероятности, они появились лет на пятьсот раньше петроглифов урочища Тамгалы, к тому же их намного больше по количеству. Это своего рода панорама жизни наших предков – рисунки дают представление о разных периодах истории, давая картину образа жизни и быта населявших эти места народностей и племен, начиная с эпохи бронзы и заканчивая периодом Казахского ханства. Уникальны они еще и тем, что очень содержательны по тематике и обладают большой информативной ценностью, – считает ученый-археолог, старший научный сотрудник исследовательского центра «Археология и этнография» Международного казахско-турецкого университета Яссави Сагымбай Мургабаев, вплотную занимающийся исследованием петроглифов Южного Казахстана. Вместе с учеными Мадияром Елеуовым и Зейноллой Самашевым он является автором монографии, посвященной петроглифам урочища Сауыскандык. 

Здесь каждый камень – история

Хребет Каратау, северо-западный отрог Тянь-Шаньских гор в Южном Казахстане, относится к территории трех областей – Кызылординской, Туркестанской и Жамбылской. Окруженные с севера безмолвными песками Бетпак-Далы и Моюнкумов, а с юга – губительными для всего живого песками Кызылкумов, отроги гор Каратау издревле были настоящим оазисом в пустыне.

Здесь проходили важнейшие караванные пути древности, соединявшие Бактрию и Маргиану, Северный Иран, Западный и Центральный Казахстан, Урал. Возникавшие здесь города становились крупными торговыми узлами, выполняя роль караван-сараев для многочисленных путешественников, купцов и прочего люда.  

Общая протяженность территории, на которой можно увидеть петроглифы, составляет порядка семи километров и занимает площадь в 500 гектаров. Оставленные на камнях рисунки ученые разделили условно на девять групп в зависимости от временных периодов. О том, что относятся они к разным временным пластам, говорит и техника исполнения рисунков. Некоторые выполнены техникой пикетирования – рисунки выбиты за счет нанесенных на поверхность скалы углублений (точек) различного размера и глубины, что, скорее всего, указывает на инструмент, которым пользовались при нанесении изображения. Есть рисунки, выполненные выцарапыванием – по всей вероятности при этом использовался рабочий инструмент из металла. Есть рисунки, выбитые только по контуру, или выполненные с использованием техники пикетирования с элементами выбивки по контуру, что визуально придало рисункам эффект выпуклости. Некоторые изображения имеют большие размеры – от 2-х до 4-х метров, что является большой редкостью не только для казахстанского, но и для всего центральноазиатского наскального творчества. Ученые предполагают, что  петроглифы Сауыскандык, возможно, одни из самых древних, сохранившихся на территории Казахстана. 

Главные сюжеты петроглифов Сауыскандык – образы людей в масках с ритуальными жезлами, хоровод женщин с бубнами, колесницы и повозки, сцены из военной жизни, картины быта. Для большей части петроглифов характерна натуралистическая манера изображения – образы легко узнаваемы и реальны. Все они связаны с различными религиозными ритуалами, мифологическими сюжетами, которые помогают датировать петроглифы независимо от результатов археологических раскопок. Например, боевые колесницы появились в начале II тысячелетия и существовали примерно до IV века до нашей эры во времена царя Дария и Александра Македонского. Антропоморфные и зооморфные фигуры – изображения быков, косуль, лошадей, зверей, птиц ученые датируют поздними периодами эпохи камня (неолит-энеолит). Часть рисунков выполнена с использованием стиля «битреугольник», характерного для некоторых стран Центральной Азии. В связи с чем ученые предполагают, что они относятся к периоду бронзового века и датируют второй половиной II тысячелетия до нашей эры. 

– В следующем году ждем ученых из Германии, которые при помощи современных технологий помогут установить более точные даты наскальных рисунков, – говорит Сагымбай Мургабаев.

В целом же, в ущелье Сауыскандык насчитывается примерно 8-10 тысяч наскальных изображений, которые представляют собой уникальный образец изобразительного искусства древности.

Первые упоминания о наскальных рисунках, выбитых в ущелье Сауыскандык в предгорьях Каратау, появились в конце XIX века в отчетах Туркестанского археологического общества. О наличии на скалах неизвестных рисунков писали русские офицеры и ориенталисты. В 1906 году более подробно наскальные рисунки ущелья Сауыскандык описал русский ученый и географ Альфред Кирхгоф. Более системное обследование петроглифов ущелья Сауыскандык начали проводить в 60-х годах прошлого столетия. 

Здесь был Шакирбек…

Примерно такого содержания надписи можно увидеть рядом с древними письменами урочища Сауыскандык. Вандалы и варвары – только так можно назвать тех, кто, приехав сюда на пикник или просто свернув по пути, оставляет под древними письменами свои инициалы, или названия своих родов. Рядом с изображениями оленей – а, может, это архары, которых раньше здесь было много, – некто Шакирбек Алтынбеков огромными буквами выбил свое имя. Очень хотелось бы надеяться, что он прочтет нашу публикацию. Хотя вряд ли тот, у кого рука поднялась совершить такое кощунство, способен на чтение какого-либо мало-мальски полезного чтива. Кстати, не мешало бы обратить свое внимание на сей факт и органам правопорядка. Тем более, что свое имя он озвучил полностью, а найти человека в наш век развитых технологий, думается, не составило бы труда.

Как сообщили в государственном коммунальном учреждении по охране памятников истории и культуры Кызылординской области,  петроглифы ущелья Сауыскандык взяты под охрану государства и включены в республиканский список памятников истории и культуры. 

До недавнего времени места эти были безлюдными, здесь царили первозданная природа, тишь да благодать – местность находилась вдали от железнодорожных и автомобильных магистралей. Разве что изредка на местные плодородные пастбища забредали со своими стадами местные чабаны. Но они в принципе не способны причинить вред окружающей среде – родившиеся в этих местах, они с благоговением относятся к родному краю и ее истории.

Все изменилось после того, как здесь начали осваивать ванадиевые месторождения. Рядом появилась автомобильная дорога, а в пятистах метрах от скал построили комплекс со столовыми, баней для горняков. Появление здесь людей усугубило положение. Стало много проезжающих, стали наведываться любители пикников – здесь очень благоприятная погода, красивый пейзаж, рядом есть водопад Куркуреук. В этом, конечно, нет ничего предосудительного, но беда в том, что приезжающие стали портить петроглифы, оставляя рядом с древними письменами явные знаки своего присутствия. И без того в настоящее время петроглифы подверглись  антропогенному и природному разрушению.

Большой урон наносят также взрывные работы, которые ведутся на месторождении.

– Каратауский горный хребет относится к слоистым сланцевым   породам, подверженным разрушениям. На горных скалах появляются трещины и расколы из-за взрывов в карьерах. По этой причине лет семь назад мы, ученые-археологи, встречались с руководством ванадиевого завода и договорились о переносе взрывных работ дальше к северу, – говорит Сагымбай Мургабаев.

Между тем, наскальные изображения есть и в соседнем Жанакорганском районе. С хребта Каратау там бежит горная речка Бесарык, где есть живописное ущелье. Среди множества наскальных рисунков поражает воображение один – пара  хищников, напоминающие львов, пытаются напасть на человека, ведущего в поводу верблюда. У ног человека лежит верный ему пес. Это своего рода панно крупных размеров, в котором все персонажи переданы в движении – хищники в прыжке и готовы растерзать человека и его спутников. Право, не жалко потерять время, чтобы соприкоснуться с этим чудом, дошедшим до нас из глубины веков. Вот только и здесь успели наследить доморощенные живописцы. Изображение это расположено высоко, и потому вандалы не смогли дотянуться до него и оставили свои подписи под ним. 

Что имеем – не храним?

Памятник культурного наследия народа дошел до нас через четыре тысячелетия, пережив природные катаклизмы и став свидетелем смены многих эпох и правлений. Но, по всей вероятности, исчезнет он именно по  причине безразличия и халатного отношения ныне живущих. Возникает резонный вопрос: с таким отношением к истории, к духовному наследию, что мы оставим будущим поколениям? 

В 2004 году исследованием наскальных рисунков урочища Сауыскандык занималась археологическая экспедиция «Туран» международного университета имени А.Яссави под руководством доктора исторических наук, профессора Мадияра Елеуова. Ученый считает, что нынешнее состояние памятника первобытной культуры крайне удручающее и находится под угрозой уничтожения. Свои опасения он не раз высказывал на заседаниях научного совета по охране памятников истории и культуры, созданном при бывшем акиме области Крымбеке Кушербаеве, функции которого ныне возложены на комиссию при областном акимате. 

– На сегодня определена охранная зона объекта историко-культурного наследия, установлены таблички. Скалы имеют большую протяженность, уследить за всеми приезжающими нет никакой возможности, разве что выставить вдоль всего ущелья охрану. Мы обращались за помощью к акимам расположенных вблизи аульных округов, они вывешивали здесь билборды,  взывающие к совести граждан, но все тщетно – их рвут и выбрасывают, – говорит исполняющий обязанности директора областного учреждения по охране памятников Галым Садыков.

Известный в области ученый-археолог, руководитель научно-исследовательского центра «Археология и этнография» Кызылординского университета имени Коркыта ата Азилхан Тажикеев предлагает на летние месяцы, когда наблюдается рост туристической активности, передать право пользования объектом турагентствам. Пусть они получают доходы от экскурсий и отвечают за сохранность объекта. Предложение, конечно, дельное, но действующих в Кызылординской области туроператоров можно пересчитать по пальцам, к тому же вряд ли объект, где нет никакой инфраструктуры, может стать привлекательным для туристов. Более приемлемо на наш взгляд другое предложение ученого – создать здесь музей под открытым небом. К слову, в соседней Туркестанской области их три, а в Кызылординской области пока нет ни одного. Правда, сегодня планируют открыть такой музей на городище Сыганак.

Еще одно предложение – привлечь к охране объекта историко-культурного наследия руководство ванадиевого завода. Вот только захотят ли взваливать на себя такую ответственность представители бизнес-сообщества? На наш взгляд, тут важны формирование национального самосознания граждан, чувство ответственности и сопричастности к истории своего народа. Вот и А.Тажикеев одним из путей решения считает привлечение к проблеме священнослужителей. Ведь по канонам ислама, надписи на камнях высекают только на могилах умерших. Быть может, хоть это будет иметь какое-то воздействие на подобных горе-живописцев. Все это духовные материи. И здесь, наверное, не будет лишне обратиться к помощи центра «Рухани жаңғыру», основная функция которого – возрождение и популяризация духовного наследия, воспитание патриотических чувств граждан. Как бы то ни было, ясно одно – ответственность за сохранение важного для познания истории наших предков культурного наследия лежит именно на нашем поколении. И наш долг – передать его последующим. 

 Жанна Балмаганбетова

Читайте также: