Предания о Казыбек би и Айтеке би — «Кызылординские Вести»

Предания о Казыбек би и Айтеке би

07.09.2021

819 0

(Продолжение, начало в №№129-136)

Видный деятель прошлого Казыбек би внес большой вклад в формирование казахского языка, развитие устной словесности.

Каздаусты Казыбек (Казыбек гусеголосый) вошел в историю как человек, сумевший добиться мира между казахским и калмыцким народами, успешно выполнивший сложную миссию посла. Согласно преданию, девятнадцати лет от роду в составе делегации, возглавляемой Тайкельтиром би, он ездил к калмыцкому хану Галдану, отличился смелостью и обнаружил незаурядный дар оратора. В значительной мере благодаря Казыбеку казахские послы вели переговоры как равные и вернулись на родину вместе с освобожденными из калмыцкого плена людьми и скотом. По возвращении Казыбека стали называть Каздаусты — гусеголосый.

Учёный, историк, этнограф Шокан Валиханов так вспоминал о Каздаусты Казыбеке в своей заметке «Исторические легенды о батырах XVIII века»: «Когда спросили у Аблая, кого из батыров уважают из всех трех орд, он отвечал: «Из предшествовавших мне мужей двое заслуживают удивления: Казыбек каракесековец, который возвратил от Галдана 90 своих пленных, и Дерпсалы уаковец — также возвративший своих пленных. Первый взял просьбой и был сам у Галдана, а последний устрашил врага, сидя в своем ауле».

В качестве посла Казыбек ездил к калмыкам трижды. Во время последней поездки он пришел к соглашению с калмыками впредь жить в мире и согласии. Посол посватал у вчерашних врагов невесту для своего сына и вернулся домой уже их родичем. Это соглашение прекратило взаимные набеги и надолго обеспечило мир.

Казыбек был сторонником дружественных отношений между казахами и их соседями — русскими. Рассказывают, что влиятельнейшие представители всех трех жузов обсуждали вопрос о появлении русских переселенцев на берегах Сырдарьи. Некоторые предлагали вступить с ними в вооруженную борьбу. Три предводителя жузов рассуждали так:

— Подстрелить бы лебедя на этом озере!— сказал Толе би из Старшего жуза.

— Как бы не промахнуться, и не попасть в воду, — ответил Айтеке би из Младшего жуза.

— Как бы не накликать беду, застрелив дочь пери, приняв ее за лебедя! — добавил Казыбек из Среднего жуза.

У Казыбека было пятеро сыновей: Бекболат, Казымбет, Базаргельды, Каркыт, Сырымбет и дочь Манкан. Когда Казыбек умер, дочь оплакивала его. В этом плаче есть такие строки:

Ты завещал казахам:

Не враждуй с калмыками и сартами —

«Твоя земля — Сары-Арка!

Не твое это дело.

Ты народ, не владеющий искусствами,

Если кто нападет на тебя,

Сумеет защитить Сосед наш Русь.

Не враждуй с русскими,

Это запомни навсегда!

Дошедшие до нас в легендах и преданиях сведения об отношении Казыбека к русскому государству подтверждаются и некоторыми историческими документами. Так, например, исполняющий обязанности Сибирского губернатора фон Фраундорф в своем рапорте от 11 марта 1763 года в Коллегию Министерства иностранных дел о положении в Средней Азии и об отношениях казахов с соседними странами и народами писал о том, что Оразмамет-тархан послал толмача Сафарова, чтобы тот пригласил главного судью Среднего жуза Казыбека. Но Казыбек не смог приехать, и вместо себя прислал сына Сырымбета и младшего брата Отарбая во главе десяти человек. Они и приняли присягу 15-22 декабря 1762 года.

Далее фон Фраундорф сообщил, что поговорил с глазу на глаз с Сырымбетом и выяснил, что Казыбек относится к России положительно. Сырымбет рассказал ему о том, что прошлой осенью в Средний жуз приехал посол от китайского богдыхана с богатыми дарами. Однако Казыбек не пропустил посла к Аблаю и отправил обратно, не приняв предложения китайцев. Сообщая об этом Коллегии Министерства иностранных дел, генерал-майор писал, что китайского посла к Аблай султану он, Казыбек би, не пропустил, «…а надобность их более в том состояла, чтоб Аблай-султан и он, Казбек-бий, старание возымели с киргис-кайсацкою Среднею ордою быть у них в китайском подданстве, а от российской стороны отдалитца, за что еще сверх тех подарков китайский богдыхан обнадеживал отдать ему, Казбек-бию, в завоеванной зенгорской землице такое для кочевания место, где он, Казбек-бий, сам с улусными своими киргисцами выбрать желает, токмо-де он, Казбек-бий, ведая довольно российского государства силу и помня еще то, как во время Шемяки-хана со всею Среднею ордою о бытии в вечном Российском подданстве е. и. в. присягал, в котором намерении и ныне непоколебимо стоять желает, от того отговаривался, а дабы не токмо он своими улусами, кои протчия Средней орды киргиския улусы в российском подданстве совершенно состояли, то он, Казбек-бий, стараетця, чтобы к китайской стороне никто из них Средней орды не предался, готовым и верным себе быть обещает, но только притом просит, дабы егда впредь от китайской стороны какая на них нападений и обиды причиняемы быть могут, от здешней, российской стороны, всегда защищены были…».

Документ свидетельствует о том, что Казыбек би активно способствовал присоединению Среднего жуза к России и твердо верил, что Российская империя защитит казахов от нападения и насилия со стороны других государств.

Казыбек Кельдибекулы в свое время призывал к добрососедским отношениям с калмыками, узбеками, русскими. Он был передовым мыслителем своего времени и выдающимся общественным деятелем, верно оценивавшим историческую перспективу.

Для казахского народа XVII век был неимоверно тяжелым. Расчлененную на отдельные роды и раздираемую междоусобицами страну оккупировали, подстрекаемые честолюбивыми ханами с востока — Жунгарское, с запада — Калмыцкое, с юга — Кокандское ханства. Оказывавших сопротивление истребляли, скот и имущество подвергались разграблению. Были захвачены Присырдарьинский, Каратауский, Семиреченский края. Попавших в плен мужчин превращали в рабов, женщин — в рабынь. Аульчане, чудом уцелевшие после кровавых набегов, бежали в степи, в пустыни, покидая пахотные земли и сенокосные угодья, города и зимовья. Люди и скот погибали от голода, жута, эпидемий. В это время, когда, по словам преданий, «босые беженцы ели березовое лыко и сосали чий», наиболее дальновидные предводители народа, такие как Казыбек, думали о судьбе родной страны.

В заметке Шокана Валиханова «Шона батыр» приводится еще один факт о Казыбеке, достойный внимания. Вождь национально-освободительного восстания башкирского народа 1740 года Карасакал после поражения скрывался в казахских степях. Он выдавал себя за Шона батыра, младшего брата калмыцкого хунтайджи Галдан Церена. Среди калмыков распространился слух, будто бы Шона собирается во главе русских войск напасть на Галдан-Церена. Таким образом, Карасакал оказался опасным как для русского царя, так и для калмыцкого хунтайджи. Был издан указ о поимке и выдаче его царю. Но сделать это было нелегко, так как казахи помогали ему как патриоту башкирского народа.

Барак батыр хотел вернуть сына, находившегося у калмыков аманатом. Галдан-Церен поставил условие: если он схватит и выдаст Карасакала, то получит сына. Барак батыр согласился и решил взять Карасакала хитростью: предложил ему свою сестру в невесты. «Барак действительно успел сговорить свою сестру за Карасакала, но последний узнал его намерение и откочевал от Барака в отдаленную степь, в близость к поколению каракесек аргын, именно к кочевьям Казыбек-бия. Этот бий вместе с Кабанбаем обещались защищать его от нападения Барак-султана».

Казыбек приютил вождя национально-освободительного движения башкиров, скрывавшегося от царского правительства и калмыцкого хунтайджи, и спас его от заговора казахских ханов и султанов.

Согласно легенде, отца Казыбека звали Кельдибеком, а мать — Токмеиль. Дедом его по отцу был абыз Шаншар. Токмеиль была дочерью тарактинца Сулеймена, переселившегося в аул Шаншара абыза.

Вот что рассказывал превосходный знаток родословной Казыбека Жакеш Баймагамбетов (1893 г.р.), проживавший в Егиндыбулакском районе Карагандинской области: «Казыбек умер в 1758 году, ему исполнилось 97 лет. В год смерти Казыбека родился его внук Канай. Канай, когда ему было 72 года, женился на молодой. Она прожила с ним 8 лет и родила трех сыновей. Самый младший из трех сыновей — Кожабай. Сейчас (это было в 1963 году), если бы он был жив, ему исполнилось бы 125 лет. Значит, с тех пор, как умер Казыбек, прошло 202 года, а с тех пор, как он родился, прошло 299». Эти данные приблизительно соответствуют истине.

Потомок младшего сына Казыбека Сырымбета, житель совхоза «Киргиз» Каркаралинского района Сеилхан Досымаков
(1897 г. р.) рассказывал: «Казыбек в преклонном возрасте во главе рода каракесек поселился в горах Семиз-Бугылы, у родника Теректы, в следующем году он скончался на 98 году жизни. Было это в пору зимнего забоя скота. Его сын Бекболат велел поставить юрту для отца, в середине ее водрузить четыре камня и на них построить площадку. По его велению сшили для покойника кожаный саван. Тело Казыбека продержали на площадке четыре месяца. Когда сошел снег, тело положили в гроб, и повезли на конях в Туркестан, где он и был похоронен в мавзолее Азрет султана (Ходжи Ахмеда Яссауи)».

Когда Казыбек был еще молод, род каракесек кочевал по берегам Сырдарьи. Доказательством этому может послужить следующая фраза из вышеупомянутого плача его дочери Манкан:

Тебе не понравились берега Сырдарьи,

В поисках удобного места для скота

Ты повел толпы казахов

И дал им земли в Сарыарке.

Казыбек повел род каракесек в Сарыарку не потому, что не понравились берега Сырдарьи, а спасаясь от беспрестанных набегов джунгарских калмыков. Следовательно, Казыбек родился и вырос на берегу Сырдарьи и около 1740 года привел род каракесек в Сарыарку. Скончался он в возрасте 97 лет возле рудника Семиз-Бугылы нынешней Карагандинской области, а его тело похоронено в мавзолее Ходжи Ахмеда Яссауи.

В казахских легендах и преданиях подчеркиваются ораторские способности Казыбека. Вот случаи из его жизни. Пришли к Казыбеку две женщины, поспорившие из-за ребенка. Одна из них сказала: — Я потеряла своего ребенка еще маленьким, а сейчас нашла у женщины, но та не отдает его. Другая женщина пыталась доказать, что ребенка родила она.

Выслушав обеих женщин, Казыбек некоторое время сидел в раздумье, затем попросил их обеих взять ребенка за руки.

— Если вы добровольно не хотите сознаться, кто из вас настоящая мать, я поровну разделю его между вами, — сказал он и вытащил из ножен саблю.

 И тут женщина, заявившая, что ребенка родила она, воскликнула:

 — Пусть хотя бы половина останется у меня!

Та же, которая потеряла мальчика,
закричала:

 — Ой-бай, би! Где бы он ни был, лишь бы был жив-здоров! Не рубите его!— и телом своим прикрыла ребенка.

— Ребенок принадлежит ей. Потому что родная мать никогда не позволит убить своего ребенка,— решил Казыбек.

Ораторские слова, связанные с именем Казыбека, в результате творческой работы над ними нескольких поколений стали общенародными. Они свидетельствуют о таланте творца и о таланте безымянных «соавторов»

Айтеке Байбекулы (1680— 1768 г.г.) — один из известных биев-ораторов. Его имя бережно хранится в памяти народа.

Письменных документов о жизни и ораторском искусстве Айтеке сохранилось мало. Согласно преданию, родословная его начинается с Алима и выглядит так: Алим — Карамашак — Караш — Токпан — Сейткул — Акша — Байбек. Айтеке сын Байбека.

Склонность к красноречию у него проявилась с детства. Однажды три всадника, увидев мальчика, пасшего ягнят за аулом, подъехали к нему.

 — Ассалаумагалейкум, дяди, в добрый путь! — приветствовал мальчик.

 Путники были восхищены смелостью и обходительностью ребенка, который так степенно поздоровался, и решили про себя, что он, вероятно, из примерной семьи и что из него выйдет настоящий человек.

— Ты с нами поздоровался от того, что нас знаешь?

 — А как же! Разве сыновья казахов чужие друг другу? Если вы из Старшего жуза, то будете моими старшими братьями, если вы из Среднего жуза, то будете моими средними братьями, если же вы из Младшего жуза, то будете мне младшими братьями! — пояснил мальчик.

Проезжие остались довольны ответом и рассказали мальчику о цели своей поездки.

— Конь человека из этого края, привязанный к опоясывающему аркану юрты, лягнул и убил мальчика из нашего рода, игравшего у юрты. Мы хотели рассказать об этом Косуак би и получить соответствующий кун (откуп).

— Если мальчика лягнул конь у двери, вы получите полный кун, если несколько дальше — получите половину, а если конь стоял за юртой, получите четверть куна. Косуак би ответит вам также.

Мальчик показал путникам аул би и остался пасти овец. Косуак би, действительно, так и рассудил. Оказалось, мальчика лягнул конь, привязанный за юртой. Истцы получили четверть куна, и были удовлетворены.

Согласно другой легенде, приехавшие в аул Толе и Казыбек задали вопрос Айтеке:

— Каким должен быть хороший жигит?

— Тот, кто способен покориться верному слову и сам покорять другого правотой своих слов…— ответил мальчик.

В это время вошли два человека, которые спорили из-за лисицы.

— Сынок, рассуди нас!— предложили бии маленькому Айтеке.

— Я стерег ее с самого начала лета, дожидаясь, пока у лисицы вырастет шерсть,— сказал истец.

— А я выследил ее и раскопал нору,— продолжил ответчик.

Тогда Айтеке после небольшого раздумья рассудил:

— Если это самец, то принадлежит тому, кто нашел его нору по следу, а если это лиса, то она принадлежит тому, кто стерег нору, так как самка бережет нору, а самец бродит по степи.

Толе би и Казыбек были восхищены находчивостью Айтеке и благословили его: «Мальчик, много думающий, в пятнадцать лет считает себя взрослым. Мальчик, много играющий, в двадцать лет считает себя юным! Будь счастлив, сынок!».

 Айтеке учился у своего деда Акши, который получил образование в Бухаре. Наряду с глубоким знанием традиций и «степной мудрости» Айтеке был знаком и с восточной философией.

По преданию, он был человеком степенным и уравновешенным, много слушал и говорил только по существу. Айтеке би своим умом, ораторским мастерством и справедливыми решениями завоевал доверие народа.

Айтеке Байбекулы, Толе би, Каздаусты Казыбек принадлежали к одной эпохе, их сближали общность миропонимания, схожесть мировоззрения и направленность поступков. Сходны тематика их слов, принципы их построения, ход логической аргументации.

Время, когда Айтеке стал главным бием младшего жуза и начал свою общественную деятельность, было тревожным: над свободой и независимостью казахской страны нависла опасность. В эту пору, подобно Толе и Казыбеку, он проявил патриотизм, решимость и талант оратора.

Ботагоз АЖАРБАЕВА

Подготовлено по материалам книги Б. Адамбаева «Казахское народное ораторское искусство» (Алматы, «Ана тілі», 1997 г.)

(Продолжение в следующем номере)

Читайте также: