О чем молчат древние памятники? — «Кызылординские Вести»

О чем молчат древние памятники?

30.03.2021

240 0

Архитектурные, культурные и исторические памятники Приаралья составляют одну из важнейших сокровищниц культурного наследия казахского народа. Многие из этих объектов окутаны мифами и легендами.

Например, до сих пор остается загадкой история возникновения башни Узун-там, расположенной недалеко от устья Сырдарьи. Время возведения, как и назначение памятника, до сих пор неизвестно, но облицовка и размеры кирпича свидетельствуют о его значительной древности, предположительно, X-XI века. Башня находится в 58 километрах от Казалинска. Еще в середине позапрошлого века офицер генерального штаба русской императорской армии А.И.Макшеев в своих записях упоминает об этом сооружении. Он считал башню древней гробницей. Несмотря на это, она долгое время не числилась в списке памятников, и была вновь «обнаружена» летом 1983 года экспедицией центрального совета Общества охраны памятников истории и культуры Казахстана. Позднее, в 1986 году член экспедиции Э.М.Байтенов описал это сооружение.

В Казахстане известны только две расположенные в том же районе подобные башни – Бегим ана и Сараман-Коса, относящиеся, по мнению исследователей, к X-XI векам и связанные с расцветом в низовьях Сырдарьи могущественного государства огузов. Известно, что в XI веке часть огузов покинула низовья Сырдарьи и под именем тюрков-сельджуков завоевала огромные территории Хорасана (северный Иран), Малой Азии, Закавказья. С тех времен на этих территориях начинает возводиться самобытный тип мемориальных сооружений, так называемых «башенных мавзолеев» с шатровым покрытием. Памятники появляются без каких-либо переходных форм. Это обстоятельство породило среди исследователей множество точек зрения на их происхождение. Оно связывалось с «башнями молчания» древних персов (Саладен), представлялось как следствие монументализации палаток кочевых вождей, объяснялось механическим переносом на землю шатрового купола с подкупольным барабаном армянских или грузинских храмов.

Об Узун-таме нет цикла преданий, какие существуют о двух других башнях. Согласно им, сооружения в той или иной степени связаны с погребально поминальным культом. Объемно-пространственная композиция Узун-тама и его господствующее положение на местности весьма схожи с башнями Бегим ана и Сараман-Коса, что, вероятно, свидетельствует и об аналогичной функции.

Башня занимает доминирующую точку пологовой возвышенности, находящейся в равнинной пересеченной местности со следами земледелия. Возможно, как это отмечено в преданиях о Бегим ана, эта возвышенность также могла быть одним из бесчисленных островков у побережья Аральского моря. Памятник возведен из квадратного сырцового кирпича с включением обожженного, которым, возможно, он и был облицован (как это было в упомянутых средневековых башнях). Прослойки из обожженного кирпича (два-три ряда) на всю глубину стены прослеживаются на высоте примерно двух с половиной и пяти метров от земной поверхности. Диаметр в основании – 7,3 метра, высота – 10 метров, толщина стены – 1,7 метра. Башня сейчас сильно разрушена. Утративший первоначальное очертание входной проем ориентирован на северо-восток (в апреле 1984 года рухнул большой участок стены, включая и входной проем). В стене напротив входа – сквозная трещина, разделившая башню на две части. Сооружение имеет сужающееся в верхней части цилиндрическое тело. Внутри устроена купольная камера параболического очертания (разрушенная в замковой части), под которой находилась площадка, обнесенная слегка наклоненным внутрь парапетом. Судя по тому, что камера не была облицована обожженным кирпичом, отверстия в куполе, как и в башне Бегим ана, не было. Парапет памятника в значительной степени утратил первоначальную форму, но тем не менее, на нем прослеживаются зубцы (от которых и пошли трещины). Это даже несколько сближает его с так называемыми башенными оссуариями соседних областей Хорезма.

Открытие новых памятников-башен позволяет по-новому взглянуть на ранний этап генезиса «башенных мавзолеев». Дело в том, что по архитектурно-конструктивному решению, размеру кирпича и степени сохранности можно предположить, что башня Бегим ана построена раньше Сараман-Косы, а Узун-там еще раньше. Есть вероятность, что Узун-там возведен в конце 1 тысячелетия и является родоначальником таких монументальных сооружений, как «башенные мавзолеи» Ирана, Турции, Азербайджана и т.д. Если это предположение верное, то казахстанская башня Узун-там занимает достойное место в истории мирового зодчества.

Назначение «башенных мавзолеев» еще не разгадано, и само их название условное, так как в самых ранних из этих построек погребений еще не обнаружено. В связи с этим Узун-там привлекает особое внимание. Скорее всего, судя по дошедшей до нас устной народной литературе, это – мемориальные сооружения. А то обстоятельство, что они расположены по дуге, охватывающей значительную территорию восточной части побережья Аральской низменности, не исключает их сигнального значения, то есть сторожевого. Не исключено также, что башни имели сразу несколько назначений. Все эти вопросы остаются до сих пор без ответа и требуют дальнейших исследований.

В нашей области продолжается работа по сохранению культурно-исторических памятников. Сегодня под государственной защитой в регионе находится немало мавзолеев. В рамках проекта «Сакральная география Казахстана» ряд из них включен в список историко-культурных объектов общенационального значения. Один из таких памятников – мавзолей Окшы ата (XI в.). Он расположен в Шиелийском районе. Здесь покоится прах семи святых, почитаемых казахским народом. Это – Окшы ата, Асан ата, Кыш ата, Гайып ата, Есабаз ата, Досбол датка и Бала би. Мавзолей выложен из жженого кирпича на глиняном растворе. До реконструкции мавзолея фасадная сторона низа стен до отметки, где проходит камышитовый пояс, местами была разрушена. Деформация произошла из-за того, что были выветрены швы кладок. Сам мавзолей датируется XVIII веком. Различных версий и исторических трактовок о строительстве мавзолея и о том, кому он посвящен, довольно много. Профессор Ауельбек Коныратбаев утверждает, что мавзолей Окшы ата относится к памятникам эпохи огузов. Так, в книге «О Коркыте», которую перевел А. Коныратбаев, говорится, что Окшы был оружейным мастером огузского хана Казан салара. Оружейная мастерская была расположена в городище Бестам. Развалины этого города сохранились и находятся в 20 километрах от поселка Шиели. Есть предположение, что великий философ и богослов Баязид Бестами жил в этом городе и тесно общался с Окшы.

Мавзолей Корасан ата (конец XIX века) – архитектурный памятник в Жанакорганском районе. Корасан ата – это прозвище (лакаб) одного из первых миссионеров ислама в низовьях Сырдарьи Абдулзялиля. Как отмечал знаток казахских памятников И. Кастанье, его так называли потому, что он лечил оспу (корасан), если он перешагивал через голову больного, то болезнь у того протекала в легкой форме и человек быстро выздоравливал. Среди местного населения, считающего себя потомком Корасана ата, есть мнение, что это прозвище произошло от провинции Хорасан (Северный Иран), выходцем из которого был миссионер. По преданиям, Абдулзялиль, как и его сын Хусаин-гащи, был воителем. Как отмечал И. Кастанье, мавзолей Корасана ата построен на месте старого (речь идет о мавзолее, построенном в 1898 году мастером Абдуали Бабажанулы, который похоронен рядом с мавзолеем). В 2005 году этот мавзолей без видимой причины был заменен новым, не имеющим художественной ценности, для строительства которого были приглашены мастера из Хорезма.

Мавзолей, построенный в конце XIX века, был возведен из прямоугольного обожженного кирпича, включал две вписанные в призматический корпус камеры: малую и большую с отдельными входами. Камеры были перекрыты малым и большим куполами сфероконической формы на подкупольных барабанах.

Новый мавзолей полностью повторяет структуру уничтоженного, в нем также имеется две камеры с теми же погребениями и пристроенная к юго-западному фасаду тилау-хана.

Мавзолей Корасан ата с его разновеликими куполами изящного очертания был рассчитан на внешнее восприятие. Объем его, находившийся на возвышении, раскрывался с наиболее выгодной точки (с юго-востока) и был доминантой не только некрополя, но и окружающей его на многие километры равнины.

В Жанакорганском районе также есть мавзолей Толегетай-Кылышты ата (XI-XII вв). Он связан с преданиями об одном из знаменитых родоначальников племени найманов Толегетаем, предком родов каракерей, матай, садыр. Мавзолей расположен в районе, прилегающем к пойме Сырдарьи, на островке, возвышающемся среди рисовых чеков. В недавнем прошлом он был полностью разрушен (возможно, вследствие пожара) и заменен кустарной постройкой из силикатного кирпича с жестяным куполом, которую, впрочем, снесли, освободив место для нового мавзолея, строительство которого было начато в 2005 году.

Прежний мавзолей был возведен из прямоугольного сырцового кирпича, также были использованы детали из дерева. Сырцовые стены памятника образовывали прямоугольник, перекрыты плоской кровлей, опирающейся на центральную колонну, в юго-восточной стене был устроен входной проем.

В глубине камеры находились два сырцовых прямоугольных в плане надгробия. Правое от входа было большего размера – там был погребен Толегетай ата, рядом – его жена, дочь знаменитого в этих местах святого Кылышта ата (его мавзолей примыкал к северному углу постройки). Рядом с надгробием Толегетая к стене постройки был прислонен обломок древней колонны. На нем была установлена современная гранитная табличка на казахском языке со сведениями о Толегетае.

Кылышты ата – знаменитый в этих местах святой, прославился своей воинственностью и неуязвимостью в бою. Его можно было убить только во время молитвы. Выяснив эту тайну, враги ворвались в мечеть, где он совершал молитву, но Кылышты ата не захотел прерывать ее и вместе со своими сподвижниками был зарублен. Это одна из версий, почему он получил свое прозвище (қылыш – сабля). Есть также версия, что в бою он саблей рубил только головы.

Мавзолей имеет исключительно важное историко-культурное значение, так как связан с реальной исторической личностью – предком многих выдающихся казахских биев, акынов и других личностей. Кроме того, он очень интересен и как памятник архитектуры. Это весьма оригинальное сооружение проливает свет на позднесредневековое народное зодчество, сохранившееся в Казахстане в считанных экземплярах.

В трех километрах к юго-востоку от аула Инкардарья Сырдарьинского района расположен мавзолей Мулкалан. Он входит в региональную карту сакральных мест. Мулкалан (Мулла-калан, калан – великий) – прозвище известного в этих местах святого Мехереглана. По преданиям он занимался поливным земледелием, у него было семь домов. Мехереглан был хорошо знаком с другим местным аулие Магзумом. Они часто подтрунивали друг над другом по поводу того, кто из них где будет похоронен. И пророчество каждого сбылось!

Мавзолей расположен в обширном некрополе. Он сложен из квадратного обожжённого кирпича, площадь 9,2х12,2 метра. Здесь были разрушены купол, лицевая и верхняя часть портала, кладка стен. В настоящее время в мавзолее проведена реконструкция. Памятник представляет собой квадратное помещение, купол которого венчался барабанным сводом. Входной проем ориентирован на юго-запад. На продольной и поперечных осях было устроено четыре отверстия, охватывающих верхнюю часть барабана и основание купола. Над входным проемом расположен прямоугольный выступающий участок кладки, предназначенный, очевидно, для филенки с надписью. Здесь же в углах, образованных примыкающими к корпусу устоями портала, сохранились кирпичные сталактиты, служившие для перехода к полукупольному венчанию портальной ниши.

В интерьере до реставрации прослеживались остатки штукатурки, пол был вымощен из обожжённого кирпича. В северном углу находилось надгробие святого, покрытое масаханой – пологом. В правой половине было пять расположенных в ряд сырцовых надгробий с набросками из обожженных кирпичей. По всему периметру памятника от пола плотно уложена в несколько рядов камышовая прослойка, препятствовавшая засолению кладки, в середине стен и портале в кладку горизонтально были заделаны деревянные сваи.

В мавзолее Мулкалан наряду с традициями средневековой мусульманской архитектуры также использован и характерный для кочевников севера Средней Азии так называемый «дахистанский» тип портала. Памятник имеет большое значение, так как характеризует в значительной мере утраченное позднесредневековое зодчество Казахстана.

Диас НУРТАЙ

Читайте также: