Мир глазами художника — «Кызылординские Вести»

Мир глазами художника

12.10.2021

1370 0

Умит ТАЖКЕН, писательница

В сентябре 2021 года состоялась персональная выставка заслуженного деятеля искусств РК, академика АХ РК, обладателя Международной премии ТЮРКСОЙ художника Каирбая Закирова. Было выставлено семнадцать акварельных картин в розово-сиреневой гамме с удивительным названием «Марафон Минотавров».

Одним из оригинальных решений-совершенств, на мой неискушенный взгляд, явилось использование своеобразного технического приёма – изображение на общем фоне прозрачных мелких пузырьков разных размеров, форм и цвета. Они напоминали следы капель дождя на стекле окна. Казалось, всё проходит перед окном, перед глазами. Они наводили на мысль о завесе дождей, времён, планет… об открытой завесе в мир.

Что связывает Минотавра из греческой мифологии – чудовище-человекобыка по имени Астрид («звёздный»), жившего на Крите и степняка с берегов Аральского моря? «Художник выступает как философ, осмысливая современную действительность. Воспринимая жизнь и искусство как марафон, он стремится отразить в своих произведениях трагедию времени и чувств… Ирония и сарказм в акварельных листах…помогают автору выявить драматизм времени…» – пишет куратор выставки Самал Мамытова.

«…Эти существа со всевидящим третьим глазом, эти змеи-хвосты – бесчисленные переплетения в один клубок мироздания. Люди-звери, омуты подсознания. Да, это мастер. Могущий проявлять целые миры» – это слова писателя Алиса Мустафина о выставке К. Закирова.

Вроде бы я знала Кайреке. Прославленный художник. Поэт, автор нескольких поэтических сборников, к тому же ещё и музыкально одарённая личность, играет на домбре, поёт. Он очень начитан, с ним интересно беседовать, узнаешь что-либо новое из области искусства, литературы. Один из сыновей пошёл по его стопам, тоже стал художником.

– А рисовать я начал с четырёх лет, – смеётся седой как лунь красивый, смуглый мужчина с аккуратной, ухоженной трёхдневной щетиной. Не согнутый годами, стройный, подвижный, деловитый. Мечтатель и романтик в душе.

– А что рисовали?

– То, что видел: железная дорога, поезда, степь.

Я расспросила о его жизни. И вот, что он рассказал.

Снежные заносы, небывалый мороз. Пронизывающие сильные ветры, обычные в этих краях, лютовали в тот год особенно неустанно. На кладбище полустанка Каракуыс близ станции Бекбауыл недалеко от Аральского моря, виднелись три свежих маленьких холмика. Песчаный грунт ещё не успел осесть. Ветер нет-нет и вздымал мелкие песчинки с маленьких могилок, словно пытался протестовать против ранней гибели детишек: за два дня корь унесла жизни трёх малюток – пяти, трёх и полутора лет. Запура, молодая женщина в сбившейся старой шали, из-под которой выглядывал белый платок, в старом потёртом пальто из чёрного выцветшего плюша, приткнулась к одной из могилок, обнимая холмик, поочерёдно переползая к двум другим, обнимая и горько плача. Сквозь дальние гудки паровоза, перестук колёс да завывание ветра, слышен стон, тихие причитания…

Недалеко стояли её муж и свёкор. Время от времени Закир, свёкор, подходит к женщине, пытаясь успокоить: «Айналайын, не убивайся так…ты ещё молода… У тебя будут ещё дети».

После похорон у Запуры чуть не помутился рассудок. Почти каждый день, качаясь от бессилия, шла к кладбищу. Свёкор молча брёл за нею в отдалении и немного погодя забирал её домой. Сын работал путевым обходчиком, ему было некогда ухаживать за женой.

Прошло какое-то время. Надо было на что-то жить. Запура немного пришла в себя, начала по-прежнему выносить к поездам на продажу соль – единственный товар, что можно было предложить в тех краях. Через год, в 1942 году, родилась девочка. Все и Запура в том числе надеялись, что родится сыночек. Боль потери сразу троих мальчиков всё еще не отпускала. Дочь назвали Шынар . И действительно, она стала опорой семьи в дальнейшем.

Через два года вновь понесла, но продолжала успевать и по хозяйству, и торговать солью. Однажды зимой она вернулась с вокзала и только хотела присесть погреться у печки, как вдруг ойкнула и согнулась. На деревянный пол казармы при железнодорожной станции Аралкум, где они в то время жили, из-под длинного подола платья выпал с криком… комочек. Свекровь сразу поняла, кинулась, подняла… Так появился на свет долгожданный наследник рода.

Как же было умилостивить Всевышнего, чтоб сохранил жизнь малютки, пожалел бы их самих? При железнодорожном вокзале того полустанка жил и пробивался подаяниями один нищий. Его звали Каирбай.

 И дед Закир дал мальчику его имя. Прося у Всевышнего, как милостыню.

Примечания:

Қарақуыс – Чёрная щель (углубление, ниша)

Шынар – (от тюркс., восходит к персидск.), ботан. восточный платан, чинара, то есть, опора, защита, прибежище Казарма – (польское – kazarma) жилое помещение, в котором ранее при строительстве в 1903 году ж/д вокзала располагались солдаты, затем заселились семьи рабочих, обслуживающих ж/д станцию

Қаирбай – Богатый на милость;

Қайыр – милосердие, милостыня, подаяние.

Читайте также: