Неся свет знаний и науки - «Кызылординские Вести»

Неся свет знаний и науки

12.08.2023

298 0

ahmet ishan

По мнению ученых-историков, на земле Сыра, ставшей колыбелью тюркского мира, существовало около 100 мечетей и медресе. Все они выполняли важную миссию, приобщая население к грамоте и сея семена добра, милосердия, нравственности и человеколюбия. Доказательство тому – большое число мавзолеев и мазаров, которые стали местами культового поклонения. И поныне к ним стекаются тысячи паломников с разных концов республики.

Мавзолей Оразая ишана расположен в 15 километрах к юго-востоку от аула Сулутобе Шиелийского района. Памятник окружен проволочной сеткой, внутри находится два склепа – большой и маленький. Общая площадь составляет 8×10, высота – шесть метров. В 1995 году под руководством местного учителя Торели Токенова местные жители – потомки ишана –отреставрировали мавзолей.

В ходе исследовательских работ, проведенных экспедицией Института археологии имени А.Маргулана под руководством Жолдасбека Курманкулова, мавзолей был включен в список культурно-исторических памятников местного значения и взят под охрану государства.

Оразай ишан Бугыбайулы был выходцем из рода найман Среднего жуза и родился предположительно в 1807-1809 годах в местечке Синиртек (недалеко от Сулутобе) Перовского уезда Сырдарьинской области. Грамоте научился у уважаемого в округе Кулболды ишана, ученика самого Марала ишана. Правивший Туркестаном узбекский эмир назначил Оразая сборщиком налогов. Однако, прослужив недолго, он отказался от должности и посвятил себя служению исламу. В родных краях он открыл мечеть, где обучал детей арабскому письму и сурам Корана. В числе местных детишек учились и его сыновья Кожахмет, Жармухамед и Ахмет. Позже они продолжили дело своего отца, обучая местное население и неся в степь идеи добра и милосердия.

Оразай ишан пользовался большим авторитетом среди местного населения. Когда вместе со своими последователями он отправился к подножию горы Каратау с намерением обосноваться там, известные в присырдарьинских краях бии Досбол датка, Бала би, Торгай, Турсынбай выделили ему землю и попросили остаться. Так Оразай ишан обосновался в местечке Сарышаганак, где и был похоронен после смерти в 1898 году.

Грамотными и образованными людьми были и потомки Оразая ишана. Старший сын Кожахмет знал не только арабский, но и русский язык. Наряду с обучением детей, он занимался активной общественно-политической деятельностью и был в числе тех, кто в 1916 году выступил против колониальной политики царизма и защищал интересы казахов. Вместе с лидерами движения Алаш в 1917 году он участвовал в работе по созыву Первого всеказахского съезда Советов, на котором рассматривались вопросы создания казахской автономии, государственного управления, образования партии «Алаш» и другие. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что на заседании Государственной Думы в Санкт-Петербурге от имени депутатов мусульманской фракции Кожахмет выступил в защиту местного населения, рассказав о его бедственном положении. На страницах газеты «Казах» вышла его статья «Жұрт жақсыларына ашық хат» («Открытое письмо к лучшим людям народа»), в которой он выступил с обращением поддержать кандидатуру Алихана Бокейханова, баллотировавшегося в депутаты Государственной Думы.

Известным врачевателем, просветителем и проповедником ислама был Ахмет ишан Оразайулы. Он родился в 1861 году также в местечке Синиртек Сырдарьинской области. Как и другие дети Оразая ишана, основам грамоты научился в мечети под руководством отца. Далее продолжил обучение в Бухаре, где ознакомился с основами медицинских знаний. Вернувшись в родные края, он лечил местных жителей, используя знания по медицине и народные средства. Он занимался просветительством, на собственные средства открывал в округе мечети и школы. В 1881-1883 годах он дважды совершил хадж в Мекку.

До наших дней дошли рассказы о необыкновенном даровании Ахмета ишана, который умел делать хирургические операции. Во время охватившей низовья Сыра эпидемии чумы в 1922-1923 годах вместе с дочерью Бибисарой он делал прививки и спас жизни сотен людей.

Ахмет ишан призывал местное население к переходу на оседлый образ жизни, способствовал развитию земледелия. Под его руководством была построена местная ирригационная система. Весной в период половодья Сыр­дарья переполнялась и заливала низменные места. Ахмет ишан перекрывал низину простейшими сооружениями, а из образовавшегося водоема вода по арыкам подавалась на поля. И поныне используется канал вдоль речки Сарысу, вырытый под его началом. Местные жители называют его «арык ишана».

Человек образованный и просвещенный, Ахмет, как и его брат Кожахмет, принимал активное участие в дея­тельности алашординцев и поддерживал тесные связи с лидерами партии «Алаш» Ахметом Байтурсыновым, Мыржакыпом Дулатовым и другими прогрессивными представителями казахской интеллигенции того времени, оказывал финансовую помощь в выпуске газеты «Казах». На страницах этого издания выходили его статьи, в которых он писал о преимуществах перехода к оседлой жизни, вопросах религии, положении местного населения.

Он скончался в 1926 году и похоронен недалеко от его родного аула Теликоль в Шиелийском районе. Над его могилой мастер Акберген Жаксыбердыулы построил из жженого кирпича мавзолей, который состоит из двух помещений. Большое размером 7×7 метров покрыто куполом, который опирается на восемь арок. Одна из лестниц малого помещения ведет в усыпальницу, другая – в комнату для посетителей. Мавзолей является местом паломничества туристов и включен в государственный список памятников истории и культуры местного значения.

Рукописи не горят

Весьма незаурядной личностью был Садык ахун Кодарулы, живший в 1861-1937 годы на территории нынешнего Сырдарьинского района в ауле Акжарма. Его отец, батыр Кодар, был небогат, но отличавшегося среди всех детей умом и любознательностью Садыка он отдал на обучение к пользовавшемуся в степи большим авторитетом ахуну Тапалу (настоящее его имя – Нурмухамед). Далее любознательный мальчик продолжил обучение у жившего на территории нынешнего Кармакшинского района Ораза ахуна Бекетайулы, пользовавшегося особым авторитетом в среде религиозных просветителей присырдарьинских степей.

По его рекомендации юноша становится имамом в новой мечети в ауле Аккыр, построенной бием и батыром рода Шомекей Калданом Талканбай­улы (1819-1912 годы). Молодой и образованный служитель пришелся по душе Калдану и вскоре он выдал за него девушку Тургын, дочь своего двоюродного брата Карабаса. В 1884 году, одержимый жаждой знаний, он отправился в Бухару и поступил в медресе Кокилташ и одновременно постигал основы медицины в школе Ибн-Сины при медресе. После окончания учебы ему присваивают почетное звание «ахуна», а его наставники, проча ему большое будущее в области медицины, рекомендуют ему продолжить обучение во Франции. Несмотря на заманчивое предложение, Садык ахун принял решение вернуться на Родину, где его знания были необходимы сородичам.

В родных краях он пользовался уважением среди простых людей не только как имам, но и прославился в качестве лекаря. Местные жители называли не иначе, как «Садық емші». В 1900 году его пригласили на работу в качестве имама в аул Иирколь Кармакшинского района, где он при поддержке местных богачей построил мечеть, которая была названа его именем.

В 30-х годах прошлого века Садык ахун поддержал Акмырзу ишана, выступившего против насильственной коллективизации, вел с ним активную переписку. Из-за доносов местных большевистских активистов на него начались гонения. 1930-1933 годы он провел в тюрьмах – сначала в Кармакшы, затем в Казалинске, а после был отправлен в Алма-Аты. По воспоминаниям его сыновей, находясь в тюрьме, он лечил первого прокурора республики Сулеймена Ескараева. Во многом благодаря его содействию Садыка ахуна выпустили из-под стражи. Он вернулся в родные края, но местные власти поглядывали на него с подозрением, а врачи обвиняли в шарлатанстве. По этой причине, опасаясь за его жизнь, родственники перевезли его в родной аул Акжарма, где он завершил свой жизненный путь. Здесь же он и был похоронен.

В историко-краеведческом музее Сырдарьинского района есть личные вещи, книги, лечебные травы, которыми пользовался Садык ахун. Их в начале 2000-х годов в дар музею передал его сын Таждин, который продолжил дело отца и лечил людей. Так, например, среди предметов, которыми Садык ахун пользовался в процессе своей врачебной деятельности – клюв беркута. Его он использовал в качестве пипетки при лечении глазных болезней.

Большой интерес представляют книги на арабском языке. Как сообщил сотрудник областного историко-краеведческого музея Асхат Сайлау, пролить свет на содержание книг помогли доктор исламских наук, ученый-теолог Малик Толебай и главный имам мечети аула Жанакала Кармакшинского района Ербол Тагыберген. Как выяснилось, автор одной из книг – египетский ученый Абу Хасан ибн-Абдуллах аль-Самуди. В книге рассказывается об истории ислама, о событиях из жизни Пророка, о важнейших событиях исламского мира. Остальные две – тоже богословские книги, где даны хадисы ислама, но установить время их написания и авторов не удалось.

В своей врачебной практике Садык ахун использовал пять методов лечения. Примечательно, что некоторые из них перекликаются со способами, которые успешно применяются в современной медицинской науке. Например, при лечении многих недугов целитель использовал травы – ему было известно более 400 видов растений, обладавших лечебными свойствами. Применял он и кровопускание, а также иглоукалывание, массаж – все эти методы лечения практикуются и ныне в восточной медицине. Из нетрадиционных методов – он прибегал к помощи заговоров. В народе до сих пор рассказывают о его необыкновенных способностях. Скорее всего, он был настоящим самородком, а секрет его целительной силы заключался в знаниях по восточной медицине и в его умении применять их на практике.

Помимо всего прочего, Садык ахун учил местное население придерживаться правил гигиены. С началом весны жившие в степи люди в поисках летних пастбищ для скота отправлялись на жайляу, а поздней осенью возвращались в свои зимовья (қыстау). Ранее из-за того, что люди сразу же заселялись в свои дома, осенью и зимой зачастую они заражались разными инфекционными болезнями – в пустующих жилищах клали личинки насекомые, рыли норы грызуны, скорпионы, каракурты, ядовитые змеи, которыми так изобиловала степь. Были нередки случаи, когда взрослые и дети погибали от укусов ядовитых тварей. По совету Садыка люди, прежде чем заселиться в оставленные жилища, стали проводить своего рода дезинфекцию, окуривая помещения специальными травами. Любопытный факт, но именно по этой причине чуть не оказался в опале известный в округе Калжан ахун, который был представителем ислама в Казалинском уезде. По обвинению в шаманизме и поклонению огню, Калжан ахуна вызвали в Бухару. Узнав об этом, вслед за ним выехал Садык ахун и доказал, что его действия никак не противоречат исламу и преследовали сугубо медицинские цели. Вместе они вернулись домой. Об этом рассказывали сыновья Садыка Абжан и Таждин.

В 1953 году старший из сыновей, разбирая старый дом отца, нашел зарытые в земле книги, а позже, в 1997 году, местные жители в местечке «Шағала тамы» нашли два сундука, в которых тоже были книги. Это были книги и рукописи Садыка ахуна, спрятанные им во время гонений и репрессий. Ныне их бережно хранят его потомки.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: