В поисках ливийского урана… — «Кызылординские Вести»

В поисках ливийского урана…

18.01.2022

1880 0

Владимир Пантелеев был одним из самых опытных и авторитетных специалистов атомной отрасли Казахстана. Как геолог он принимал активное участие в поиске и разработке урановых месторождений нашего региона. К сожалению, в прошлом году он скоропостижно ушел из жизни. Во время наших встреч он много рассказывал о развитии геологической отрасли страны и о ее будущем, а также о своих поездках по миру.

Одну из таких поездок в Ливию Владимир Анатольевич помнит так, как будто это было вчера. И до этого у него, конечно, были зарубежные командировки – в Венгрию, Иорданию, Китай и в другие страны, но месяцы, проведенные на севере Африки, запомнились ему особенно. Долгое время он не мог никому рассказать об этой поездке, поскольку дал подписку о неразглашении государственной тайны. Позже завеса секретности была снята.

…Родился Владимир в городе Черногорске (Республика Хакасия). Отец его работал в геологической партии, мать – зоотехником в сельскохозяйственной опытной станции. Частым гостем в семье Пантелеевых был геолог-китаец Ю До Мин, работавший в Хакасии по контракту. Впоследствии он женился на русской девушке, изменил свои имя, фамилию, и стал Владимиром Юдоминым. Его рассказы о жизни геологов, о романтике этой профессии сильно повлияли на юного в ту пору Володю, и после школы юноша поступил на геологоразведочный факультет Томского политехнического института. На вступительных экзаменах он набрал максимальное количество баллов.

 Студенческие годы пролетели очень быстро. И вот в 1969-м молодого специалиста направили геологом в Краснохолмскую геологическую экспедицию. В течение двадцати лет он работал в различных уголках Средней Азии. Перспективного специалиста заметили в Министерстве минеральных ресурсов Узбекистана и назначили кураторам геологоразведочных партий по Самаркандской и Бухарской областям. Позже он возглавлял геологические отделения Краснохолмской экспедиции, в зону влияния которой входили Средняя Азия и Казахстан. После ее расформирования В.Пантелеев был назначен главным геологом Шиелийского ГРП-23 Министерства среднего машиностроения СССР, а с 1996 по 2006 годы он работал на этой же должности в Шиелийском РУ-6. Последние три года перед выходом на заслуженный отдых Владимир Анатольевич трудился главным геологом на уранодобывающем предприятии ТОО «Қызылқұм», которое ведет свою деятельность на месторождении Хорасан, расположенном на территории Жанакорганского района.

 Меня особенно заинтересовала его поездка в Ливию. После долгих раздумий он начал свой рассказ.

Поздней осенью 1982 года в условиях повышенной секретности самолет с девятью специалистами (в основном это были геологи, имевшие отношение к добыче урана) из разных республик бывшего СССР на борту вылетел из аэропорта Шереметьево и взял курс на Триполи, столицу Ливии. Специалистов сопровождали два сотрудника Комитета государственной безопасности. По приезде в Триполи представители ливийских спецслужб провели их в специальное помещение, где раздели и тщательно осмотрели. На протесты работников посольства СССР они никак не отреагировали. Обычно в те годы советские люди, выезжавшие за пределы страны, брали с собой в качестве обменной валюты водку. Не были исключением и наши геологи. «Жидкую валюту» ливийские таможенники изъяли сразу же. Продавать, а тем более употреблять спиртные напитки в этой стране запрещалось по закону.

Из Триполи наших специалистов в сопровождении офицеров повезли на легковых автомашинах во второй по величине город страны – Бенгази, где расположен центр атомных исследований. Здесь к ним присоединились ливийские геологи, и все вместе они сначала на вертолете, а затем на четырех джипах «Лендровер» отправились в центральную часть страны – в просторы Сахары.

В 600 километрах от Бенгази расположилась база советских и ливийских геологов. Здесь же неподалеку разместились болгары и австралийцы. Как выяснилось, ливийцы, в поисках урана, делали ставку не только на советских специалистов Разбив палаточный городок, геологи приступили к работе. Большие трудности в работе создавала неимоверная жара, которая временами достигала 50 градусов.

Вместе с Владимиром Анатольевичем были специалисты предприятия «Зарубежгеология». Представитель этой организации Николай Муромцев, который непосредственно руководил работой группы, ставил казахстанского геолога в пример его коллегам из Иркутска, Ленинграда, Новосибирска, которые очень тяжело переносили зной. Кормили наших геологов хорошо, для этого ливийская сторона выделила специального повара. Раз в неделю в палаточный городок завозились продукты питания, питьевая вода, медикаменты. Каково же было удивление Владимира, когда, уже уезжая из Ливии, он увидел у трапа самолета того самого повара в форме офицера гозбезопасности!

Ливию называют страной опаленных пустынь, оазисов и нефтяных вышек. В Африке она четвертая по площади, а в арабском мире – третья. В ней проживают всего 5,6 миллиона человек, причем 86 процентов в городах. Полное название страны тогда звучало так: Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия. По словам Владимира Анатольевича, принципы уникального в своем роде государственного устройства Ливийской Джамахирии («джамахирия» переводится как массовость или государство масс) были сформулированы в марте 1977 года Муаммаром Каддафи как отрицание капитализма и коммунизма. Все взрослые жители были призваны участвовать в собраниях для решения текущих хозяйственных и культурных проблем конкретной территории, а также для обсуждения вопросов внутренней и внешней политики страны. Они избирают высший законодательный орган – Всеобщий народный конгресс. Роль кабинета министров выполняет высший народный комитет. Лидер Ливийской революции М.Каддафи был ее идейным руководителем. Формально не занимая постов, он фактически сосредоточил в своих руках полноту реальной власти.

За три месяца пребывания в Ливии Владимиру с друзьями несколько раз удалось совершить экскурсии по Бенгази. В городе множество мечетей, и это неудивительно, ведь 95 процентов жителей Ливии придерживаются ислама. Жизненный уровень местного населения был достаточно высок, на улицах почти не встречались нищие и попрошайки. Коренные жители страны берберы, но их осталось мало – всего 6-7 процентов от всего населения. Подавляющее же большинство составляют потомки кочевых арабских племен.

Большинство проектов здесь реализовали иностранные фирмы с привлечением зарубежных рабочих. В.Пантелеев встретил, например, в Бенгази гастарбайтеров из Египта, Судана, Туниса, Марокко, Турции и Чада. Они, в основном, работали в сфере услуг, на нефтяных месторождениях, и зарплата у них была значительно ниже, чем у ливийцев.

Динар, ливийская валюта, в те годы был равен 11 советским рублям. Нашим геологам зарплата начислялась, исходя из расчета 6 динаров в день. За три месяца они заработали примерно по 5 тысяч советских рублей – весьма неплохие, по тем временам, деньги. Кроме того, за ними на период командировки были сохранены советские оклады.

Три месяца пролетели быстро. Представленные советскими специалистами результаты исследований полностью удовлетворили ливийцев.

Ответ на вопрос, насколько богата ливийская земля ураном, получить от Владимира Анатольевича мне не удалось.

– Я и так вам много рассказал, а это пусть останется тайной, – улыбнувшись, сказал тогда он.

Видимо, Владимир Анатольевич считал, что он не вправе сообщать обо всем, что связано с той поездкой в Ливию, не только по соображениям секретности, но и в силу моральных обязательств. Тем не менее, по публикациям в прессе можно сделать вывод о том, что ливийская земля богата не только нефтью и газом, но и ураном.

После возвращения в Москву со всех специалистов была взята подписка о неразглашении целей их поездки, не говоря уже о результатах.

Сегодня семейная династия Пантелеевых – гордость Национальной атомной компании «Казатомпром». Инженером-геологом в рудоуправлении работала до выхода на пенсию супруга Владимира Анатольевича Светлана Алексеевна. Сейчас династию геологов продолжает их сын Евгений и невестка Ирина, работающие соответственно главным геологом и инженером-геологом в ТОО «РУ-6». Так что, с полной уверенностью можно сказать, что дело отца продолжает сын.

Марат КЕНЕС

Читайте также: