Яркий представитель казахской интеллектуальной элиты — «Кызылординские Вести»

Яркий представитель казахской интеллектуальной элиты

23.07.2022

481 0

В Жанакорганском районном историко-краеведческом музее немало экспонатов, документов и фотографий, рассказывающих о жизни и деятельности выдающихся общественных деятелей, которые оставили неизгладимый след не только в истории земли Сыра, но и Казахстана. В их числе — Емберген Алтынбеков. Его жизнь, любовь к своей Отчизне, непреклонность в борьбе за справедливость, могут служить отличным примером для подрастающего поколения.

В 1932 году, в разгар массового голода в республике, группа представителей партийных работников и интеллигенции страны, среди которых были писатель Габит Мусрепов, заведующий Казахским государственным издательством Мансур Гатаулин, заместитель проректора Комвуза Муташ Даулеткалиев, проректор того же учебного заведения Емберген Алтынбеков и заведующий энергетическим сектором Госплана КАССР Кадыр Куанышев выступили с открытым письмом (в истории оно получило название “письма пятерых”) в адрес Филиппа Голощекина, занимавшего должность первого секретаря Казкрайкома ВКП (б). Это был крик души молодых представителей казахской интеллигенции, которые не могли терпеть страдания народа. В результате голода, вызванного, в первую очередь, насильственной коллективизацией и принуждением населения к оседлому образу жизни, погибли 2 миллиона 300 тысяч казахов, или почти половина от их общей численности. Еще 900 тысяч безвозвратно уехали за пределы Казахстана. Две трети современной казахской диаспоры за рубежом сегодня составляют потомки тех, кто был вынужден покинуть родные края.

Власть Голощекина усиливалась, в своих выступлениях и докладах он всячески «разоблачал» тех, кто имел иную точку зрения на происходящие в республике политические и экономические события. Так называемое «письмо пятерых» видных казахстанских деятелей культуры занимает особое место в истории Казахстана. В письме приводились факты нарушений ленинского принципа добровольности, о том, что не учитывались особенности аулов, о ходе ликвидации середняков с баями. Также они обвиняли Голощекина в искривлениях генеральной линии партии по проведению коллективизации, уничтожении стимулов населения по развитию животноводства, что порождало отвращение к занятию скотоводством. Все авторы письма являлись членами Коммунистической партии. С учетом этого обстоятельства письмо сопровождалось коротенькой запиской с объяснением мотива предпринимаемого шага: «Податели этих вопросов не являются ни в какой мере «обиженными» людьми, так же, как людьми, жаждущими карьеры. Единственной нашей целью является желание помочь социалистическому строительству в Казахстане. Поэтому мы уверены, что Вы ответите на наши вопросы и отнесетесь к ним, как к предложениям, исходящим от здоровых товарищей среднего партактива, не связанных в какой-либо мере с именами других, в частности, «больших» людей».

К сожалению, мрачные предчувствия оправдались. Выступление творческой интеллигенции было воспринято как проявление националистических настроений. Авторы письма были обвинены в национал-уклонизме, защите интересов байства. Им стали угрожать исключением из партии и привлече-нием к уголовной ответственности. Сила психологического давления, которую испытали на себе авторы письма после знакомства с ним Крайкома, оказалось тяжелым испытанием.

5 июля 1932 года на объединенном заседании бюро Казкрайкома и Краевой контрольной комиссии «грех» им был отпущен, а письмо оценено следующим образом: «…полное затушевывание всех достижений социалисти-ческой перестройки Казахстана и достижений национальной политики, выпячивание только отрицательных моментов, критика всей проводимой линии Крайкома». Надо отметить, что данное письмо не было первым документом с сигналом SOS, поступившим во властные структуры, но это было первое послание от коммунистов, причем не рядовых, а имевших значимый социальный статус. За этим письмом последовали и другие. Сложно утверждать однозначно о влиянии такого рода документов на кадровую политику ЦК ВКП (б), но факт остается фактом: в январе 1933 года Ф. И. Голощекин, с именем которого связываются перегибы в преобразовании сельского хозяйства Казахстана, был отозван из республики.

Наш земляк Емберген Алтынбеков родился в 1904 году в урочище Аламесек аула №6 Перовского уезда, в бедной семье. Вскоре после рождения Ембергена от неизвестной болезни умерла мать, а в 1917-м, когда ему исполнилось 13 лет, он потерял и отца. У него была старшая сестра Рабига, но после смерти матери их разлучили, и только в 1933 году они нашли друг друга.

Когда был жив отец, Емберген приехал в Перовск и нанялся к чайханщику мыть посуду, убирать помещение, разносить чай, выполнять другие поручения хозяина. За свою работу мальчик получал стакан молока и три лепешки. У чайханщика он работал до 1918 года. После установления советской власти в Перовске его приняли в интернат для детей-сирот, вскоре он вступил в образованную здесь комсомольскую ячейку.

В интернате Е. Алтынбеков жил два года. По достижении 16-летнего возраста уездный отдел народного образования направил его в Чимкентский педагогический техникум. Способный паренек хорошо учился, активно участвовал в общественной работе. Он с отличием окончил техникум, и в 1922 году его отправили в Ташкент, в Казахский институт просвещения (Казинпрос). В то время не хватало образованных кадров, поэтому Туркестанский республиканский комитет комсомола, не дожидаясь, пока Емберген окончит учебу, назначил его ответственным секретарем Ошского уездного комитета комсомола Ферганской области.

При подготовке этого материала я ознакомился с документом, красноречиво свидетельствующим о духе и порядках того времени. Вот его текст: «Предъявитель сего Алтынбеков Е. является ответственным секретарем Ошского уездного комитета комсомола Туркестанского коммунистического союза молодежи. На территории Ошского уезда без согласия Ошского уездного городского комитета партии не разрешается на квартире Алтынбекова Е. производить обыски и арестовывать его». Ответственный секретарь Туркестанского коммунистического Союза молодежи Алимов».

Однако через шесть месяцев Ембергена перевели на другую работу. Это был период, когда шел процесс национально-территориального переустройства. Была ликвидирована Туркестанская республика, Сырдарьинская и Джетысуйская области вошли в состав Казахской АССР. Центром Сырдарьинской области стал город Чимкент, в ее состав вошли Чимкентский (раньше назывался Черняевский), Аулие-Атинский, Казалинский, Акмечетский (ранее Перовский), Туркестанский и Ташказахский уезды. До 1926 года Е. Алтынбеков работал ответственным секретарем сначала Чимкентского, потом Акмечетского уездного комитета комсомола. Позже его направили повышать политическое образование в Москву, в Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сталина. Практику студенты проходили в партийных и комсомольских организациях. Например, в мае 1927 года Ембергену была дана следующая характеристика: «Студент университета имени Сталина Алтынбеков Е., работая ответственным секретарем Кзыл-Ординского волостного комитета ВЛКСМ, показал активную работоспособность, точно и беспрекословно, со знанием дела выполнял различные поручения уездного, волостного комитетов комсомола. Плановую работу он связывал с политической обстановкой, с советскими задачами и имел огромный авторитет среди общественности». Ответсекретарь Кзыл-Ординского обкома ВКП (б) Кокшенов».

После окончания учебы в Москве его направили в Тургайский район, а чуть позже – в Костанай для организации зооветеринарного техникума. В 1930-м в Алма-Ате, куда из Кзыл-Орды переехала столица республики, было открыто высшее учебное заведение для подготовки партийных работников. Ректором нового вуза стал Муташ Даулеткалиев, проректором по учебной части — Е.Алтынбеков.

Из воспоминаний Магрой-апа, супруги Ембергена: «Мужа перевели в Алма-Ату, мы жили по соседству с семьей Муташа Даулеткалиева. Его жена Азгар Мусина была добродушной, привлекательной женщиной с мягким характером. Когда наши семьи собирались вместе, Емберген и Муташ с возмущением говорили о политике Ф. Голощекина — первого секретаря Казахского краевого комитета партии, о необоснованной конфискации скота и имущества середняков, о перегибах в проведении коллективизации. А затем начался массовый голод. Вот тогда-то и появилось открытое письмо на имя Ф. Голощекина. Нас, женщин, мужья в свои планы не посвящали».

Это был акт гражданского мужества со стороны молодых представителей казахской интеллигенции. Сразу после этого Е. Алтынбекова выселили из столицы и отправили в Актюбинскую область, назначив ответственным секретарем Карабалыкского райкома партии. Здесь также свирепствовал голод, и он делал все от него зависящее, чтобы облегчить участь простых людей.

В столицу он вернулся после того, как первым секретарем краевого комитета партии вместо Ф.Голощекина, переведенного в Москву, избрали Л. Мирзояна. Ембергена назначили заведующим сектором хлопководства организационно-инструкторского отдела крайкома.

В те годы начиналось освоение новых земель в поймах рек Сырдарья, Или и Чу, туда направлялись партийные кадры. Е.Алтынбеков возглавил Яны-Курганский райком партии, а вторым секретарем стал бывший рабочий Путиловского завода Сергей Ледяев. Они быстро нашли общий язык и крепко сдружились. Жена последнего, Полина Ивановна, фельдшер по профессии, стала близкой подругой супруги Ембергена. В годы гражданской войны она была разведчицей, даже засылалась агентом в стан Колчака. Из-за различных болезней она не могла иметь детей и к сыну Алтынбековых относилась как к своему родному.

Из воспоминаний сына Ембергена Алтынбекова: «…Когда отца арестовали как “врага народа”, многие близкие родственники, друзья отвернулись от нас. Ледяевы в трудные для нас дни помогали продуктами питания, деньгами».

В 1933-1937 годы, когда свирепствовал страшный голод, чтобы спасти детей, Е. Алтынбеков организовал в Жанакоргане лагерь, где было хоть какое питание. Благодаря этому тысячи ребятишек остались живы. На одной из фотографий, которую я увидел в районном музее, запечатлены дети, один из которых трубит в горн. Фото датируется 1936 годом. В ту пору мальчуганам было по пять-шесть лет.

Емберген многое сделал для строительства каналов в Яны-Курганском районе, освоения поливных земель, улучшения условий жизни людей. В 1937-м, за год до ареста, его назначили заведующим сельхозотделом Южно-Казахстанского обкома партии.

Арестовали его в начале апреля 1938-го года. Формулировка обвинения была нелепой: якобы оросительные каналы в Яны-Курганском районе строились с вредительскими целями — для разрушения железнодорожного полотна «Москва-Ташкент». Спустя шесть месяцев после ареста старый узбек, работавший в тюрьме водовозом, украдкой передал Магрой-апа письмо. Емберген советовал жене написать письмо в вышестоящую партийную организацию.

Из воспоминаний М.Алтынбековой: «…Я работала тогда бухгалтером в городском отделении Госбанка. Однажды мне встретился старый еврей Наум Израилевич Фридман, который предложил свою помощь.

— Мой вам совет, не пишите письмо на имя Сталина и Молотова. Они все равно не доходят до адресата. Лучше напишите на адрес XVIII съезда партии, который будет скоро проходить, приложите письмо мужа. Тогда ваши послания будут под контролем. А написать такое письмо я вам помогу, — сказал Фридман».

По решению судебной «тройки» Е. Алтынбеков был отправлен в сибирский город Канск. В здешней тюрьме он стал одним из организаторов бунта против произвола администрации и надзирателей. Причем, случилось это в дни первомайских праздников 1939 года. Но заключенным не удалось чего-то добиться. Кстати, в этой тюрьме вместе с ним находились молодые ученые Алимхан Ермеков и Мухамеджан Каратаев.

Вскоре на имя Магрой-апа пришел ответ из ЦК ВКП (б). В нем сообщалось: «Письмо, написанное на имя съезда партии, принято. Дано соответствующее указание органам для пересмотра дела Алтынбекова».

 29 апреля 1941 года он был освобожден из заключения в связи с прекращением уголовного дела. Скорее всего, основной причиной ареста Е. Алтынбекова послужила его подпись под письмом пятерых, о котором вспомнили спустя шесть лет, в разгар политических репрессий. В отличие от многих других арестованных в тот период, ему повезло. Конечно, сказалась и грамотная юридическая защита, которая была организована с помощью адвоката Фридмана.

В 1941-1945 годы Е. Алтынбеков работал первым секретарем Сарыагашского райкома партии, был награжден орденом Отечественной войны второй степены. А с 1946 года до конца своей жизни трудился в качестве уполномоченного Министерства заготовок СССР. Умер в 1954 году, тогда ему было всего 49 лет.

Максут ИБРАШЕВ

(Фотографии предоставлены Жанакорганским районным историко-краеведческим музеем)

Читайте также: