Цифры бюджета и факты истории — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

Цифры бюджета и факты истории

31.10.2020

159 0

Вышедшие в свет «Воспоминания и размышления» нашего земляка Сейтсултана Аимбетова интересны уже по своей фактологической основе. Вместе с тем они выбиваются из рамок столь популярного сейчас мемуарного жанра прежде всего потому, что временной охват книги насчитывает несколько тысячелетий, из глубин которых и начинается повествование.

Конечно, не может не впечатлять и трудовой путь автора – председатель Комитета финансового контроля Республики Казахстан, министр социальной защиты населения, депутат Мажилиса двух созывов, возглавлявший Комитет по экономической реформе и региональному развитию, госинспектор в Администрации Президента. Но он всегда помнит свою малую родину – аул Жетыколь Сырдарьинского района, помнит свои корни и все, что связывает его с родными местами.

«Уже в школьные годы, – пишет он, – я отчетливо представлял себе, насколько древним является место, в котором посчастливилось мне родиться. Наряду с древними памятниками родного края меня всегда и больше всего интересовало все, что связано с появлением казахской народности. Кто такие казахи, каково их происхождение? Из каких племен-родов сформировался народ Великой степи?»

Чтобы ответить на эти вопросы, автор изучал и анализировал многие источники, начиная с античных. Тем не менее он делает оговорку, что не претендует на исключительную достоверность приведенных исторических фактов, поскольку это задача профессиональных историков. «Моя же цель заключается в том, чтобы довести до читателей свои представления об истории древней казахской земли и тем самым хоть у кого-нибудь из них возбудить интерес к ее изучению. Каждый из нас должен знать историю своей Родины, свой родной язык».

Интересно описывается в книге и новейшая история Казахстана, ко многим важным событиям которой Сейтсултан Аимбетов имеет непосредственное отношение. Его смело можно назвать одним из корифеев финансовой системы страны, работавшего в самое трудное для нее время. Жаль только, что тираж книги не позволяет как раньше сказать, что она предназначена «для массового читателя», поэтому дальше пробежимся по ее страницам.

В глубинах Великой степи

Результаты археологических исследований указывают на то, что уже в эпоху бронзового века (четыре тысячелетия назад) на территории Казахстана проживали племена так называемой андроновской и бегазы-дандыбаевской культуры, ареал распространения которой был огромен: от Урала и Волги на западе до Минусинской котловины – на востоке; от границы тайги на севере до горных систем Копетдаг, Памира и Тянь-Шаня – на юге.

Люди андроновской эпохи были не только искусными воинами, земледельцами и скотоводами, но и великолепными металлургами. Из бронзы они изготавливали топоры, ножи, кинжалы, украшения. Наши далекие предки начали разрабатывать месторождения меди, которые используются до сих пор – Жезказганские и Саякские рудники.

На смену представителям андроновской культуры пришли саки, как называли их персы, или скифы по греческим источникам. Саки отличались высокими военными качествами. Неслучайно, иранцы и греки говорили, что саки «из всех стрелков в мире самые искусные». На протяжении всей своей истории саки вели многочисленные войны, как захватнические, так и оборонительные.Вели как оседлый, так и кочевой образ жизни. Занимались, прежде всего, скотоводством во всех его разновидностях: кочевое, полукочевое, оседлое.

***

Важнейшим этапом в жизни казахов, да и вообще всех тюрков, следует считать середину 1 тысячелетия н.э., когда было положено начало изменению этнической среды – преобладание переходит к тюркским племенам, центром которых стал Алтай.

Первое упоминание термина «тюрк» встречается в китайских летописях 542 г. Известный датский тюрколог Вильгельм Томсен полагал происхождение этнонима от слова «торук» или «турук», что переводится как «стоящий прямо» или «крепкий», «устойчивый». Видный же советский востоковед академик Василий Бартольд более вероятным считал происхождение термина от слова «туру» (установленность, законность) и обозначение так народа, находящегося под правлением тюркского кагана – «туркiм будуным», то есть «управляемым мною народом».

Исследования археологических культур на Саяно-Алтае позволили предположить наличие на этой территории ранних казахов, кыпчаков, огузов. Результаты проведенных раскопок свидетельствуют о том, что в ходе межплеменных войн некоторые проживающие в Великой степи тюркские племена переселились на юго-восток Центральной Азии (тюргеши, карлуки, кыпчаки, узбеки, огузы, туркмены-сельджуки), Малую Азию, на Кавказ (сельджуки), в Восточную Европу (кангары-печенеги, кыпчаки-половцы, торки-огузы, черные клобуки – каракалпаки).

С VI века вплоть до монгольского нашествия (начало XIII века) на территории Казахстана существовали, последовательно сменяя друг друга, Западно-Тюркский, Тюргешский, Карлукский каганаты, государства огузов, караханидов, кимеков, кыпчаков. После монгольского нашествия образовались улусы Монгольской империи Джучи и Джагатая – прообразы Ак-Орды, Моголистана, а позднее – Казахского ханства.

***

В 1221 году монгольские племена под предводительством Чингисхана завоевали Центральную Азию.

На рубеже XIV – XV вв.. на территории Южного Казахстана и Средней Азии образовалась могущественная империя Темирлана (1336 – 1405 гг..), подчинившего своей власти огромные пространства Среднего Востока и Северной Индии.

Ко второй половине XV века в регионе начался процесс консолидации народов кочевой степи, сложившихся из многообразных этнокультурных субстратов на основе общей ментальности и образа жизни.

Стали образовываться первые казахские ханства, а к первой половине XVI века формирование единой нации завершилось. Этноним «казах» в переводе с древнетюркского языка означает «вольный, независимый» и вполне отражает характер народа, во все времена устремленного к независимому, самостоятельному существованию.

***

Упорная, многолетняя борьба с Джунгарией создавала сложную политическую и экономическую обстановку в стране и способствовала сближению Казахского ханства с Россией.

Перед Абулхаиром стояла дилемма: либо утратить приобретенную в кровопролитных сражениях реальную власть, либо выбрать оптимальный путь расширения своих властных полномочий, который он видел в сближении с царской Россией. В результате было отдано предпочтение принципу: «из двух зол выбирают меньшее». По мнению известного историка Е. Бекмаханова: «… казахский народ, долгие годы стоявший перед альтернативой – быть ли подчиненным царской России или среднеазиатским ханствам, – избрал первый путь. Выбор этот был сделан в обстановке острой политической борьбы внутри казахского общества лишь после того, как исчезли последние надежды отстоять свою государственную независимость».

Путеводная нить Абая

По окончании семилетки в 1961 году передо мной стал вопрос: куда идти учиться дальше. Мама сразу же предложила продолжить учебу в городе. Благо, что проблем с жильем не было: родственников в Кызылорде хватало. Как раз в это время отец, будучи в городе по делам, узнал, что в областном центре открывается школа-интернат. Так я оказался в современном по тем временам учебном заведении, носящем к тому же имя первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина. Для нас, тогдашних мальчишек, предметом особой гордости был факт, что именно земля Сыра стала колыбелью мировой космонавтики, а лучший в мире космодром был построен совсем недалеко от наших мест.

Здесь же я впервые прикоснулся к литературному наследию великого Абая и был буквально поражен его бессмертными Словами назидания, некоторые из них, без всякого пафоса, стали путеводной нитью в течение всей моей дальнейшей жизни.

В школе-интернате функционировало много спортивных секций: по легкой атлетике, баскетболу, гандболу, боксу и т.д. Любовью к спорту были заражены буквально все ученики. И все это благодаря фанатику своего дела физруку Сону Семену Ильичу.

Наиболее престижными считались выступления в городской эстафете, которая проводилась регулярно дважды в год. Как правило, капитаном команды при этом доводилось быть мне.

Помимо общеобразовательного процесса, огромное значение в школе-интернате придавалось профессиональному обучению. Все выпускники получали кроме аттестата зрелости свидетельства о приобретении той или иной рабочей специальности. Я до сих пор горжусь своим «званием» каменщика III разряда и при случае объясняю непосвященным, как укладывать кирпич методом «тычок» или «ложок». С не меньшей гордостью смотрю я, бывая в Кызылорде, на до сих пор существующий пятиэтажный дом, построенный с нашим участием в бытность учениками 11 класса.

Так уж распорядилась судьба, что большая часть моей профессиональной карьеры связана с финансовой системой страны. Указанный период жизни я всегда вспоминаю с особой теплотой. Исполнилось уже полвека с того момента, когда после окончания Алма-Атинского института народного хозяйства, я был направлен согласно существовавшему тогда порядку распределения молодых специалистов в Министерство финансов Казахской ССР, где меня назначили на должность контролера-ревизора Контрольно-ревизионного управления (КРУ) Министерства финансов. Тогда я был самым молодым работником управления, следующий по возрасту коллега был старше меня на 9 лет.

С первого дня моего служения государству мне здорово повезло с наставниками. Начальником Контрольно-ревизионного управления в то время был впоследствии министр финансов Казахстана Александр Ефимович Бацула, внесший огромный вклад в становление и развитие контрольно-ревизионной работы и в целом финансовой системы республики.

Начиная с 1976 года, мне часто приходилось возглавлять ревизионные группы. В ходе проводимых ревизий мы не просто проверяли низовые финансовые органы, но перенимали их опыт, учились у них. До сих пор я с исключительной теплотой вспоминаю заведующих областными финансовыми отделами. Среди них особо хотел бы выделить моего земляка Камала Шукенова, красивого во всех отношениях человека, редкой интеллигентности и воспитанности, высочайшего профессионала своего дела.

К слову, именно в эти годы состоялась моя первая встреча с Н.А.Назарбаевым. В 1979 году я был направлен в составе комплексной комиссии ЦК Компартии Казахстана по проверке финансовой деятельности медицинских учреждений Карагандинской области, результаты которой по существующему тогда порядку докладывались руководителю региона. По каким-то причинам первого секретаря обкома партии Коркина А.Г. в тот момент на месте не оказалось, и нас пригласили ко второму секретарю Назарбаеву Н.А., сразу поразившего меня простотой общения, безупречным внешним видом, подтянутостью, удивительно живыми глазами, глубоким пониманием обсуждаемых вопросов.

Весной 1991 года меня назначают начальником Главного бюджетного управления – членом Коллегии Министерства финансов республики.

Моя работа в Министерстве финансов республики совпала с судьбоносным периодом в истории Казахстана, объявившего, как и другие союзные республики, входившие в состав СССР, вначале о своем суверенитете, а в последующем и о своей государственной независимости. Республикой был взят курс на выход из-под диктата и опеки Союзного центра, на формирование собственной государственности.

При составлении проекта республиканского бюджета на год Минфин республики должен был уже, в основном, опираться на собственную методологию, руководствоваться собственными правилами и принципами проведения работ по разработке местного бюджета. В этом заключалась одна из основных, но не главная причина сложности формирования республиканского бюджета на 1991 и 1992 годы. Дело в том, что бюджетное планирование в те годы осуществлялось в условиях все более обостряющегося кризиса со всеми присущими ему «прелестями»: неустойчивостью экономики, дышащей на ладан социальной сферой, галопирующей гиперинфляцией.
В таких условиях обеспечить надлежащую достоверность прогнозирования показателей бюджета можно было только при максимальном напряжении человеческих сил, жесточайшем режиме работы. И работники Главного бюджетного управления трудились тогда, не считаясь ни со временем, ни с возникающими трудностями, нередко – до поздней ночи, порою даже до утра. Задача была одна: в сжатые сроки просчитать возможные варианты проектов, чтобы затем выбрать наиболее оптимальный из них.

В то время был установлен (конечно, неофициально) и неукоснительно соблюдался особый распорядок дня. Практически ежедневно в Правительстве проводились совещания с заслушиванием доклада министра финансов о состоянии работы по составлению проекта бюджета, начинавшиеся во второй половине рабочего дня, ближе к вечеру. Здесь я не могу не отметить высочайшую заинтересованность, профессионализм и всемерную поддержку наших инициатив и предложений со стороны возглавлявшего в ту пору Совет министров республики Караманова Узакпая Карамановича и его заместителя Турысова Каратая Турысовича.

Думаю, что уместно привести здесь следующие цифры: объем республиканского бюджета на 1992 год по действовавшему в то время курсу к рублю составил 1 миллиард 127 миллионов долларов. Для сравнения: этот показатель на 2019 год (по курсу к тенге) равен 30 млрд. 923 млн. долларов, то есть возрос более чем в 27 раз!

В работе нужна красота

После ухода из Министерства финансов, работая в Администрации Президента, в Правительстве, в других структурах, будучи депутатом Мажилиса Парламента, я оставался верен своему родному ведомству, в котором начинал трудовую деятельность, посвятил ему более двух десятков самых прекрасных лет своей жизни.

В 1992 году Указом Президента Республики Казахстан в составе Кабинета Министров был создан Комитет государственного финансового контроля, правомочный осуществлять проверки во всех министерствах, ведомствах, ассоциациях, банках, предприятиях, учреждениях и организациях независимо от подчиненности, вида деятельности и форм собственности. В сентябре я был назначен на должность председателя Комитета.

Практические задачи нового ведомства Госфинконтроля были продиктованы реальной обстановкой того времени, когда стало ясно, что ни изменение форм собственности, ни переход экономики на рыночные отношения не стали факторами, противодействующими нарушениям законности в использовании материальных, финансовых и валютных ресурсов, а также предотвращающими недостачи, растраты и хищения денежных средств и материальных ценностей.

Что уж там скрывать, в те времена у многих из нас несколько притупились чувства патриотизма, ответственности за общество, в котором живем. На время мы забыли о необходимости проверять и контролировать самих себя. Тем самым создавались благоприятные условия для хищений и преступлений. У казахов есть поговорка: «Қазаннан қақпақ түссе, иттен ұят кетеді». Действительно, трудно собаке удержаться от соблазна полакомиться, если крышка казана открыта.

В октябре 1995 года я был приглашен на прием к Президенту страны. Глава государства сказал мне о расформировании Государственного комитета финансового контроля как самостоятельного органа и о создании его аналога в составе министерства финансов республики. Тогда же Нурсултан Абишевич заявил о своем намерении назначить меня на должность министра социальной защиты населения, объяснив при этом, какие сложные задачи в сжатые сроки необходимо решить по осуществлению реформы пенсионного и социального обеспечения.

Какую бы должность я ни занимал, всегда был противником тогда только появившегося «новшества», когда руководитель, заняв новое место, сразу же приступал к чистке кадров, к замене прежних работников новыми из якобы своей команды. Не стал я изменять своему принципу и вступив в должность министра. Наоборот, всячески старался сохранить тех специалистов и руководителей, которые работали в данной системе и знали особенности (специфику) этой сферы. Главным критерием оценки кадров для меня служили их компетентность, профессиональные и личностные качества, знания и отношение к делу. У меня всегда вызывали неприятие принципы, которых придерживаются некоторые руководители, склонные к трайбализму. Я никогда не говорил из какого я рода и никогда не интересовался у других этим вопросом.

***

Важнейшим документом, регламентирующим процесс организации и осуществления визита, являлась его программа, формирование которой начиналось с определения и согласования объектов посещения. Наименование некоторых из них сообщалось нам заранее, по выбору Главы государства, который досконально владел обстановкой в регионах, не понаслышке знал проблемы и недостатки деятельности расположенных в них хозяйственных субъектов и местных органов госуправления. Однако акимы областей старались «вбить» в программу рабочих поездок Президента как можно больше мероприятий, особенно посвященных вводу в эксплуатацию различного рода производственных мощностей (что там греха таить: некоторые из них после такого пуска еще долго «доводились» до ума).

Так уж получилось, что девизом деятельности аналитической группы стало выражение «Красиво работать!». Однажды, после получения очередного поручения от Руководства Администрации мы, как всегда, разработали алгоритм подготовки соответствующей записки. Вот тогда я, особо не задумываясь, произнес: «А теперь, мужики, пойдем и красиво поработаем». С этого все и началось. И работа была действительно красивая, слаженная, доставляющая истинное удовольствие. Высшей оценкой мы тогда считали резюме руководства Отдела к запискам аналитической группы: «Как песня!». Ну а если на информации Руководителю Администрации появлялась резолюция: «В почту Президента» (что случалось, без ложной скромности, нередко), радости нашей не было предела.

***

В заключение настоящей книги мне хотелось бы отметить следующее. Я, мои коллеги и друзья прожили плодотворную и чрезвычайно интересную жизнь. Многие из них продолжают до сих пор, по мере сил, честно и красиво работать на благо нашей страны, казахстанского народа. Думаю, что мы вправе гордиться тем, что в становлении и развитии суверенного Казахстана, во всех его успехах и достижениях есть частичка и нашего скромного труда. Сегодня нам не стыдно смотреть в глаза своим детям и внукам. А значит, не зря мы живем на этой земле.

Тимур КАСЫМОВ

Читайте также: