Свой тайный смысл доверят нам предметы… — «Кызылординские Вести»

Свой тайный смысл доверят нам предметы…

16.10.2021

384 0

Весьма интересными экспонатами, имеющими большое значение для изучения жизни личностей, оставивших след в истории земли Сыра, ежегодно пополняются фонды областного историко-краеведческого музея в ходе историко-этнографических экспедиций, организованных в рамках программы «Рухани жаңғыру».

В народе жива память о прославившихся своими ратными подвигами батырах, мудрых и справедливых биях, служителях ислама – магзумах, ахунах и ишанах, которые не только читали религиозные проповеди, но и были первыми просветителями, которые обучали местное население арабской грамоте, приучили к оседлости и основам земледелия, занимались целительством. И ныне в аулах живут их потомки, которые как зеницу ока, как реликвию, берегут принадлежавшие им вещи и предметы.

Личная печать-перстень бия Сердалы Бекшорина хранится у его потомков. С разрешения родственников по заказу областного музея кызылординский мастер-зергер Бекзат Жакыпов изготовил ее копию, которую теперь можно увидеть среди экспонатов.

Надо отметить, прикладные печати – «мөр» – были важным знаком, отличительной привилегией казахской аристократии. По просьбе представителей степной элиты, чаще всего из серебра, их изготавливали искусные ювелиры. Иногда делали и из золота, но все же чаще использовали серебро. На наружной поверхности крупных серебряных перстней миндалевидной формы с изящным декором вырезали полные имена и титулы их владельцев. По очертаниям перстней-печатей, согласно письменным источникам, можно было узнать сословие, к которому принадлежал хозяин. Так, каплевидная форма была характерна для правящей элиты. Святое сословие –
кожа – носили перстни-печати круглой формы, старшины и батыры – овальные, грушевидные и квадратные. Чаще всего представители степной аристократии, кроме образованных по-исламски культовых служителей, не владели грамотой и вместо подписи для заверения различных документов использовали именно свои личные печати.

Человек многогранного таланта

Личная печать Сердалы Бекшорина изготовлена в форме восьмигранника, в центре которого арабской вязью высечено имя владельца, внизу – непонятные знаки, скорее всего подпись самого С.Бекшорина. Кто же он, Сердалы Бекшорин, имя которого носит одна из улиц Кызылорды? К сожалению, о нем сохранилось очень мало сведений и далеко не все кызылординцы знают, что он был яркой и неординарной личностью, с именем которого многие ученые-искусствоведы связывают зарождение в Казахстане искусства живописи. Долгое время первым художником ученые считали брата Шокана Уалиханова Макы, который учился в Санкт-Петербурге в школе для глухонемых. Между тем, Сердалы Бекшорин родился раньше Макы на 25 лет, в 1820 году.

В числе первых казахов-интеллигентов он получил образование в Санкт-Петербурге. В столице империи тесно общался с ученым-этнографом Шоканом Уалихановым, ученым-востоковедом Василием Григорьевым, художником-этнографом Владимиром Плотниковым. Человек одаренный, С.Бекшорин был талантливым художником и картографом. А еще он был известен как би и жырау. И, пользуясь уважением и любовью народа, неоднократно избирался бием в Казалинском уезде. Хорошо зная местность, названия рек и озер, вместе с Ш.Уалихановым он участвовал в составлении карты казахских земель. Правнук известного Жалантоса бахадура, эмира Самарканда, создателя величайших памятников архитектуры Средней Азии – мечетей «Тилля-Кари» и «Шердор», Сердалы би унаследовал у своего выдающегося предка талант создавать монументальные сюжеты.

В переписке Ш.Уалиханова с отцом сохранились сведения о казахской делегации, посетившей Санкт-Петербург в 1860 году. В нее вошли известные в казахской степи личности Мухаммед Жантурин, Беремжан Чегенов, Ермухаммед (Елекей) Касымов, Азберген Мунайтпасов, Мухамедгали Таукин, Алдаш Байганин, Исет Толепов, Мухаммед-Салык Бабажанов, Губайдулла Есенбаев. Был среди них и Сердалы Бекшорин. Для делегации организовали экскурсии по историческим местам, культурным центрам, фабрикам и заводам столицы империи, показали гостям построенную между Москвой и Петербургом железную дорогу.

Как писал В.Плотников, среди членов делегации отличался С.Бекшорин. Во время посещения Эрмитажа он сделал талантливые зарисовки с особенно понравившихся произведений искусства. Срисовал он и виды Петербурга, паровозы и вагоны на железной дороге. Входившие в состав делегации муллы подняли шум, обвинив его в святотатстве, и помешали ему продолжить работу.

По возвращении домой, восхищенный полотном художника Карла Брюллова «Последний день Помпеи», он воспроизвел по памяти точную копию картины. Произведение раскрыло его глубокую духовность и глубокое восприятие прекрасного. Картина не раз печаталась многими издательствами наряду с работами неизвестных авторов.

Талант С.Бекшорина высоко ценил Ш.Уалиханов, который подарил ему швейцарские часы, которые стали ценной реликвией в семье Бекшориных.

У себя на Родине С.Бекшорин ратовал за просвещение, призывал своих соотечественников перенимать передовые идеи России, был инициатором специальной экспедиции по присоединению казахов Среднего жуза к России.

Он стал наставником и учителем целой плеяды казахских интеллигентов, вставших у истоков создания казахской государственности, таких как Халел Досмухамедов, Жаханша Досмухамедов, Алихан Бокейханов. В народе сохранилась песня-плач (жоқтау) «Сердалы биді жоқтау», в которой народ прославлял его как уважаемого всеми бия, истинного защитника народа.

Жизнь С.Бекшорина пришлась на один из сложных и противоречивых моментов в истории казахского народа. Обладая такими качествами, как дальновидность и мудрость, он заботился о благе родного народа, понимая, что будущее нации зависит от уровня его образования. Весь свой талант он посвятил осуществлению этой цели.

Проповедуя идеи добра и милосердия

Сейтмухамед кожа, который еще при жизни за отвагу и мужество был прозван Ер Сейтпенбетом, был незаурядной личностью. К слову, в эпосах жырау говорится о том, что Сейтпенбет в 34-м колене был потомком миссионера, проповедника ислама Абдижа-
лела баба, известного как Хорасан ата, жившего по свидетельству ученых предположительно в конце VIII – начале IX века.

Исторические данные об Абдижалеле баб сохранились в архивах Ташкента. Согласно этим документам, в начале IX века с целью распространения ислама из арабских стран на территорию современной Центральной Азии и Казахстана прибыла группа миссионеров, среди которых был и Абдижалел баб, младший брат известного проповедника ислама Исхака. Абдижалел баб был известен и как воин и полководец. Во главе своего войска он покорил города Исфахан, Тебриз, Мазандаран, Балх, а также крепость Хорасан в Иране, обратив его жителей в ислам. Именно этому городу он и был обязан именем Хорасан. Позже через Термез, Бухару, Фергану и Шаш он приехал в Кызылкумы и остановился на острове Тотыкус на реке Сырдарье (территория нынешнего Жанакорганского района). Вместе со своими сподвижниками Кылышты ата, Кылауз ата, Баксайыз ата, продвигаясь вниз по Сырдарье, он побывал в городах Озгент, Баршынкент, Жапсырсент, Жаркент и, перейдя остров Тотыкус, принес в присырдарьинские степи ислам, а также выполнял важную миссию по распространению грамотности среди местного населения – учил детей, строил школы медресе.

Мавзолей Хорасана ата расположен в Жанакорганском районе в 20 километрах к юго-западу от аула Жанарык. У его потомков Хорасана ата сохранилось знамя, которое миссионер привез из Аравии, на нем есть надпись, датируемая 654-м годом.

Сподвижник высоко почитаемого в Приаралье Марала ишана, Сейтпенбет баба обучался в медресе Хивы и Бухары, а затем посетил ставшие центрами религиозных знаний города Багдат, Шам, Мекку, Медину, пройдя курсы обучения у известных проповедников ислама. Он постиг основы медицины, обучился восточным языкам, в том числе арабскому, персидскому, иранскому, китайскому. Особенно интересовался учением Ибн-Сины и овладел секретами лечения травами.

В низовья Сырдарьи он приехал по приглашению глав рода Шомекей и обосновался на территории нынешнего Кармакшинского района, где Калам би на левом берегу Куандарьи в местечке Еримбет построил для него мечеть.

Благодаря именитой родословной, жители низовий Сыра приписывали Сейтпенбету баба, потомку Хорасана, сверхъестественные способности. О некоторых событиях из его жизни можно узнать из произведений жырау Балкы Базара, Омара Шораяка, Турмагамбета Изтлеуова.

– Сведения о Ер Сейтпенбете сохранились в исторических документах. Согласно их данным, Сейтпенбет кожа жил предположительно во второй половине XVIII – первой половине XIX веков. О нем упоминали в 1803 году татарские и узбекские купцы в своем донесении генерал-губернатору Болконскому. Говорилось, что в низовьях Сырдарьи в роду Шомекей есть племя Суин из шести тысяч шаныраков (семей), ведущее кочевой образ жизни. Они занимаются грабежом караванов проезжающих мимо купцов, а также ездят в Бухару торговать, возглавляют этот род бии Айтилес, Хорен, Кетебай, Жаримбет, а поклоняются они святому («әулие») Ер Сейтпенбету, – рассказывает научный сотрудник областного историко-краеведческого музея АсхатСайлау.

Приставкой к своему имени «ер» – мужественный – Сейтпенбет был обязан одному эпизоду из своей жизни. Как-то аксакалы родов, собравшись, пригласили всех служителей ислама, прозванных в народе святыми – «әулие». Дабы доказать, что они действительно являются «әулие», им было предложено в качестве испытания пройти через огонь, зажженный от саксаула, привезенного навьюченным на сорок верблюдов. Затрещали сухие ветви саксаула, вспыхнув красными язычками огня. А когда образовались ярко-красные угольки, только один Сейтпенбет шагнул в костер и вышел оттуда целым и невредимым. И люди поверили в его святость и за смелость назвали «Ер Сейтпенбет».

Современники приписывали Сейтпенбету дар провидения, умение предсказывать судьбу. Современниками Сейтпенбета были глубоко почитаемые народом служители ислама Марал ишан и Жаримбет аулие. Рассказывают, что однажды во время дружеской беседы почитаемый всеми тремя жузами Марал ишан спросил его:

– Эй, Сейтпенбет, люди считают тебя святым («әулие»). Если это так, то скажи, где мы найдем свой последний приют?

– Думаю, ты, Марал, будешь похоронен в обжитой людьми, орошаемой водами местности. Тебе, Жаримбет, уготована судьба быть погребенным на вершине вот этой самой горы. А что касается меня, я расположусь в безводной засушливой пустыне, – сказал Сейтпенбет, после недолгих раздумий.

Его предсказание оказалось вещим и в точности сбылось. Мазар ученого-богослова, религиозного просветителя, целителя страждущих Марала ишана находится в 18-ти километрах от поселка Жосалы в Кармакшинском районе. Жаримбет аулие обрел вечный покой на вершине горы Карак. Мазар Сейтпенбета баба находится вблизи аула имени Комекбаева в Кармакшинском районе. Для тех, кто приходит почтить его память, есть дом, где приезжающие могут переночевать. Они также могут отведать еду, приготовленную в казане, принадлежавшему самому Сейтпенбету баба.

Местные старожилы рассказали о необыкновенном случае. Когда-то нашлись лихие люди, которые попытались украсть казан, находившийся на месте захоронения. Но осуществить свой замысел им не удалось – только они отошли шагов на сорок, как раздался голос, который потребовал, чтобы они бросили казан. В страхе воры побежали, бросив на землю свою добычу. Так на казане образовалась трещина, но она не пропускает воду. Для потомков Сейтпенбета баба он является ценной реликвией. Его они все еще используют по своему назначению – готовят в нем пищу.

Перстень-печать Ер Сейтпенбета ныне хранится у одного из прямых его потомков, жителя Кармакшинского района Якуба Турманова. Реликвия имеет большую историческую ценность, но в научный оборот она не была введена. Надписи на перстне, отлитого из серебра, расшифровал наш земляк, ученый-тюрколог Серикбай Косанов. Арабской вязью написано имя владельца «Сайд Мұхаммед бин Қожажан», год изготовления не указан. По словам потомков, перстень был изготовлен в первой половине XIX века в Мекке.

Мавзолей Ер Сейтпенбета в рамках проекта «Сакральная география Казахстана» был включен в список памятников истории и культуры местного значения.

По мнению ученых, на земле Сыра, ставшей колыбелью тюркского мира, существовало около 100 мечетей и медресе. Все они выполняли важную миссию, приобщая население к грамоте и сея семена добра, милосердия, нравственности и человеколюбия. В народе по сей день жива память о Марале ишане, Ак ишане, Кулболды ишане, Калжане ахуне, рассказы и легенды об их жизни и славных делах на благо народа переходят из поколения в поколение, а на местах их захоронений благодарные потомки возвели мазары и мавзолеи, к которым приезжают сотни паломников, чтобы поклониться их памяти.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: