Образование Приаралья: по пути эволюции — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

Образование Приаралья: по пути эволюции

10.10.2020

333 0

Образование – один из важнейших приоритетов независимого Казахстана. Лидер нации Нурсултан Абишевич Назарбаев в своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» подчеркнул, что особенность завтрашнего дня в том, что именно конкурентоспособность человека становится фактором успеха нации. Ключевыми ориентирами современной системы образования должны стать знания и профессиональные навыки. Новая модернизация не должна, как прежде, высокомерно смотреть на исторический опыт и традиции. Наоборот, она должна сделать лучшие традиции предпосылкой, важным условием успеха модернизации.

Истоки зарождения и этапы становления отечественного образования продолжают оставаться объектом исследований. Очевидно, что целостная картина развития народного образования не может быть создана без учета региональных особенностей. Архивные данные раскрывают многие интересные исторические факты о том, кто же научил нас читать и писать.

 Как свидетельствуют архивные документы, в 1919 году на территории нашей нынешней области было 28 школ, не считая религиозных, из них 18 находились в городах и пристанционных поселках и только 10 – в сельской местности. Во всех вместе взятых школах учились 2750 детей. Если говорить о качестве, то в большинстве это были приходские начальные школы с трехлетним курсом обучения. Высшие начальные школы, а это уже шестилетний курс, были только в Перовске и Казалинске. В Кызылорде педагогические кадры готовила открытая незадолго до первой мировой войны частная женская прогимназия. После ее окончания, а это приблизительно 9-10 классов нынешней средней школы, девушки могли сдать экзамен по специальности «учительница». В высших начальных школах и прогимназии обучались исключительно дети чиновников и зажиточной категории населения.

Ни одного среднего учебного заведения на территории области не было. Дети казахов обучались, в основном, в религиозных школах – мектебе. Они существовали на средства родителей, подыскивавших помещение и нанимавших учителя, или же открывались при мечети, если таковая была в ауле. Никаких научных знаний дети в этих школах, конечно же, не получали. Обучение сводилось к зазубриванию текстов из Корана на арабском языке. Телесные наказания были в религиозных школах единственным средством педагогического воздействия. Недаром родители, приводя ребенка в класс, говорили молде: «Тебе – тело, нам – кости». Но даже в этих школах училась небольшая часть детей. В мектебе и медресе (религиозная школа высшего типа) обучались лишь двадцать процентов детей в возрасте от 7 до 11 лет, главным образом, мальчиков. Отдельные девочки в них учились в виде исключения.

Помимо религиозных школ казахские дети имели возможность получать начальное образование в так называемых русско-туземных школах. В области было восемь таких учреждений, где училось около четырехсот детей. Они стали открываться царской администрацией с конца XIX века для подготовки из местного нерусского населения переводчиков, писарей и других низших чиновников, необходимых для колонизаторского аппарата. В этих школах было всего два класса (два отделения): русский и туземный. Учащиеся ежедневно занимались по два часа в русском классе, где учились русскому языку, арифметике, а затем переходили в «туземный класс», где обучались арабской письменности. Курс обучения в школах был четырехлетний. Школы эти давали только начальное образование, и окончившие их лишь в очень редких случаях могли продолжить обучение. Заслуженный учитель республики М.Т.Широков, открывший в 1895 году в поселке Кармакчи русско-туземную школу, в своих воспоминаниях пишет о следующем случае: «Один 16-летний казахский юноша из Куван-Дарьинской волости, горя желанием учиться, в страшный снежный буран бежал от родителей в Кармакчи и со слезами на глазах умолял принять его в школу. Между тем в школу принимались лишь дети до 12 лет. Я принял его под свою ответственность, не записав в приемную книгу. Он оказался с большими способностями к учению. За два года он одолел всю четырехгодичную программу школы и перечитал все книги, имевшиеся в школьной библиотеке. Он прекрасно читал, говорил и писал по-русски. Воспользовавшись приездом инспектора училищ Туркестанского края, я обратился к нему с просьбой об определении юноши в высшее начальное училище. Но он наотрез отказался, да еще ядовито заметил: «Стоит ли с киргизом возиться! Поучили его немного и довольно – пусть идет в степь».

Восемью русско-туземными начальными школами, в которых училась лишь самая незначительная часть детей-казахов, ограничивалось все, что за долгие годы было сделано царской администрацией в народном образовании для коренного населения. Например, на территории нынешних Сырдарьинского и Жалагашского районов до революции были только две начальные школы – Аламесекская и Ханская, в которых обучались 38 мальчишек. Именно мальчиков, для девочек школ не было вообще. Как не было и средних специальных учебных заведений, не говоря уже о высших.

Царское правительство отпускало на народное образование буквально гроши. В 1907 году в Казалинском уезде на содержание полиции было ассигновано 11458 рублей, а на содержание школ – 1830 рублей.

Сразу после победы революции Советская власть поставила перед собой грандиозную задачу сделать образование действительно народным, ликвидировать неграмотность, обеспечить всех детей возможностью обучения на родном языке. На местах были созданы отделы народного образования, в ведение которых были переданы все начальные и средние школы. Декретом об отделении церкви от государства и школ от церкви было запрещено преподавание в школах религии и выполнение в помещениях учебных заведений религиозных обрядов. На созванном в Москве в августе 1918 года первом Всероссийском съезде по просвещению была принята новая система единой трудовой школы. Началась работа по реорганизации школьной системы и открытию новых школ для детей и взрослых. Школы всех рангов и ведомств теперь были открыты для всех желающих учиться без различия возраста, национальности, вероисповедания и свидетельства. Единственным условием для поступления в любой класс любой школы отныне было желание учиться.

В августе того же года ЦИК республики издал декрет о переходе обучения в школах на родной язык. В ноябре Наркомпросом было утверждено положение «Об организации дела народного образования в Туркестанской Советской республике». Как известно, до 1924 года наша область входила в состав этой республики. Руководителям мусульманских культовых заведений было предложено прекратить выдачу религиозным школам – мектебе и медресе – субсидий из частных и общественных средств, а этим школам была предоставлена возможность реформироваться и принять общереспубликанский тип. Русско-туземные школы были реорганизованы и переименованы в национальные школы (киргизские, узбекские…).

Большая работа развернулась и в нашей области. В Перовском уезде в 1918 году приступили к переписи детей школьного возраста 5-14 лет. В объявлении о предстоящей переписи Совет по народному образованию указывал, что «перепись проводится с целью введения в Перовске всеобщего и бесплатного обучения как среди русского, так и мусульманского населения». При этом граждане предупреждались, что с «производством переписи отпадает нужда в подаче прошения от желающих определить своих детей в школы, а в день открытия занятий детей надлежит присылать прямо в школу».

Существовавшие в поселках и аулах приходские и русско-туземные школы были реорганизованы в школы первой ступени. Были открыты новые, главным образом казахские школы. К концу 1918 года в области функционировало уже 58 школ, в которых обучались 4660 учащихся, в том числе 1786 казахов. Детям стали создавать необходимые условия для учебы, снабжая их учебно-письменными принадлежностями, обеспечивая одеждой и обувью. Например, в сентябре 1918 года Перовский уездный Совет принял постановление о производстве реквизиции ученических тетрадей, мела, грифелей, аспидных досок, имевшихся у частных лиц. В октябре Перовский продовольственный отдел дает распоряжение о пошивке обуви 120 учащимся первого мусульманского училища, организует медосмотр школьников… При семи школах Перовского уезда создаются интернаты. 21 февраля 1919 года в Перовске был создан Союз учителей. На одном из первых своих заседаний он утверждает единый распорядок в школах: время начала занятий, продолжительность уроков, перемен и прочее.

Одновременно началась работа по ликвидации безграмотности взрослого населения. Местные Советы Перовского и Казалинского уездов проводили переписи неграмотных, создавали для обучения школы и курсы. Было организовано добровольное общество «Долой безграмотность!». При аульных и городских Советах были сформированы ударные группы содействия ликвидации неграмотности, в районах – штабы культпохода на правах чрезвычайной комиссии. При уездных отделах народного образования действовали чрезвычайные комиссии по ликвидации безграмотности. О том, какое значение придавалось этому делу, можно судить по постановлению Перовского уездного исполкома от 19 января 1921 года, согласно которому ряд председателей волисполкомов были арестованы на семь суток «за непредставление списков неграмотных граждан по ликвидации неграмотности».

 Заслуженный учитель республики Оспан Абдулпаттаев, открывший первую казахскую начальную школу в Терень-Узяке, рассказывал о том, что в большинстве случаев родители приводили детей в школы лишь в октябре-ноябре, а часто и того позднее, по возвращении с летних пастбищ. Забирали детей из школы в марте-апреле, когда откочевывали на летние пастбища. С особенными трудностями было связано вовлечение в школы девочек-казашек. К концу 1918 года, к примеру, в числе 1000 казахских школьников Перовского уезда было всего 96 девочек.

Для школ не было помещений. В условиях гражданской войны и хозяйственной разрухи не приходилось думать о строительстве новых школьных зданий, а найти подходящее, особенно в аулах, было делом нелегким. Архивные документы того времени содержат в себе немало свидетельств того, с какими трудностями были связаны поиски помещения даже для однокомплектной начальной школы. Так, например, Узгентский волостной комиссар Перовского уезда в рапорте уездному совету докладывал, что в районе волости для школы не имеется подходящего помещения, за исключением двух «построек киргизского типа», приспособленных под мечети, которые «тоже не вполне соответствуют под школу и, кроме того, требуют большого ремонта». «При этом сообщаю, – пишет в заключение волостной комиссар, – что население очень нуждается в образовании».

Самой же большой проблемой было полное отсутствие учителей. До революции на огромной территории Туркестанского края было только два учебных заведения, готовивших педагогические кадры: учительская семинария в Ташкенте, открытая в 1889 году и за 30 лет выпустившая около 450 учителей, и учительская семинария в Верном (Алматы), начавшая работать в 1913 году. Ситуация с педагогическими кадрами была настолько тяжелой, что в Перовском уезде некоторые школы, подготовленные к открытию в начале 1918-1919 учебного года, не смогли своевременно начать работать из-за того, что в них не было учителей. Для решения проблемы в Ташкенте, а также на местах стали создаваться краткосрочные курсы по подготовке учителей. В 1918 году такие курсы появились и в Перовске.

В 1925 году в Кзыл-Орду, ставшую столицей республики, из Оренбурга был переведен Казахский институт просвещения. На него была возложена не только подготовка педкадров, но и разработка общих вопросов народного образования.

Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 14 августа 1930 года в стране было введено всеобщее обязательное начальное обучение. Несмотря на трудности, эта задача была успешно решена. В 1927 году на территории нашей нынешней области было 149 школ, в том числе 6 семилетних и 3 средних. В них учились 12495 детей, работали 407 учителей. Уже через пять лет в 1932-1933 учебном году в области было 317 школ, в которых обучались 25470 детей и работал 651 педагог. При этом количество аульных казахских начальных школ возросло с 124 до 295, а учащихся – с 5828 до 17317, то есть почти втрое.

Успешное развитие начального образования в стране создало прочный фундамент для дальнейшего развития семилетнего и среднего образования. Однако реализовать эти задачи помешала Великая Отечественная война. Многие учителя ушли на фронт. Обеспечить в условиях войны нормальное обучение и воспитание детей было делом очень сложным. Однако, несмотря на все трудности, в годы войны школы не прекращали работу ни на один день. Вопрос о всеобуче не сходил с повестки дня. К 1945 году в шестнадцати школах действовали бюджетные интернаты, в которых находились на полном обеспечении 700 детей. Около 200 детей-сирот и эвакуированных из западных районов страны воспитывались в 15 детских домах. Школьники и учителя принимали самое активное участие в оказании помощи фронту. В годы войны в нашей области ежегодно на работу в колхозах выходило по 10-11 тысяч школьников, 600-800 учителей.

После войны в 1949 году в республике начался переход к всеобщему обязательному семилетнему обучению в сельской местности, который завершился через три года. С каждым годом росло количество выпускников семилетних школ, большинство из которых стало переходить в старшие классы средней школы. В области значительно возросла сеть средних школ. Если в 1947-1948 учебном году в регионе действовало 30 средних школ, в которых было 93 старших классов, то в 1956-1957 учебном году было уже 50 средних школ с 310 старшими классами. За эти десять лет количество старшеклассников выросло в 4,5 раза.

В послевоенные годы особое внимание было уделено укреплению казахской средней школы. В нашей области, как и в других регионах, началось строительство новых школьных зданий и расширение старых путем пристроек. В 1948 году при крупных казахских средних школах у нас были открыты интернаты-пансионы, в которых на полном гособеспечении воспитывались 500 учащихся. В области выросли такие крупные казахские учебные заведения, как школа им. Шевченко в Аральске, средние школы в Казалинске и поселке Кармакчи, им.Сталина в Джалагаше, число учащихся в каждой из которых доходило до 1000-1500.

Большая работа была проведена по вовлечению в старшие классы девушек-казашек. В области стали традиционными совещания и слеты девушек-казашек. Они активно стали вовлекаться в работу пионерских, комсомольских организаций, в работу кружков.

Успешное развитие народного образования стало одним из главных факторов роста количества выпускников средних школ. Большинство из них поступали в вузы Казахстана и других республик. Для того, чтобы дать возможность молодежи, которая в свое время не смогла закончить школы, получить среднее образование без отрыва от производства, еще в 1943-1944 годах в стране были созданы школы рабочей и сельской молодежи. В 1957 году в области работали 12 школ рабочей молодежи (включая железнодорожные), в которых обучалось более 1700 человек, и 21 школа сельской молодежи с 373 учащимися. Всего образовательных школ разного типа по области тогда было 324, в них обучалось более 56 тысяч человек.

В 1956-1957 учебном году в школах области работали 2906 учителей, в том числе с высшим образованием – 851, с незаконченным высшим – 708. Выросло число учителей-казахов с вузовским дипломом.

На базе Казахского института просвещения в 1935 году в Кзыл-Орде был создан педагогический техникум, переименованный в 1939 году в педагогическое училище. В 1952 году оно было объединено с переведенным из Алма-Аты женским педагогическим училищем имени М.Маметовой и стало носить это имя. С 1937 года в области начал свою работу Кызылординский педагогический институт, которому в 1949 году в связи со 100-летием великого русского писателя было присвоено имя Н.В.Гоголя.

В 1944 году был создан институт усовершенствования учителей, который по сей день оказывает учителям области большую методическую помощь, вносит вклад в переподготовку педагогических кадров.

В самые трудные годы много сил строительству новых школ, развитию народного просвещения и духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения отдали энтузиасты-педагоги Михаил Широков, Ибрагим Касымов, Оспан Абдулпаттаев, Разим Алшынбаев, Сегизбай Айзунов. С момента создания первой русско-туземной школы в Кармакчи в 1895 году и до конца своей жизни в 1952 году на ниве народного просвещения не покладая рук трудился заслуженный учитель КазССР Михаил Широков. Он обучил русскому языку тысячи детей. Работая в 1920-х годах в Казахском институте просвещения, а в последующие годы – в областном институте усовершенствования учителей, опытный наставник внес большой вклад в подготовку квалифицированных преподавателей русского языка.

Долгие годы с момента открытия первой казахской начальной школы в Теренозеке учителем начальных классов проработал Оспан Абдулпаттаев. Большой путь от рядовой сельской учительницы в Пензенской губернии до руководителя областного института усовершенствования учителей прошла Дарья Теплова. Влад в развитие народного образования области внес Рахим Алшимбаев –
автор одного из первых учебников грамматики казахского языка для 4 класса.

Подготовила Ботагоз АЖАРБАЕВА

Читайте также: