Познания глубокие истоки - «Кызылординские Вести»

Познания глубокие истоки

29.07.2023

301 0

5

В казахской степи испокон веков существовал культ знаний вопреки устоявшемуся мнению о том, что просвещение и образование в эти края принесла Советская власть. На бескрайних степных просторах Приаралья жили выдающиеся ученые и просветители, зарождались философские и религиозные учения. Наш народ во все времена чтил грамотность и образованность. «Знающий победит тысячи, а сильный – только одного», – гласила казахская пословица.

У казахов, как и у других народов, принявших ислам, начальное образование получали в мектебах, где можно было овладеть основами арабской грамоты, выучить тексты из Корана и других религиозных книг. Более глубокие познания получали в медресе – наряду с обучением богословию и мусульманскому праву, в них давали знания по философии, химии, математике, медицине, истории, географии, лингвистике и астрономии. Срок обучения в медресе длился от трех до четырех лет.

В XIX – начале XX века в Приаралье большое распространение получили религиозно-просветительские школы. Получившие образование в центрах науки и культуры Средней Азии – Бухаре и Самарканде – выдающиеся религиозные просветители прошлого открывали здесь школы-медресе, в которых обучали местное население. В них обучали арабскому письму, которое пришло к нам вместе с исламом. По свидетельству историков, пришедшая в конце VII – начале VIII века на территорию Казахстана и Центральной Азии мусульманская религия стала одним из основных источников становления самобытной духовности и культуры проживающих здесь народов. «Главное преимущество ислама заключалось, конечно, в культурном первенстве мусульманского мира, а также в материальной и духовной культуре среди образованных народов того времени», – отмечал академик и ориенталист Василий Бартольд.

Арабской грамоте и основам знаний местное население обучали потомки первых миссионеров. В народе до сих пор жива память о религиозных просветителях прошлого Марале ишане, Ак ишане, Кулболды ишане, Садыке ахуне, Калжане ахуне, которые на собственные средства открывали здесь школы-медресе, учили ребятишек писать и читать по-арабски. Надо отметить, образованных людей в те времена было немного и потому можно только представить, насколько высоким был их авторитет среди местного населения.

Однако и царская администрация, проводившая в степи колониальную политику Российской империи, и пришедшая на смену Советская власть не признавали арабскую грамоту, которой пользовалось коренное население. И те, и другие были заинтересованы в обучении жителей национальных окраин русскому языку. С этой целью повсеместно в низовьях Сырдарьи, как, впрочем, и по всему Казахстану, с приходом царской власти начали открываться русско-туземные школы, но с поставленной задачей они справлялись плохо, поскольку учебный процесс в них велся в отрыве от повседневной жизни. «Осмотрев по пути следования киргизскую школу в Перовске, я нашел, что успех преподавания в оной… весьма незначителен. Киргизские мальчики посещают школу в течение трех-четырех лет, не научились свободно читать, не понимают прочитанного, не владеют разговорным языком», – писал генерал-губернатор К.П.Кауфман в сентябре 1868 года, инспектировавший состояние дел в Туркестанском крае.

В так называемых русско-туземных школах, созданных в крупных населенных пунктах Приаралья, обучение вели русские учителя, а для преподавания Корана в штат вводился мусульманский учитель. На первых порах школы были малолюдны, так как в них обучались главным образом сыновья местной элиты, которых принуждала к тому царская администрация. Среди тех, кто получил начальное, среднее и высшее образование на русском языке, были известные казахские просветители и общественные деятели Абай Кунанбаев, Шокан Валиханов, Ибрай Алтынсарин, Ахмет Байтурсынов, Турар Рыскулов, Сакен Сейфуллин, Санжар Асфендияров и другие. Понятно, что в русских учебных заведениях в основном обучались дети состоятельных людей и тех, кто занимал различные должности при администрации: волостные, старшины. После окончания русско-туземных школ их дети продолжали обучение в лучших вузах Российской империи. Именно из их числа были самые видные и яркие представители движения «Алаш».

В годы Советской власти

С приходом Советской власти в Приаралье полностью перестроилась система образования. Об этом этапе жизни края рассказывают материалы, хранящиеся в фондах государственного архива Кызылординской области. Причем ряд документов, датированных 1926-1940 годами, написан на латинице. Известно, что Казахстан не раз имел опыт смены письменности. Так, например, до революции использовался алфавит, основанный на арабской вязи. Именно на нем Ахмет Байтурсынов написал первый казахский алфавит. Арабское письмо («төте жазу») уже в те годы в мировой лингвистике было признано феноменальным, поскольку это был один из первых алфавитов, где букв было намного меньше, чем звуков.

С укреплением Советской власти в 1926 году казахский язык был переведен на латиницу. Коммунизм отрицал религию, а арабская вязь, как известно, была напрямую связана с исламом. Организационная работа по переходу на латинскую графику сосредоточилась в Кзыл-Орде, которая на тот момент имела статус столицы Казахской АССР.

Советские органы начали большую пропагандистскую деятельность, повсеместно проводились заседания, на которых рассматривались вопросы перехода на латинскую графику. Преподавание латиницы вводилось в школьные программы, открывались кружки и курсы по обучению латинской графике, создавались группы для проведения пропаганды по переходу на латиницу. Делопроизводство в государственных органах и учреждениях стали вести на латинице, плакаты и лозунги на улицах также писали латинскими буквами. Как указывалось в постановлении комиссара народного просвещения Ораза Жандосова от 16 декабря 1928 года, «исходя из постановления Президиума ЦИК КазАССР от 1 сентября с.г. и идя навстречу требованиям самих учебных заведений о переходе их на новый казахский алфавит /алфавит на латинской основе/, с 15 ноября с.г. коллегия Наркомпроса КазАССР постановила разрешить введение нового казахского алфавита в качестве предмета преподавания, а также для исполнения письменных и графических работ в следующих учебных заведениях:

1. Институты просвещения

2. Техникумы

3. ОПШ

4. Оренбургский и Алма-Атинский рабфаки

5. Курсы по подготовке работников для госаппарата из казахов

6. Школы казахского языка для служащих и европейцев

7. В выпускных группах 7-леток, 9-леток и школ ІІ-й ступени

8. Во всех школах, а также в русских школах, в которых ведется преподавание казахского языка».

В 1925 году в Кзыл-Орду из Оренбурга переехал первый институт народного просвещения по подготовке учителей. До 1928 года здесь преподавали Сакен Сейфуллин, Магжан Жумабаев, Темирбек Жургенов. Также в городе открылись советская партийная школа, рабфак, техникумы.

Перед началом Великой Отечественной войны начался переход казахской письменности на кириллицу. В 1940 году в ноябре вышло постановление №773 Совета народных комиссаров «О переводе казахской письменности с латиницы на новый казахский алфавит на основе русской графики». Это был политический шаг – перед Второй мировой войной письменность всех народов в СССР решили перевести на кириллицу, потому что надо было сформировать нацию единого Советского Союза, говорящего на одном, русском языке. Все эти реформы в области языка были сопряжены с определенными трудностями. В течение не очень большого временного периода людям пришлось трижды обучаться начальной грамоте.

С приходом Советской власти подверглись гонениям представители религиозного учения. Те, кто совсем недавно был светочем знаний и учения, попали под жесткий прессинг. Большевики, известные своими атеистическими взглядами и негативным отношением к любой религии, подвергли служителей культа жесточайшим репрессиям, вплоть до физического уничтожения.

Советские партийные органы начали воплощать в жизнь идеи коммунизма. Одной из важнейших составляющих большевистской модернизации стало создание новой советской системы образования, которое должно было воспитывать поколение большевистски мыслящих людей, свободных от национально-культурных традиций. Хотя, как доказало время, до конца уничтожить силу этнической и культурной идентичности казахского населения не удалось, что и стало залогом культурного возрождения народа уже после обретения страной независимости.

Остался в сердцах

Одним из первых учителей в Сырдарьинском районе был Оспан Абдулпаттаев. Родился он в 1898 году в ауле №7 Караозекской волости Перовского уезда (ныне аул Ширкейли) в крестьянской семье. Ему не было и трех лет, когда он потерял отца. Жизнь дореволюционного аула была тяжелой и беспросветной: люди терпели лишения и нужду, голод и холод, не было самого необходимого. С раннего детства ему пришлось заниматься тяжелым трудом. Но в мальчишке всегда жила жажда к знаниям. Азам грамоты он научился в медресе в родном ауле. В 1919 году, закончив шестимесячные курсы учителей в Перовске, юноша приезжает в родной аул. Вдохновленный мыслями о светлом будущем своего народа, он прилагает все усилия для того, чтобы местное население получило возможность овладеть грамотой. Первые школы в степном крае столкнулись со многими трудностями: нужно было отыскать подходящее помещение, добыть для школы топливо, керосин, бумагу, карандаши, буквари.

В 1919 году порог начальной школы О.Абдулпаттаева переступили первые ученики – 16 мальчиков и одна девочка. Днем азы грамоты постигала сельская ребятня, а вечерами за парты садились их родители. Сотни взрослых после тяжелого трудового дня старательно выводили буквы и цифры, стремясь в короткие сроки научиться писать и читать. О.Абдулпаттаева и взрослые, и дети аула почтительно называли «ұстаз». В 1926 году под его руководством начальная школа стала семилеткой. Молодой учитель понимал: чтобы добиться успехов, одного упорства недостаточно, нужно много учиться, совершенствовать и углублять знания. В 1939 году он закончил в Кзыл-Орде педагогическое училище.

В те годы в стране был принят закон об обязательном четырeхклассном начальном образовании для детей. Желающие могли продолжать свое образование дальше в семилетних и десятилетних школах. Директору сельской школы О.Абдулпаттаеву пришлось столкнуться со многими трудностями: не хватало средств, ощущался дефицит учительских кадров, не было методических пособий, школьных принадлежностей и учебников. К работе в школе он начал привлекать молодых учителей, передавая им свой опыт и знания.

В 1942 году в возрасте 44 лет О.Абдулпаттаев отправился добровольцем на фронт. Участвовал в боях за освобождение Польши, Чехословакии, в штурме и взятии Берлина. За проявленное в боях личное мужество и участие в сражениях за освобождение европейских столиц был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

После войны он вернулся в родной аул и продолжил заниматься делом, которому посвятил всю свою жизнь – обучением детей. За плодотворный труд на педагогическом поприще был награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак почета», но самой дорогой наградой для него стало присвоение звания «Заслуженный учитель Казахской ССР». Вся его жизнь была посвящена педагогической деятельности. Его и поныне добрым словом вспоминают старожилы поселка. Как писал в своих воспоминаниях уроженец поселка Теренозек, писатель и поэт Сейтмурат Ембергенов, Оспан Абдулпаттаев был незаурядной личностью, снискавшей уважение и любовь окружающих благодаря своим душевным качествам. Обладая обширными знаниями, он всегда находил путь к сердцу ученика. Запомнилась его манера общения – неторопливая и ровная речь, добрый и приветливый взгляд. Таким он остался в памяти своих учеников.

В семейном архиве Абдулпаттаевых, в историко-краеведческом музее поселка Теренозек хранятся его личные документы, награды, свидетельствующие о боевых и трудовых заслугах. Среди документов – написанное арабской вязью удостоверение учителя, выданное ему первого августа 1926 года, которое и дало ему право на открытие в ауле школы; грамота, датированная 1942-м годом, за работу по оказанию помощи колхозам и совхозам в уборке урожая. Он получил ее перед уходом на фронт, когда в тяжелое для страны время вместе со своими учениками нес трудовую вахту, выполняя государственный план по сдаче хлеба для фронта.

Именем О.Абдулпаттаева, одного из первых учителей района, названа одна из улиц райцентра, средняя школа №210, где он проработал много лет. Перед школой установлен его бюст. Каждый ученик в поселке хорошо знает о его жизни и заслугах.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: