Эхо прошлой жизни — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

Эхо прошлой жизни

11.09.2020

95 0

В центральном краевом архиве Казахстана хранится много исторической информации о нашем регионе. Факты, записанные много веков назад, говорят о том, что Ак-Мечеть – бывшая крепость феодального Кокандского ханства. Кокандские беки в течение многих десятков лет угнетали и эксплуатировали местных жителей, кочевавших в среднем и нижнем течениях реки Сырдарьи.

В течение многих столетий в наших краях оседали земледельческие народы, которые покрывали территорию сетью оросительных каналов и воздвигали культурные поселения. В VIII веке Средняя Азия была покорена арабами, которые распространили ислам. Арабы завели торговые отношения с народами, обитавшими в низовьях Сырдарьи, и основали здесь город Дженд, развалины которого находятся к югу от Ак-Мечети. Низовья реки в XII веке перешли во владение Хорезмского шаха Астыза, который и объединил под своей властью всю Среднюю Азию. В городе Дженде, бывшей столице сельджуков, правил старший сын Астыза, из чего можно заключить, насколько важное значение имела эта область во владениях Хорезма.

Вся область Сырдарьи оказалась во власти различных племен тюркской народности, которые носили название гузов, кипчаков, и вели оседлый и полуоседлый образ жизни. История сохранила нам имена многих городов, существовавших в этот период вдоль реки Сырдарьи и вблизи нее. Центр владений кипчаков находился в городе Сыганаке. Кроме того, здесь существовали города Узкент, Ашназ, Яныкент, Джанкент и другие.

 В 1215 году на берегах Сырдарьи появились новые завоеватели – монголы под предводительством Чингиз хана. Осенью того же года он с огромной армией (численность которой определяется по мусульманским источникам от 600 до 700 тысяч человек) подступил к Отрару. Город защищался в течение пяти месяцев, но вскоре пал и разграблен монголами. После взятия Отрара, Чингиз хан отправил своего сына Джучи вниз по Сырдарье на город Дженд, а сам с остальной армией предпринял поход на Бухару.

 Джучи взял все города, находящиеся по берегам Сырдарьи – Сыганак, Узкент, Яныкент, Ашназ, Дженд и другие. В городе Сыганаке было перебито все население, а город Дженд был отдан на разграбление в течение 9-ти дней.

В XVI веке по нижнему течению реки укрепились каракалпаки, которые занимались земледелием. Они восстановили оросительные каналы и построили новые. Их владения простирались по всему течению реки и по ее протокам Куван-Дарье и Яны-Дарье, теряющимся в пустыне Кызылкум.

С половины XVI века правый берег Сырдарьи находился во власти казахских орд. В конце XVI века казахи под предводительством хана Тевкеля распространили свои владения вверх по реке, заняли города Туркестан, Ташкент, Андижан и Самарканд. Города Туркестан и Ташкент оставались в их владении до 1723 года, когда новые восточные завоеватели джунгары оттеснили их из этих городов на запад и северо-запад до берегов Тобола и Урала.

Кочевавшие населения по берегам Сырдарьи потеряли свою политическую самостоятельность и оказались во власти джунгарских ханов. В половине XVIII столетия сильное джунгарское ханство было разгромлено. В течение XIX века в верхнем течении реки из отдельных владений Ферганских беков, находившихся в вассальной зависимости от Бухарских ханов, образовалось новое Кокандское ханство. Основателем его был Алим хан (1807-1817 гг.), который присоединил к Коканду – Ташкент, Чимкент и Ура-Тюбе, находившиеся под властью кипчаков.

Преемник Алим хана, хан Омар, распространяя владения Коканда вниз по реке Сырдарье, завоевал город Туркестан (Хазрет) и, двигаясь далее вниз по течению реки, подчинил себе окрестных киргизов (казахов). Для укрепления здесь кокандского могущества он построил крепости: Дин-курган, Джулек, Камыш-курган, Ак-Мечеть, Чим-курган и Кош-курган. Опираясь на свои крепости, кокандцы распространили свою власть на местных жителей, кочующих по рекам Сырдарье, Чу и Сарысу, и заставили их платить тяжелую дань.

Ак-Мечеть построена на правом берегу Сырдарьи, на острове, который окружает большая низина, поросшая камышем и кустарниками, изобилующая озерами и болотами. Эта низина носила название Бакалы-кепе и имеет уклон к северу, и во время половодья заливалась водами реки через проток Караузяк. По преданию, Караузяк, берущий начало ниже Ак-Мечети, был когда-то арыком, который со временем был размыт, и воды Сырдарьи затопили и заболотили культурные поля древних обитателей этой местности. Впадина Бакалы-кепе простирается вниз по реке до урочища Кармакчи, на протяжении 138 верст.

На левой стороне реки близ Ак-Мечети берут начало два протока: Яны-Дарья и Куван-Дарья, из которых первая врезывается далеко вглубь Каракумской пустыни. Еще в половине XIX века по Куван-Дарье жили каракалпаки, переселенные хивинцами в дельту Аму-Дарьи. Оросительные арыки каракалпаков были размыты водой и засыпаны песком, и там, где была земледельческая культура, ныне царит бесплодная пустыня Кызылкум.

К юго-западу от Ак-Мечети находится много развалин древних городов, селений и ирригационных сооружений, которыми пользовалось местное население – егинши. Обилие камышей и кустарниковых зарослей в окрестностях Ак-Мечети по берегам Сырдарьи издавна притягивало сюда кочевников, где они находили превосходные зимние стойбища для своих стад, могли укрыться от снежных буранов, достать корм и топливо.

На северо-востоке от Ак-Мечети расположено несколько озер (Телекуль, Ащыкуль, Салмалкуль), в которые впадают реки Сарысу и Чу, являющиеся самыми многолюдными кочевыми путями киргизов (казахов), и на берегах которых в XV веке впервые сложилась эта народность.

В окрестностях Ак-Мечети издавна зимовали киргизы (казахи) чумекеевского, джаппасского, шактинского, алимулинского, чумичлитабынского и других родов, которые на лето откочевывали в верховья рек Тобола и Яту в Каракумы. Часть населения «джатаков» (бедняков) жила здесь оседло и занималась хлебопашеством. Построив Ак-Мечеть и другие крепости по Сырдарье, кокандские беки подчинили всех кочевников и обложили их тяжелым зякетом. С каждой кибитки они брали по шесть баранов или по 12 рублей, а с занимающихся земледелием собирали 1/3 жатвы. Не ограничиваясь положенной данью, кокандские беки совершали набеги на киргизские аулы, отбирали скот и грабили имущество. Кроме того, киргизы (казахи) привлекались к службе в кокандских войсках на работы по возведению крепостей и чистку арыков, поставляли фураж и продовольствие, и вообще эксплуатировались самым беспощадным образом. При малейшем протесте с их стороны кокандцы с ними расправлялись жестоко, избивая целыми аулами.

Занимая положение у начала протоков Куван-Дарьи и Яны-Дарьи, Ак-Мечеть давала кокандцам возможность господствовать над караванными путями, идущими в Оренбург из Ташкента, Бухары и Хивы. Пути скрещивались на урочище Кармакчи, но в своем следовании в Хиву и Бухару по безводной пустыне Кызылкума караваны придерживались протоков Куван-Дарьи и Яны-Дарьи и таким образом приближались к сфере влияния кокандских крепостей. Пользуясь этим обстоятельством, Ак-Мечетьские беки установили контроль за караванами, взимали с них высокие пошлины или просто их грабили, чем в высшей степени препятствовали развитию нормальных торговых отношений между Россией и Бухарой.

Особенно враждебным отношение Коканда к России становится после строительства в 1847 году русскими Аральского укрепления на урочище Раим, в устье Сырдарьи. Опасаясь русского влияния на местных киргизов (казахов), кокандцы стали преследовать и нападать на их аулы.

Начиная с 1847 г., набеги кокандцев на аулы Оренбургского ведомства стали повторяться каждый год. Киргизы (казахи) обычно старались укрываться от кокандцев в Аральских укреплениях, но это не всегда им удавалось.

В конце лета 1850 года до 700 кокандцев вторглись в кочевья киргизов (казахов) и разбили до 60 аулов чумекеевского рода. Комендант крепости полковник Эгман выслал отряд казаков для их защиты, который преследовал кокандцев до крепости Кош-курган, взял ее и пленил коменданта вместе с женами и детьми и 15 кокандцами. Тем не менее, в феврале 1851 года до 900 кокандцев и кокандских киргизов снова вторглись в русские владения и жестоко разгромили местное население чумекеевского, торткаринского, шектинского и джагалбайлинского родов, кочевавших в Каракумах.

На этот раз в набеге участвовали киргизы (казахи) чумичлитабынского рода под предводительством бия Байкадама, который в 1846 году спасаясь от русских отрядов, преследовавших его за участие в восстании Кенесары Касымова, откочевал со своими однородцами в пределы Коканда и принял кокандское подданство.

Кокандцы в течение трех дней грабили аулы шектинского рода и захватили у них огромную добычу: 1900 верблюдов, 2500 лошадей и свыше 70000 баранов, которых угнали в кокандские пределы. Таким образом, воинственное Кокандское ханство, воздвигая свои форпосты вниз по течению Сыр-Дарьи, старалось распространить свою власть на сырдарьинских киргизов (казахов), которых в свою очередь Россия считала своими подданными.

Кроме Коканда на сырдарьинских киргизов предъявляла свои права и Хива. По исторической традиции древний Хорезм считал берега Сыра, Куван-Дарьи и Яны-Дарьи своими владениями и требовал от кочующих здесь киргизов (казахов) подданства и уплаты зякета.

С тех пор, как на восточном берегу Аральского моря в устье Сырдарьи появилось первое русское укрепление, хивинский хан почувствовал угрозу своим владениям и предпринял ряд набегов в окрестности Раима, пытаясь этим не допустить к нему продовольственные караваны, идущие из Оренбурга, и воспрепятствовать работе русских отрядов.

Хивинский хан старался богатыми подарками и милостями переманить на свою сторону знатных киргизов (казахов), угрожая им в противном случае жестокой местью. Угрозы хана не были пустым звуком.

Нужно заметить, что между Хивой и Россией существовала старая и непримиримая вражда, начавшаяся со времени Петра I, который в 1717 году пытался захватить Хиву, отправив туда экспедицию князя Бековича-Черкасского. Хивинцы истребили русский отряд в городе Порсу, и с тех пор отношения между Хивой и Россией никогда не отличались искренностью.

В мае 1848 года большой хивинский отряд снова появился в окрестностях Аральского укрепления и разгромил около 1400 кибиток казахов шектинского рода, причем в битве с хивинцами пало до 400 человек.

Таким образом, политическая обстановка сложилась так, что сырдарьинские киргизы (казахи) оказались под действием трех огней: с запада на их кочевья неуклонно надвигалась Россия и требовала покорности и службы, с востока наступал Коканд, с юга – Хива. Положение киргиз-казахов с каждым годом становилось тяжелее. Не имея других зимних стойбищ для скота, они не могли противостоять напору России, Коканда и Хивы. Они не имели объединяющей власти или иной национальной организации, и поэтому каждый род в борьбе с внешними врагами полагался на собственные силы. Взаимоотношения различных родов сырдарьинских киргизов (казахов) представляли собою летопись кровавых междоусобиц и непрекращающейся барымты, которая настолько ослабляла их, что они не могли и мечтать о противодействии своим соседям, располагающим вполне организованными вооруженными силами.

 В политическом и экономическом отношении Сырдарьинские казахи безусловно тяготели к мусульманским центрам Средней Азии, Хиве и Бухаре и находились в их зависимости. Избирая себе ханов из султанских родов, они представляли их по утверждению ханов Хивы и Бухары. Тем не менее, сырдарьинские киргизы (казахи), вследствие насилий и грабежа со стороны хивинских и кокандских беков, ждали улучшения своего положения только от России.

Еще в 1817 году хан Сырдарьинской области султан Арзынгазы Абулгазыев – один из выдающихся деятелей казахского народа – искал защиты и покровительства у России. Однако Россия в то время была не в состоянии подать руку помощи и защитить их от Хивы и Коканда. Аулы Арзынгазы в наказание за его приверженность к России были подвергнуты хивинским ханом в 1820 году страшному разгрому, после чего казахи вынуждены были покориться Хиве. Только с появлением Аральского укрепления приверженцы России получили некоторую поддержку со стороны русского гарнизона этой крепости, которая все-таки не всегда могла защищать их от разгрома хивинцев и кокандцев.

Русское правительство было заинтересовано в привлечении киргизов (казахов) на свою сторону не с целью эксплуатации путем сбора налогов, как поступали Хива и Коканд, обиравшие местное население, а главным образом для безопасности караванного движения по степи и развития торговли. Эксплуатация казахов русскими носила характер эксплуатации торгового капитала и, имея свои отрицательные стороны, все же проявлялась в более мягких формах, чем насилие и грабежи Коканда и Хивы. Правда, казахи западной части орды, как близко расположенные, подвергались более жестоким репрессиям со стороны русского правительства, усмирявшего народные волнения силой оружия.

Развитие капитализма в России в половине XIX века властно требовало новых рынков для сбыта товаров и нового притока сырья, в особенности хлопка, что побудило русское правительство перейти к активной политике на востоке для завоевания новых колоний.

 

Подготовила Мира ЖАКИБАЕВА

Читайте также: