«Здесь моё сердце, мой дом родной» - «Кызылординские Вести»

«Здесь моё сердце, мой дом родной»

24.02.2024

442 0

zakaev

Восемьдесят лет назад, 23 февраля 1944 года, чеченцев и ингушей депортировали в Казахстан. В те суровые годы на произвол судьбы также выслали тысячи корейских, немецких, турецких, азербайджанских, калмыкских семей. Отправленные на чужбину, многие выжили и пустили глубокие корни на казахской земле. Один из них – 97-летний кызылординец Мума Закаев. Он хорошо помнит и день высылки, и все, что происходило после нее.

– Мне было 16 лет, когда началась депортация, – рассказывает аксакал. – Ранним утром 23 февраля 1944 года во все дома нашего селения Варандой врывались солдаты, они выгоняли на улицу и стар, и млад. Всем приказали собраться на улице и сообщили, что у нас есть на сборы только 15 минут. После этого повезли в местную школу, и два дня держали там. На третий день всех повезли в Грозный и погрузили в вагоны для перевозки скота. Вместе со мной поехали и мои сестры. Отца перед высылкой отправили в трудовую армию, и мы о нем ничего не знали. Мать к тому времени уже умерла. В семье были еще старшие сестра и брат. Но они умерли до депортации.

Путь в Казахстан был тяжелым – люди гибли в дороге от болезней и голода. В пути их кормили всего один раз в день, давали похлебку и хлеб, но очень мало. Женщины старались накормить детей, делились со стариками. В вагонах не было условий ни умыться, ни сходить по нужде, поэтому некоторые умирали от разрыва мочевого пузыря. Когда вагоны останавливались на каких-то станциях, трупы выбрасывали прямо у железнодорожных путей. Хоронить людей по мусульманским канонам не было возможности. А еще солдаты растреливали тех, кто не успевал вернуться к вагону после коротких остановок в пути.

– Мы ехали 18 дней, прибыли на место ссылки 12 марта, – вспоминает аксакал. – Оказалось, что мы в Казахстане, на станции Чиили Чиилийского района. Когда сказали выходить, радости не было предела, но увидев степи, огорчился. Не было вокруг родных гор, и тоска сжала мое сердце. Но не было выхода, нужно было жить дальше.

В Чиили вынужденных переселенцев разместили в разных местах – в школе, на квартирах у местных жителей. Март того года был суровым и снежным, стояла холодная погода. На третий день всех мужчин собрали в аулсовете, стали распределять, кто и куда пойдет на работу.

– Так мы стали трудиться в колхозах. Чеченцев отправляли на самую трудную работу. Нам давали еду, кое-какую одежду, но ее не хватало на всех. Местные жители делились тем, что у них было. Но в то голодное время они и сами бедствовали, – говорит он.

Так проходили годы на чужой земле. Чеченцы и ингуши привыкали к жизни в Казахстане. Спустя время они снова стали радоваться жизни, создавали семьи. Когда в 1953 году умер И.Сталин, многие вернулись на свою Родину. М.Закаев никуда не уехал, остался жить в Чиили. Здесь он женился на чеченке Амите. Ее жизнь тоже была нелегкой, она рано осталась сиротой. Молодая жена занималась домашним хозяйством, а Мума работал в колхозе. Супруги воспитали шестерых детей. Со временем они переехали в аул Байгакум. Семья держала скот, выращивала овощи на огороде.

– Только одна моя дочь переехала в Грозный, остальные дети живут в Кызылорде и Байгакуме, – рассказывает аксакал. – Мне почти 100 лет, у меня есть внуки и правнуки. И я благодарю Всевышнего за то, что он дал мне эту жизнь, хоть и трудную. Часто езжу в Грозный погостить к дочери, но всегда возвращаюсь в Кызылорду. Здесь мое сердце, мой родной дом.

Сейчас в области работают 11 этнокультурных объединений, в том числе и чечено-ингушский центр «Вайнах». Активисты центра участвуют во всех городских мероприятиях. Диаспора вносит вклад в развитие области. Чеченцы не забыли свою культуру, язык, обычаи и передают все знания детям, воспитывают в них патриотизм и любовь к Родине.  

Мира ЖАКИБАЕВА

Комментарий нет. Напишите первым!

Читайте также: