7 интересных фактов из географии Афганистана — «Кызылординские Вести»

7 интересных фактов из географии Афганистана

21.07.2021

545 0

Давайте посмотрим на Афганистан немного с необычной стороны. Ведь все только и говорят, что про политику, войну, какие-то движения, течения и религии… А мы выясним, что Афганистан представляет из себя просто как государство. Вот 7 интересных фактов о нем. 

1. Самая «средняя» страна

В мире насчитывается около 206 стран (включая непризнанные). Все вместе они занимают площадь 133,4 млн км2.

Это значит, что если бы все страны поделили площадь Земли поровну, то на каждую пришлось бы по 647 тысяч км2.

Так вот, площадь Афганистана составляет именно эти 647 000 км2. То есть он занимает наиболее «честную» площадь. Не отдавая своего, но и не беря ничего лишнего (если так можно выразиться, конечно). 

Именно такова площадь «средней» страны на Земном шаре

С этой точки зрения, Россия, например, имеет площадь в 26 раз бОльшую, чем у средней страны. Другие страны, с площадью близкой к средней:

  • Мьянма – 678 тыс км2
  • Сомали – 637 тыс км2
  • ЦАР (Центральная Африка) – 622 тыс км2
  • Южный Судан – 620 тыс км2
  • Украина – 603 тыс км2

Любопытно, что во всех этих «средних» странах идут вооруженные конфликты (а в Мьянме недавно был военный переворот). Совпадение? Конечно да.

2. Рельеф

80% Афганистана – это горы. Государство является одним из самых горных в мире. Для сравнения, в нашем Дагестане (который переводится как «Горная страна») горы занимают лишь 50% территории.

При этом, горы Афганистана бывают очень высокими. Например, во всей огромной России и Европе самая высокая гора – Эльбрус, имеет высоту 5642 метра. А вот в Афганистане есть горы по 6-7 тысяч метров. Самая высокая из них – гора Ношак (7492 метра). 

Гора Ношак. Фото с сайта risk.ru

3. Афганцы – это «немцы»

Само слово «Афган» в переводе с персидского означает «молчание». Этим словом афганцев называли другие народы (т.е. сами себя они так не называли).

Это можно сравнить со словом «немец», которое тоже означает «немой, не умеющий говорить». Немцами в России называли иностранцев, не говорящих по-русски. Хотя на самом деле немцы – это германцы. Вот так все запутано 🙂

4. Народы

Исходя из предыдущего пункта можно сказать, что не существует такого народа, как «афганцы».

Подобное название имеет собирательный характер, так же, как, например, слово «дагестанец», хотя внутри Дагестана живет свыше 70 этнических групп (лезгины, аварцы, даргинцы, кумыки, ногайцы и т.д.).

Вот в Афганистане то же самое. Слово «афганец» объединяет свыше 20 народов.

  • Самым многочисленным является народ пуштуны. Их в Афганистане 40%. В прошлом под афганцами понимали только пуштунов и больше никого. Сейчас же значение слова расширилось 
Внешность пуштуна
  • Таджики, узбеки, туркмены, киргизы – все они тоже столетиями живут на территории современного Афганистана и относятся к афганцам. При этом, таджики являются следующими после пуштунов по численности (25%)
  • Хазарейцы. А вот это очень интересный народ. Дело в том, что хазарейцы – представители монгольской расы. И они тоже относятся к афганцам, причем это третья по численности этническая группа (10%) 
Хазареец – афганец монгольского происхождения. Фото: asiarussia.ru

Итак, мы видим, что 75% Афганистана – это пуштуна, таджики и хазарейцы. Остальные 25% делят между собой менее малочисленные народы: аймаки, нуристанцы, белуджи, брагуи, гуджары и т.д. 

Девушка-нуристанка. Очень похожа на славянку. Автор: Barbara Millucci

5. Население

Общее население Афганистана – 32 миллиона человек. Это 44 место в мире.

При этом, скорость увеличения населения настолько велика, что через 80 лет Афганистану прогнозируют планку в 100 миллионов жителей.

Каждый год на 1000 афганцев рождается 45 новых, при этом младенческая смертность – 25%. Это самый худший показатель в мире… Если бы удалось решить проблему смертности, то население Афганистана росло бы вообще взрывными темпами.

6. Города

Городов в Афганистане чрезвычайно мало, т.к. страна аграрная, абсолютное большинство афганцев живет в селе. Более того, в Афганистане до сих пор насчитывается порядка 1 миллиона кочевников.

Те города, что имеются, не выглядят как города в привычном для нас понимании. Чаще всего это просто «разросшиеся села», состоящие из глинобитных домов, разбросанных по горам. 

Фото одного из районов столицы Афганистана – города Кабул

5 самых больших городов Афганистана:

  • Кабул (столица) – 3,3 млн жителей
  • Герат – 436 тысяч
  • Кандагар – 400 тысяч
  • Мазари-Шариф – 365 тысяч
  • Джелалабад – 205 тысяч 
Крупнейшие города Афганистана на карте

7. Грамотность

Из 100 взрослых афганцев читать и писать могут только 27 человек. Причем скорее всего это будут мужчины, т.к. женское образование крайне не развито и даже не приветствуется (грамотой владеют лишь 12% взрослых женщин).

В стране есть только одно высшее учебное заведение (Кабульский университет), в котором обучается около 20 000 студентов, т.е. 0,06% от всего населения Афганистана (для сравнения, в России 3,2% студентов, то есть в 53 раза больше).

Топ фактов про Афганистан, которые, возможно, шокируют вас

Исламская республика Афганистан (ИРА) – одно из беднейших государств в мире. Гражданская война и затянувшийся конфликт между различными радикальными группировками делают Афганистан одной из самых опасных в мире стран. Рассмотрим несколько интересных фактов про эту противоречивую и опасную страну.

В дословном переводе с персидского «Афганистан» означает «Безмолвная страна». В то же время, с языков тюркской группы слово «Афган» переводится как «скрывшийся». Обе этих трактовки прекрасно подходят для описания Афганистана – горной, труднодоступной страны, где скрылись все племена, желавшие сохранить независимость.

Столица Афганистана, Кабул — один из самых опасных городов мира, но не из-за грабителей и разбойников, а из-за террористов. Схожая ситуация воцарилась и в другой горячей точке мира — городе Могадишо, столице Сомали.

Мало кто знает, но афганские наркодельцы придумали гениальную по современным меркам идею, как переправлять небольшой наркотрафик через границу. Они стали использовать голубей для переправки запрещённых веществ через границу.

Расплатиться кредитной картой в Афганистане невозможно практически нигде. Тут в ходу только наличные. Правда, доллары и евро принимают так же охотно, как и местную валюту.

В недрах Афганистана таятся огромные запасы газа и нефти, которые до сих пор практически не разрабатываются.

Афганистан – крупнейший производитель опиатов на планете. Около 90% наркотиков, попадающих в Европу, переправляются через афганскую границу.

Это государство – одно из самых неграмотных в мире. В Афганистане грамоте обучены 47% мужчин и только 15% женщин. Несмотря на это, афганцы очень любят поэзию, и в любом доме есть хотя бы один томик стихов. Закрытые поэтические состязания проводятся даже среди неграмотных рабочих и крестьян.

Во время службы в Афганистане двое солдат из Шотландии в шутку пообещали друг другу, что если один из них умрет, второй придет на его похороны в женском наряде. Так и произошло, и заплаканный солдат сидел у могилы своего друга в ярко-желтом платье и розовых гетрах. 

Национальный герб Исламской республики Афганистан

Герб республики Афганистан в общих чертах повторяет предыдущие гербы. На верху герба присутствует Шахада на арабской письменности, а также Такбир, также на арабской письменности. Также виднеется восходящее солнце. Ниже надписи — изображение мечети с михрабом и бинбаром внутри кафедры. С двух сторон мечети висят два флага с цветами из флага Афганистана — чёрный, красный и зелёный.

Афганистан: мост или сепаратор между Центральной и Южной Азией?

Афганистан играет географически важную роль в продвижении взаимосвязанности Центральной и Южной Азии. Независимый исследователь Акрам Умаров пишет о проблемах и возможностях, которые представляет Афганистан на пути развития сотрудничества между странами регионов.

Имея стратегически важную географию для развития сотрудничества между Центральной и Южной Азией, Афганистан остаётся вызовом для стран этих регионов. Независимый исследователь Акрам Умаров в своей статье для «Газеты.uz» пишет о связующей роли Афганистана и проблемах продвижения взаимосвязанности между регионами.

В последние месяцы в Афганистане отчётливо наблюдается эскалация конфликта и рост количества ожесточенных столкновений между противоборствующими сторонами. Ускоренный вывод вооружённых сил международной коалиции практически после 20-летнего пребывания в стране разрушает сложившейся своеобразный баланс между конфликтующими политическими силами и способствует быстрому сокращению территорий, контролируемых афганским правительством в Кабуле.

Ближайшие месяцы могут стать определяющими в дальнейшем развитии ситуации в этой стране. В этих условиях наиболее очевидной реакцией Узбекистана должно стать укрепление узбекско-афганской пограничной линии и усиление внимания на вопросах обеспечения собственной безопасности от потенциального перетекания нестабильности за пределы Афганистана.

Однако Ташкент понимает, что такие решения дадут лишь ограниченный и кратковременный эффект. Без долгосрочной стабилизации очага нестабильности, непосредственно граничащим с Узбекистаном, рассуждать об устойчивом экономическом развитии страны и всего региона Центральной Азии (ЦА), диверсификации транспортных коридоров, а также о связанности с Южной Азии представляется крайне сложным.

Неудачи в попытках урегулирования ситуации в Афганистане военным путём за последние более чем 40 лет дают понимание о необходимости поиска новых методов умиротворения конфликтного положения в этой стране. Именно социально-экономические проекты, тесно соединяющие афганские территории с соседними странами и регионами, а также активная фасилитаторская поддержка мирных переговоров могут дать первоначальный толчок поиску компромиссов между различными афганскими политическими силами.

По мере вовлечения международных сил в стабилизацию ситуации в Афганистане после 2001 года, эта страна становилась ключевой площадкой возобновления исторических контактов между Центральной и Южной Азией, жизненно заинтересованных в стабильности соседней страны. В этой связи, ранее выполнявший функции разделяющей регионы Евразии буферной территории Афганистан поэтапно стремится стать центром нового макрорегиона, соединяющего Центральную и Южную Азию. 

Однако наблюдаемая эскалация столкновений между правительственными силами и другими вооружёнными группами в Афганистане, а также противоречия между политическими лидерами, представляющими разные провинции страны, угрожают единству государства. Широкое распространение влияния движения «Талибан» в различных провинциях и уездах страны на фоне очевидно запоздалой, сиюминутной и слабой реакции властей в Кабуле ещё более усугубляет ситуацию в сфере безопасности в этой стране и резко повышает степень неопределённости будущего хода развития конфликта.

Связующая роль Афганистана

Уникальность Афганистана заключается в том, что страна может переформатировать линии разграничения между Центральной и Южной Азией, проходящие внутри её территории, в границу добрососедства, взаимопонимания и доверия и зону разностороннего прогресса. Вероятно, своеобразная граница между Центральной и Южной Азией проходит через центральные провинции Афганистана, при этом северные и северо-западные провинции страны географически ближе к ЦА, а южные и восточные провинции — к ЮА. Природным разделителем Северного Афганистана от остальной части страны служит горная система Гиндикуш, которая протянулась практически через всю центральную часть Исламской Республики Афганистан (ИРА).

Реализация инфраструктурных проектов, объединяющих разделённые провинции Афганистана также обернётся ростом взаимодействия между регионами ЦА и ЮА. Строительство автомобильных и железных дорог, пересекающих Афганистан как наиболее короткий маршрут соединения регионов, способно подтолкнуть не только рост социально-экономического сотрудничества, но и наращивание политических и культурно-гуманитарных контактов.

С другой стороны, имплементация масштабных экономических проектов может стимулировать создание рабочих мест, генерацию доходов государственного бюджета и цепочек сервисного обеспечения эффективной работы авто- и железных дорог.

Учитывая экспортно ориентированные модели экономического развития, страны Центральной Азии остро нуждаются в новых рынках сбыта производимых в регионе товаров и услуг. В последнее столетие основными рынками распространения для ЦА служило нынешнее постсоветское пространство. Наряду с позитивными результатами, подобное однобокое развитие направлений экспорта сужает возможности региона по выбору наиболее оптимальных рынков реализации.

Более того, население стран на этой территории в период с 1989 по 2019 годы выросло всего на 4,2% с 285,7 до 297,8 млн человек. При этом основной вклад в этот рост вложили страны Центральной Азии и Азербайджан, а в остальных постсоветских странах наблюдается неуклонное снижение численности населения, которое к 2050 году может убавиться до 284 млн и быть меньше населения такой страны, как Нигерия.

В этом свете население Южной Азии в 1,95 млрд человек, высокие темпы экономического развития и наличие в этой части света таких ведущих региональных держав как Индия и Пакистан делает регион привлекательным партнером для Центральной Азии.

Ожидается, что при полной реализации проекта железной дороги «Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар» на транспортировку товаров из Пакистана в Узбекистан придется тратить не 35 дней, а всего 3−5 дней. Согласно прогнозным оценкам, расходы на перевозку контейнера от Ташкента до Карачи ориентировочно составят 1400−1600 долларов США, тогда как по уже эксплуатируемому маршруту «Ташкент — Бандар-Аббас» — 2600−3000 долларов США.

Возведение железной дороги из Мазари-Шарифа до Пешавара предполагает создание системной инфраструктуры в виде 264 мостов, 7 тоннелей и 641 водопропускных сооружений, которые могут дать новый импульс развитию территорий пересечения в Афганистане и Пакистане. Вместе с тем, длительное время обсуждаются проекты строительства линий электропередач «CASA-1000» из ЦА в ЮА, а также трансафганского газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), которые также могли бы углубить уровень кооперации соседних регионов и создать полноценную соединённость между Севером и Югом Евразии, оказав стимулирующее воздействие на экономическое развитие различных частей континента.

Проблемы продвижения взаимосвязанности Центральной и Южной Азии

Наряду с перспективными возможностями, которые раскрываются в процессе более тесной интеграции регионов ЦА и ЮА через территорию Афганистана, следует отметить ряд потенциальных сложностей на этом пути.

Первое. Текущая нестабильная ситуация в Афганистане сильно усугубляет реализацию каких-либо проектов, не говоря уже о крупных инфраструктурных объектах, требующих существенных вложений при высоких инвестиционных рисках и большого количества зарубежных и местных специалистов с обеспечением высокого уровня безопасности.

Ускоренный вывод войск международной коалиции из Афганистана на фоне активных попыток талибов переломить ситуацию в свою пользу активными наступательными операциями в различных провинциях страны и наблюдаемого застоя в мирном переговорном процессе между правительством ИРА и движением «Талибан» в Дохе после их запуска в сентябре 2020 года пока не демонстрируют возможность скорого нахождения компромиссных решений между противоборствующими сторонами.

Тревожным обстоятельством является недостаточная координация действий стран Центральной Азии в ответ на активизацию конфликта в соседнем Афганистане. Наряду с отчетливой необходимостью согласованных действий в сфере обеспечения безопасности рубежей региона, обмена оперативной информации и контактов структур безопасности государств ЦА важно объявление совместного заявления глав государств региона с общей позицией по текущей ситуации в Афганистане и предложений ее урегулирования с целью стабилизации ситуации.

В то же время, уровень боеспособности афганских вооруженных сил и их контроль территорий внутри страны остается слабым и уязвимым. Отмечается несогласованность и соперничество в действиях различных представителей афганского руководства по различным вопросам современного и будущего развития страны. Внутренняя разобщенность афганского правительства в Кабуле и очевидные недостатки в системе управления оставляют ограниченные возможности для диалога с ними в реализации важных проектов в стране. Подобная ситуация существенно повышает риски практически любых договоренностей с этим правительством.

Реализация запланированных масштабных инфраструктурных проектов, связывающих ЦА и ЮА, очевидно требует урегулирования текущего конфликта в Афганистана путем выхода из сложившейся патовой ситуации. Важен приход к управлению страной широко поддерживаемого правительства, которое будет способно преодолеть нынешний тупиковый статус-кво в стране и предоставлять гарантии безопасности зарубежным инвестициям. Значительному количеству соседей и партнеров Афганистана хотелось бы иметь дело с предсказуемым, стабильным, консолидированным и договороспособным правительством в Кабуле, с которым можно вести долгосрочный диалог по интеграции Афганистана в торгово-экономические процессы в ЦА. Без этого воплощение значимых транспортных и социально-экономических проектов в этой стране крайне затруднено.

Второе. Существующие разногласия между правительством ИРА и Пакистанским руководством может серьезно усугубить создание соединяющего моста между ЦА и ЮА через афганскую территорию. В афганском политическом истеблишменте есть многочисленная группа людей, воспринимающая Исламабад в негативном ключе и не доверяющая его благим намерениям по поддержки урегулирования афганского конфликта и созданию важной социально-экономической инфраструктуры.

Одной из программных целей президента Ашрафа Гани сразу после избрания в 2014 было объявлено налаживание близких отношений с Пакистаном с целью прекращения войны в Афганистане. В ходе своего первого визита в Пакистан в ноябре 2014 году он заявил о необходимости начать новую эру в отношениях двух государств и установить «настоящую и честную дружбу» между ними. Однако впоследствии отношения вновь ухудшились и заявленные планы сотрудничества так и не удалось реализовать. Стороны зачастую обвиняют друг друга в поддержке деструктивных элементов на территории соседней страны.

Третье. Сохраняющийся высокий уровень недоверия и враждебности во взаимоотношениях между Нью-Дели и Исламабадом, который также проецируется на взаимоотношения стран вокруг урегулирования афганского конфликта.

Продвигаемые планы по экономическому восстановлению страны и возведение на ее территории крупных инфраструктурных объектов не всегда включает в себя равнозначную роль Индии и Пакистана. В то же самое время Индия поощряет усилия правительства Афганистана по сотрудничеству с индийской стороной, чтобы ограничить потенциальные преимущества Пакистана в ИРА. Пользуясь противоречиями между политикой ИРП и ИРА, индийское правительство активно способствует созданию благоприятных условий для продвижения собственных национальных интересов на афганской территории.

В этом свете, учитывая тесные контакты Нью-Дели с Кабулом, особое значение Индии афганском мирном процессе и широкое присутствие в различных афганских провинциях, несогласованная с индийской стороной имплементации проектов в Афганистане может оказаться неудачной и неплодотворной. Продвижение взаимосвязанности Центральной и Южной Азии без активного участия и заинтересованности Индии может столкнуться с экзистенциальными вызовами.

Четвёртое. Требует более внимательного и детального анализа потенциально неблагоприятная реакция других внешних акторов на активную позицию стран ЦА по установлению тесного сотрудничества и созданию альтернативного северному транспортному коридору южного маршрута через ИРА.

Возможная реализация масштабных социально-экономических объектов в Афганистане и в долгосрочной перспективе его роль в интеграции регионов ЦА и ЮА в единый макрорегион серьезно может поменять существующую геополитическую и геоэкономическую действительность в Центральной Азии. В процессе такого развития значимость северных коридоров для региональных государств может немного снизиться и способствовать поддержанию сбалансированного и многовекторного внешнеполитического курса странами ЦА. В этих условиях, пострадавшие транзитные государства, используя различный инструментарий, могут попытаться сдерживать ускоренный рост взаимодействия между ЦА и ЮА.

Пятое. Внутренние проблемы Афганистана влияют и на его внешние контакты. Реальность последних лет такова, что провинции Афганистана все в большей степени налаживают тесные отношения в сферах экономики и безопасности с приграничными государствами нежели с другими соседними афганскими регионами.

В попытках оказать помощь развитию Афганистана возведением инфраструктуры, приграничного обмена и торговли, соседи Афганистана в какой-то степени способствует внутренний дезинтеграции страны. Региональный комплекс безопасности ЦА подвержен сильному влиянию северных провинций ИРА по сравнению с западными и южными регионами. В то же время южные и восточные районы страны имеют близкие связи практически во всех сферах с Пакистаном и с комплексом безопасности Южной Азии.

В этих условиях крайне важно продвижение и целенаправленное осуществление поистине трансафганских и национальных проектов, которые могут подталкивать большую связанность и интегрированность афганских провинций. Подобное планирование требует более эффективной координации политик стран-соседей Афганистана в осуществлении транспортно-логистических, социально-экономических и культурно-гуманитарных контактов с этой страной.

Афганистан — уязвимый мост между Центральной и Южной Азией

В настоящее время Центральная и Южная Азия относятся к наименее интегрированным регионам мира. Наряду с безусловно важными внутренними проблемами, фактор нестабильности в Афганистане продолжает оказывать деструктивное воздействие на укрепление как внутрирегионального, так и межрегионального взаимодействия между Центральной и Южной Азией. Однако, как показывает многолетний опыт выстраивание чрезмерно секьюритизированной (зацикленной на вопросах безопасности) внешнеполитической линии государствами обоих регионов на афганском направлении не способен принести конструктивные результаты в интересах государств ЦА и ЮА.

Десекьюритизация (отход от фокусирования на вопросах безопасности) афганского вопроса, планирование и имплементация важных инфраструктурных проектов, пересекающих ИРА и связывающих регионы Центральной Азии и Южной Азии, может потенциально позитивный толчок политической, социально-экономической и культурно-гуманитарной интеграции данного масштабного пространства от Каспийского моря до Индийского океана.

Перспективы устойчивого развития в Центральной и Южной Азии неразрывно связаны с достижением мира в соседнем Афганистане. Стабильный, предсказуемый и динамично развивающийся Афганистан может стать важным мостом между Центральной и Южной Азией, а также ключевым игроком в восстановлении исторического Шелкового Пути с учетом современных обстоятельств. При этом важно реалистично оценивать возможности государств ЦА и ЮА в урегулировании афганского конфликта, проявлять долгосрочную приверженность установлению мира в этой стране и выстраиванию комплексного межрегионального сотрудничества.

Наличие ряда серьезных проблем, сдерживающих развитие контактов между Центральной и Южной Азией, подтверждают необходимость прохождения тернистого пути по интеграции двух регионов и выработке нестандартных решений по установлению компромиссного мира в Афганистане.

Акрам Умаров — Независимый исследователь из Узбекистан

материал islam.kz

Читайте также: