О, домбра, почему твоя песня грустна? — «Кызылординские Вести»

О, домбра, почему твоя песня грустна?

03.07.2021

478 0

В первое воскресенье июля в Казахстане отмечается национальный День домбры. В списке памятных дат страны праздник появился сравнительно недавно – был учрежден по инициативе Первого Президента страны Нурсултана Абишевича Назарбаева в 2018 году, став данью уважения обычаям и традициям народа.

О, домбра, почему твоя песня грустна?
Грудь твоя забытых преданий полна.
Лишь рукою коснусь я упругих струн,
Зазвучит вековая боль, старина…

Эти строки посвятил домбре поэт Касым Аманжолов. Любимый инструмент народа стал своеобразной звонкой историей кочевых племен, донесшей до нас музыкальную мудрость столетий. Домбра стала верным спутником казаха, сопровождавшим его и в дни пышных торжеств и шумных праздников, и в дни великой печали и скорби.

История домбровой музыки уходит корнями в глубь веков – об этом свидетельствуют археологические находки на территории Казахстана. Отличавшаяся мягким, нежным, певучим и бархатным звучанием, домбра, была излюбленным инструментом кочевников.

В кюях казахского народа, передававшихся от поколения к поколению, представлена вся гамма человеческих чувств и переживаний: радость, вызванная рождением ребенка, горе от потери близкого человека, грусть девушки, выданной за нелюбимого, тоска от разлуки, восхищение природой.

Из глубины веков до нас дошли кюи талантливых кюйши и композиторов, начиная с великого сказителя эпохи огузов Коркыта. Всенародной любовью и признанием пользовались выдающиеся домбристы-виртуозы, сказители и талантливые композиторы Кетбуга, Асанкайгы, Казтуган, Сыпыр, Бухаржырау, Нысан абыз.

В зависимости от техники игры и манеры исполнения различаются два вида кюев – шертпе и токпе, которые отличаются не только техникой исполнения, разные они и по тематике. В токпе кюях обычно отражаются яркие драматические события, они посвящаются выдающимся личностям с сильным волевым характером. Кюи шертпе характеризуются камерностью, лиричностью. В них нашли отражение глубокие человеческие переживания, психологические зарисовки.

Кюи токпе характерны для исполнительской школы Арки, Западного Казахстана, Алтая, Тарбагатая. Яркие представители западно-казахстанской домбровой музыки стиля токпе – Курмангазы, Даулеткерей, Дина, Сейтек. Кюи шертпе присущи исполнительским школам Восточного, Южного и Центрального Казахстана. Величайшими мастерами кюев шертпе были Таттимбет, Сугир, Байжигит, Тока, Дайрабай.

Наивысшего расцвета искусство кюйши получило в конце XIX – начале XX веков. По мнению исследователей музыки, наступил своего рода степной ренессанс, когда появилась целая плеяда талантливых поэтов, музыкантов, ученых и просветителей. Небывалого прежде расцвета достигло и искусство кюя. Это было время, когда повсеместно в казахской степи звучали пламенные песни Махамбета и бунтарские кюи Курмангазы. Это великое возрождение оставило неизгладимый след в судьбе казахского народа, в его истории. «Молчавшая еще со времен Коркыта, более тысячи лет, песня кобыза вновь зазвучала с неслыханной красотой, задушевностью и неповторимой печалью. Древнее высокое искусство салов и сери вернулось к народу и заняло в числе других жанров подобающее ему место. Возрожденное искусство вывело из дремоты дух свободы», – писал Акселеу Сейдимбеков.

Родиной кюя принято считать запад Казахстана, откуда родом выдающиеся домбристы-виртуозы Курмангазы, Дина, Даулеткерей. Приаралье же принято считать родиной жыра, но не менее богато представлено на земле Сыра инструментальное творчество, которое отличается от западных и восточных домбровых традиций Казахстана. Музыкальные традиции исполнительского искусства низовьев Сырдарьи, заложенные в конце XVIII века такими кюйши, как Курманай Торемурат, Асан Конек, Бекпенбет, нашли достойное продолжение в творчестве выдающихся композиторов более позднего периода – Казангапа, Альшекея, Шал Мырзы, Курака Досжана, богатое музыкальное наследие которых по праву считается образцом народного искусства.

Собиратель и хранитель казахского фольклора

Говоря о домбровой музыке, нельзя не отметить незаурядную и талантливую личность, каким был собиратель и исследователь казахского музыкального фольклора Александр Затаевич. Именно с его легкой руки до наших дней дошли величайшие образцы кюев и песен казахского народа.

Так сложилось исторически, что казахский народ не обладал развитой письменной культурой – величайшие образцы народного поэтического искусства передавались в устной форме. И тем более не была знакома ему нотная грамота. Многое из богатого фольклорного наследия народа было безвозвратно утеряно. И тем не менее, по мнению исследователей музыки, до нас дошло не менее пяти тысяч кюев, авторы некоторых неизвестны. А.Затаевичем была начата огромная фундаментальная работа по переложению на ноты музыкального наследия казахского народа. Он оставил два монументальных сборника, бесценную кладезь «живого духовного богатства», как называл их он сам. Опубликованные им сборники «1000 песен казахского народа» и «500 казахских кюев и песен» представляют собой сокровищницу фольклора и непреходящее достояние страны.

Так кто же он был, неутомимый собиратель кюев и песен чужой ему страны? Известно, что родился он в 1869 году в городе Волхове Орловской губернии в семье потомственных военных. Дед отличился в Отечественной войне 1812 года, за что ему был пожалован дворянский титул. Отец был участником Крымской войны. Судьба Александра была предрешена с самого его рождения – ему была уготована военная карьера, и дед определил его в военную гимназию.

Учеба давалась будущему этнографу легко. Способный юноша схватывал все на лету и успешно окончил гимназию, но не продолжил семейную династию. Возможно, помешало то, что он не обладал крепким здоровьем, да и особого рвения к военной службе у юноши не было. Но была у него мечта – он хотел заниматься музыкой и даже пробовал писать свои первые сочинения. Но мечты о музыкальной карьере пришлось на время отложить. Нужно было помочь семье, которая испытывала большие материальные трудности. Отец умер, когда ему не было и десяти лет, и он стал единственным кормильцем семьи. Молодой человек едет в Польшу, которая тогда входила в состав Российской империи, и в городе Полоцке устраивается помощником бухгалтера в одной из контор. За десять лет службы благодаря исполнительности и аккуратности он дослужился до советника губернского управления. И все же главной его страстью была музыка, ей он посвящал все свободное время. Там же, в Польше он начал собирать музыкальный фольклор, был музыкальным критиком. Большим событием в жизни Затаевича стала встреча с композитором Сергеем Рахманиновым.

Встреча с выдающимся русским композитором состоялась в польском городе Лодзь, где Рахманинов был с гастролями. К тому времени за Затаевичем уже утвердилась слава музыкального рецензента. Он стал преданным поклонником композитора и однажды осмелился показать ему свои сочинения. Кстати, он получил не только самые лестные отзывы о своих первых опусах – Рахманинов посоветовал ему продолжить занятия музыкой.

После Октябрьской революции в 1920 году он оказался в Оренбурге, который на тот момент был столицей Казахской АССР. Здесь он и найдет свое призвание. Он впервые услышит казахскую музыку и полюбит ее. Его поразили музыкальные способности народа, с которым он свяжет всю свою дальнейшую жизнь. Он ездит по просторам Казахстана, собирая мелодии и слова народных песен и перенося их на ноты. На Иртыше и на Урале, в Каркаралинске и Кзыл-Орде, в Букеевской степи, в Оренбурге, в предгорьях Жетысу он ходил по базарам, жил в юрте с чабанами, кочевал с ними на верблюдах и лошадях, не пропускал айтысы, свадьбы и другие торжества и всё записывал и записывал. В народе пошла молва о человеке, который слушает голоса, делает какие-то пометки на бумаге, а потом точь-в-точь воспроизводит услышанное.

Он был так восхищен и покорен необыкновенной музыкальностью и талантом казахского народа, что бродил по степям, рискуя своим здоровьем. К счастью, народ в степи всегда отличался гостеприимством и радушием. Он ночевал в юртах, жил по несколько месяцев в одном ауле, слушая состязания акынов, которые длились днями, неделями, а то и месяцами. И всё это он донес до нас.

После Каркаралинска он отправился в Букеевскую Орду, которую назвал музыкальной Австралией. За шесть недель он проехал десять тысяч верст и записал около 350 песен и кюев, познакомился с Курмангазы, Махамбетом и записал их кюи. Трясясь на лошади, телегах по разбитым дорогам, а иногда и пешком, он исходил степь вдоль и поперек. В общей сложности своим путешествиям он посвятил 11 лет. Тогда же он подорвал свое здоровье, даже переболел тифом, что сократило его жизнь – он ушел из жизни едва перешагнув шестой десяток.

«1000 песен казахского народа»

Затаевич записывал не только степных кюйши, его респондентами были представители казахской интеллигенции Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Темирбек Жургенов, Сакен Сейфуллин, Алиби Жангельдин, Ильяс Джансугуров, Каныш Сатпаев. Кстати, в предисловии к сборнику «1000 песен казахского народа» Затаевич так отозвался о Байтурсынове: «Как любитель и знаток отечественной песни, прекрасный ее исполнитель и хороший домбрист, Байтурсынов по справедливости также очень высоко ценится своими соотечественниками. Он всегда проявлял высочайший интерес к моему труду и не только сообщал систематически, по записям в книжке, все известные ему песни – тургайские, кустанайские, актюбинские, букеевские и каракаралинские, не только дал два превосходных кюя для домбры, но и вообще своими авторитетными указаниями и объяснениями в области казахской истории и этнографии, быта много способствовал в ориентировке среди собранного мной материала, за что я никогда не перестану быть ему особенно благодарным».

Надо отметить, что восемь песен Затаевичу продиктовал нарком просвещения Темирбек Жургенов. Именно Затаевич нашел в Каркаралинске Ису Байзакова и записал его песни. По его ходатайству в Париж от Советского государства отправили обладателя уникального голоса Амре Кашаубаева. Многие записи редкого по красоте и широте диапазона голоса Амре сделаны Затаевичем. Он сотрудничал с Сакеном Сейфуллиным, Беимбетом Майлиным, Жусупбеком Аймаутовым, Жуматом Шаниным, которые были знатоками устного народного творчества.

Затаевичу не пришлось стать свидетелем тех страшных событий, когда его близких соратников и друзей обвинили в национализме и измене Родине. Он ушел из жизни в 1936 году, за год до тех трагических событий. Ему не довелось узнать, какие беды и несчастья свалились на тех, кто искренне и самозабвенно пел для него, подыгрывая на домбре, кюи и песни своего народа. Как знать, быть может, именно скоропостижная кончина от простуды уберегла его от тех жестоких испытаний, выпавших на долю его соратников и друзей. Жернова сталинских репрессий, наверняка, не пощадили бы человека, который так восхищался величайшими образцами фольклорного наследия народа, воспевавшего подвиги батыров, борьбу лучших сынов казахского народа за свободу и счастье. Наверняка, советская тоталитарная система объявила бы его врагом народа за приверженность национальной, а не коммунистической культуре. Не узнал он и том, что его детище, сборник кюев и песен, переиздадут и из него будут вычеркнуты имена Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Сакена Сейфуллина.

Первая редакция сборника «1000 песен казахского народа», ставшего для Затаевича делом всей жизни, увидела свет в 1925 году. Экземпляры книги он разослал всем своим друзьям. Максим Горький, с которым Затаевича связывала тесная дружба, услышав кюй Курмангазы «Адай», так отозвался о казахской музыке: «Это богатый материал для Моцартов, Бетховенов, Шопенов, Мусоргских и Григов будущего!», а его сборник назвал «великолепной книгой и богатейшим собранием прекрасных мелодий», от которой были в восторге его итальянские друзья. Мотивы казахской музыки из сборника «1000 песен казахского народа» использовали в своих произведениях Прокофьев и Рахманинов.

Затаевич оставил после себя богатейшее наследие. Своим братьям-казахам в качестве духовного завещания он адресовал следующие слова:

«Вам, мои дорогие друзья-джигиты, посвящаю. Вам возвращаю я этот труд, сработанный совместно с вами в годину голода, холода и эпидемий. Вы знаете, что не я собираю Ваши прекрасные народные песни. Вы сами при моем посредстве накопляете их, дабы уберечь это национальное свое достояние от забвения и искажений. Храните же, изучайте и приумножайте Ваши национальные духовные богатства, развивайте и украшайте их достижениями высшей общечеловеческой культуры».

***

Домбра, главный музыкальный инструмент казахского народа, стала визитной карточкой его музыкального искусства. В жизни казаха ей принадлежит особая роль. Отрадно, что с каждым годом интерес к инструменту, дошедшему до нас из глубин веков, растет, особенно среди нынешнего молодого поколения. Почти при всех домах культуры и клубах области есть кружки, где обучают игре на домбре. Профессиональные навыки владения инструментом можно получить в музыкальном колледже имени Казангапа, в высшем гуманитарном колледже имени М.Маметовой, есть кафедра исполнительского искусства при университете имени Коркыта ата. Сегодня в области есть немало виртуозов-домбристов, которые достойно представляют исполнительское искусство земли Сыра на различных конкурсах и фестивалях. Все они станут участниками грандиозного мероприятия, инициатором которого выступило Министерство культуры и спорта РК – одновременно по всей стране будет исполнен кюй Курмангазы «Сары Арка».

О том, как в регионе будет отмечаться праздник домбры, на брифинге в региональной Службе коммуникаций рассказали заместитель руководителя областного управления культуры, архивов и документации Нуршат Наурызбаева, домбрист, артист оркестра народных инструментов имени Турмагамбета Алимжан Абсадыков и жырши, деятель культуры РК Берик Саймаганбетов.

В целом, в регионе будет проведено около 30 праздничных мероприятий разного формата. Кроме того, при Доме культуры имени М.Ералиевой состоится торжественное открытие домбрового кружка, которому будет присвоено имя известного в республике композитора и кюйши, нашего земляка Тасболата Скакова. В связи с карантином все мероприятия будут проходить в онлайн-формате.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: