Предания о Жанибеке Кошкарулы — «Кызылординские Вести»

Предания о Жанибеке Кошкарулы

09.09.2021

906 0

(Продолжение, начало в №№129-137)

Под этим именем известны два батыра. Один из них — аргын-шакшаковец Кошкарулы, а второй — керей-абаковец Бердаулетулы. Речь пойдет о первом.

Кошкар был сыном Шакшака, а Жанибек — внуком. Казахи родного отца называют обычно «аға» (дядя), а деда «әке» (отец). Этим объясняется то, что в преданиях Жанибек именуется то Шакшакулы, то Кошкарулы.

Жанибек Кошкарулы жил на рубеже XVII—XVIII веков. Прославленный батыр-полководец, современник Толе, Казыбека, Айтеке, Кабанбая, Богенбая, Байгозы, участник войн против калмыцких хунтайджи. Учёный, историк, этнограф Шокан Валиханов рассказывал: «Во время преследования торгаутов, бежавших из России, киргизы расположились на биваке, варили в своих походных котлах сушеное конское мясо, разводили в турсуках курт с водой; словом, завтракали и подкреплялись на целый день. В палатке сидел Аблай и в другой Жанибек батыр шакшаковец-аргын, известный своей чрезвычайной гордостью. Батыр сидел молча и курил табак, тогда молодой киргиз дерзко подъехал к его палатке и, с лошади протягивая руку, сказал: «Жанибек-батыр, дай-ка мне трубку!». Жанибек не обратил внимания на него и, чтобы показать совершенное презрение, с достоинством выколотил трубку о каблуки красных сапог, бережно и медленно положил в свою калту (карман). Скоро хан снялся с поля, и каждый род сгруппировался под своим знаком, выехали вперед батыры в кольчугах, в шлемах с перьями, луками и стрелами, подошли к хану и образовали тоже кружок. Так вели совет: решено напасть на неприятеля, хотя и в превосходном числе. Для расследования решено было послать караул, вызвали охотников; первым вышел молодой человек, который просил трубку у Жанибека. Бой начался, калмыков было 10 тысяч; киргизы потерпели ужасный урон, наконец, не выдержали и бросились бежать. Впереди всех один высокий калмык на черной, как ночь, лошади, со знаменем в руке вбивался в ряды киргиз, сбросил многих с седла. Жанибек находился при этой ретираде, кажется, в доброй среде бежавших, но говорил громко: «Жаль, что не родилось ни одного киргиза, который мог бы убить этого болвана». Тогда наш знакомец, тот молодой человек, о котором мы уже говорили, выехал вперед, обернулся, натянул стрелу: тетива взвизгнула, калмык закачался на лошади и упал, стрела завязла в шелку и пошла зигзагами. Молодой батыр был так недоволен, что стрела его пошла не прямо, проговорил: «Этот, кажется, был в шкуре самого аллаха». Смерть знаменосца произвела смятение в рядах неприятеля. Киргизы воспользовались, ударили назад, обратили калмыков в бегство и таким образом вырвали победу из рук неприятеля. Тогда Байгозы (это было имя молодого человека), закурив трубку и подходя к батыру Жанибеку, сказал: «Батыр, вот время, когда можно курить». Так начал свое батырство Байгозы тарактинец, и с этого времени все узнали его имя».

Этот отрывок характеризует боевую тактику казахских войск, хитрость, находчивость воинов, а также полководческие, организаторские качества Жанибека батыра, воспитывавшего молодых воинов в духе мужества и героизма. Однако исторические заслуги Жанибека батыра не ограничиваются только батырско-полководческой деятельностью. Он в то же время политический деятель, организовавший единый народный фронт против джунгаро-ойратских захватчиков.

Батыр Жанибек родился в Амангельдинском районе бывшей Тургайской области, в междуречье Тургая и Иргиза. Он прожил долгую жизнь и умер во второй половине XVIII века, когда ему перевалило за восемьдесят. Его сыновьями были Даутбай, Жаукашар, Токтамыс и другие. У Даутбая был сын Муса, у Мусы — Щеген. Щеген оказывал сопротивление царской колонизаторской политике, за что был подвергнут преследованию, сидел в тюрьме и многие годы пробыл в ссылке.

У Жаукашара был сын Жайсанбай, у Жайсанбая – Аркай, у последнего – Оспан. Оспан был сподвижником и единомышленником национального героя Амангельды Иманова. В 1916 году во время национально-освободительного восстания он вошел в город Тургай во главе восьмитысячного войска сарбазов.

Легенды и предания о батыре Жанибеке объединены в жыре (эпосе) «Шакшак Жанибек-батыр». Последним исполнителем этого произведения был Иманжан Жылкайдарулы. Жыр начинается с короткого введения, знакомящего слушателя с происхождением и историей появления героя на свет. В соответствии с сюжетными мотивами героических песен мать Жанибека после его зачатия захотела съесть сердце черного могучего верблюда самца. Еще раньше его прадед Шакшак батыр видел сон о нем. Деду возвестил неведомый голос: «Сына, который родится от Кошкара, назовите Жанибеком, он будет человеком, правящим всеми четырьмя сторонами света, его счастье и богатство распространятся до седьмого колена его…»

С юных лет Жанибек отличался храбростью и мужеством. Как только Жанибек смог схватить за гриву коня и вскочить в седло, он отправился к деду по матери Бектасу мудрецу в Старший жуз. Бектас подарил ему коня. Потом Жанибек сам поймал и взнуздал дикого, до пяти лет не знавшего ни узды, ни курука Асау курена (строптивого темно-рыжего). Позже он поехал к духовному отцу Среднего жуза Абызу мудрому. Старец 125-ти лет с шелковой повязкой, поддерживающей челюсти, сначала испытал мальчика шуткой, а потом благословил:

Да взлетит ввысь твое счастье, сынок,

Да не подступятся к тебе враги, сынок.

Да незыблемо будет слово твое, сынок.

Да воссядет на голове твоей птица счастья, сынок…

В казахском устном творчестве имеется несколько вариантов благословения Жанибека. В одном из них каракереевец Сокыр абыз говорил:

Ты сын, рожденный вести народ по верному пути,

Ты сын, рожденный вести войска по победному пути,

Для страждущих не жалей справедливости своей,

Твой край будет всегда в руках твоих.

Получишь добычу — не скупись,

И твои товарищи всегда будут с тобой.

Вместо тысяч друзей выбери одного,

Тысячам добычу добудет один герой…

Получив от деда коня, а из «святых уст» старцев благословение, Жанибек стал разъезжать по стране. В пути он присоединился к войску Кабанбая, Богенбая, Олжасбая, Барака, которые собрались освобождать казахские земли от джунгаро-калмыцких захватчиков.

В назначенном месте завязался бой. В поединке калмыцкий воин убил трех казахских. Четвертым на поле боя вылетел Жанибек, который вырвал из рук калмыцкого батыра секиру и зарубил противника. Битва закончилась победой казахов, и в стране воцарилось спокойствие.

Однако феодальное общество не могло обеспечить народу мир. Со смертью Тауке наследники хана начали грызню за трон. Абулхаир отделил Младший жуз, Абильмамбет — Средний. Начался процесс распада. Кроме того, несколько лет подряд не выпадало зимой снега, а летом дождя, сгорели и посевы, и травы. Засуха привела к жуту, начался повальный падеж скота и голод в стране. Воспользовавшись лютой зимой, хунтайджи Галдан-Церен с бесчисленным войском неожиданно напал на мирное население и, потопив в крови сопротивлявшихся, заставил их покинуть обжитые места у подножия Каратау и в пойме Сырдарьи. Люди из Младшего жуза двинулись на запад, из Среднего жуза — на Сарыарку, а роды Старшего жуза, жители Ташкента, Туркестана, Самарканда были порабощены джунгарами.

О, творец, где нам жить,

Нет пищи, мы голы, голодны, истощены.

От чего ты глумишься над мусульманами?

Кому ты оставляешь мавзолей Ходжи Ахмеда?!…

Так печально пели многотысячные толпы беженцев.

Повествуя о событии, именуемом «годом великих бедствий», Шокан Валиханов писал: «Преследуемые повсюду свирепыми джунгарами киргизы, подобно стадам испуганных сайгаков (или серн, по народному выражению), бегут на юг, оставляя на пути своем имущество, детей, стариков, домашний скарб и исхудалый скот и останавливаются: Средняя орда — около Самарканда, Малая в Хиве и Бухаре, а буруты — в неприступных ущельях Балора и в паническом страхе достигают окрестности Гиссара».

В эпосе говорилось, что Жанибек возглавил роды, бежавшие в Сарыарку. Беженцам, добравшимся до Теликоля, Сарысу, Чу, он организовал помощь. Спустя некоторое время он вместе с султаном Аблаем бросил клич всем жузам и начал поход против джунгарских захватчиков. Российский посол писал об этом так: «Они (калмыки) беспрестанно от киргис-кайсаков конские табуны отгоняют и людей в полон берут, отчего он, Жанибек, стоя за свой род и мстя свои обиды, вынужден на них войною ходить…».

В походе, возглавляемом батыром Жанибеком, участвовали Есет, Олжабай, Жантай, а Барак би, Толе, Каздаусты Казыбек, Айтеке были его советниками и наставниками. Бухар жырау с гневом и возмущением пел о грозной опасности, нависшей над страной, напоминал о боевых традициях отцов, призывал всех к единству, а жигитов — к освободительной борьбе и победе.

Возглавляемое Аблай ханом и батыром Жанибеком двенадцатитысячное войско, подойдя к Туркестану, захваченному врагами, намеревалось с ходу атаковать город, но полководцы решили сначала провести поединки батыров. Они шли три дня с переменным успехом. Абильмамбет, Аблай и Жанибек посоветовавшись решили:

Разве можно решить исход битвы поединками?

Неужто нам нужно каждое утро брать друг друга за горло?

Неужели не утопим в крови мы наши пики с кистями?

Неужели не брызнет кровь врагов на наши алмазные сабли?

И они приказали штурмовать крепость. Повел жигитов Жанибек батыр.

Прижав колени, герой Жанибек крикнул: «Чу!»,

Одного колол, другого рубил, третьего пронзил,

Кидал цепи в гущу калмыков,

И, тащя их по тридцать — по сорок душил…

Так описывается подвиг Жанибека в эпосе.

Видя поражение своих войск, хунтайджи Галдан-Церен вызвал на единоборство Жанибека. Тот согласился и дважды уступал право начать поединок. Первую аршинную стрелу он поймал рукой на лету, а когда враг пытался пронзить его пикой, Жанибек выхватил ее и убил хунтайджи. Враг побежден. «С тех пор калмыки не ступали на землю Сарыарки»— поется в жыре.

Радость и ликование переполняли сердца людей:

Страна успокоилась, враг разгромлен, спокойно душе,

Овечки ягнились, стригунки жеребились,

Вдовы и сироты приобрели по тысяче овец,

На спинах овец несли яйца серые жаворонки…

Как это часто бывает в произведениях фольклора, некоторые факты в жыре искажены. Хунтайджи Галдан Церен не погиб от руки казахского батыра, а умер своей смертью. Здесь поэт с целью возвышения народного героя несколько преувеличил его подвиги. После победы в стране действительно на некоторое время воцарились мир и спокойствие, народ получил передышку, но о всеобщем изобилии и благодати, разумеется, не могло быть и речи.

Эпос «Шакшак Жанибек-батыр» в основном посвящен многолетней освободительной борьбе казахского народа с джунгарскими захватчиками, мужеству и пламенному патриотизму одного из организаторов и руководителей этой борьбы шакшаковца Жанибека Кошкарулы.

Не только в народных преданиях и жырах, но и в письменных памятниках Жанибек батыр представлен отважным воином и талантливым полководцем. Исторические источники подтверждают, что он был крупным военачальником, дипломатом, прекрасным оратором и, несомненно, оставил свой след в истории.

 Ботагоз АЖАРБАЕВА

Подготовлено по материалам книги Б.Адамбаева «Казахское народное ораторское искусство» (Алматы, «Ана тілі», 1997 г.)(Продолжение в следующем номере)

Читайте также: