• : :
  • +7 (7242) 70 - 00 - 60
  • info@kzvesti.kz
-3 °C
Ветер: 1 м/с
Влажность: 75 %
Давление: 753 мм
  • USD 389.34 (+0.53)
  • EUR 428.78 (-0.23)
  • RUB 6.05 (-0.03)

ТАЙНЫ ЖЕТЫАСАРА

В рамках программы «Рухани жаңғыру» в список сакральных мест нашей области вошли 23 памятника Жетыасарской культуры. Многие исследования наряду с археологическими находками свидетельствуют об особой роли этой могущественной цивилизации в этнокультурной истории многих евразийских народов. Жетыасар – территория, где в І-м веке до н.э. – начале VІІІ века жили племена канлы (в китайских источниках называют кангюй). Древние городища Жетыасарской культуры, расположенные в Кармакшинском, Жалагашском и Сырдарьинском районах, сохранились в виде возвышенностей (асаров). Здесь расположено около пятидесяти городов и крепостей, водных систем, таких как Бидайык асар, Сорлы асар, Домалак асар, Унгирли асар, Томпак асар, Кара асар, Жалпак асар, Тик асар, Тас асар, Коса асар.
В 1946 году Хорезмская этноархеологическая экспедиция под руководством С.П.Толстова, следуя по древнему руслу реки Сырдарьи к Куандарье и Ескидарье, обнаружила города Жетыасарской культуры. Вот что пишет ученый в своей книге «По следам древнехорезмийской цивилизации»: «Уже первое ознакомление сразу подтвердило наше первоначальное предположение об античном возрасте развалин Джеты-асара. На развалинах и вокруг них лежали многочисленные фрагменты керамики с черной и красной, ангобированной и лощеной поверхностью. Среди них были знакомые нам по Хорезму формы, но в целом облик керамики нес печать значительного своеобразия, позволяющего говорить о том, что перед нами культура, одновременная и родственная античной хорезмской, но вместе с тем самостоятельная. Это подтверждалось и наблюдениями над архитектурой: центральное здание Джеты-асара № 1 было воздвигнуто из крупного «античного» сырцового кирпича, но иных, чем хорезмийские, пропорции: вместо квадратного хорезмийского здесь был прямоугольный кирпич, размерами колеблющийся от 38x28x9 до 43x30x10 сантиметров. С вершины бугра перед нами на север, северо-восток и восток открылась панорама безжизненной глинистой равнины Джеты-асара, над которой поднимались мощные силуэты широко разбросанных развалин. В целом вся область в период жизни памятников, несомненно, представляла собой картину древней внутренней дельты, влажной, болотистой страны, пересеченной многочисленными вод-ными протоками, на которых базировалось земледельческое хозяйство джеты-асарцев. По своему характеру памятники делятся на три основных типа. Первый, наиболее обычный из них, — укрепленная усадьба с большим, также укрепленным зданием внутри нее, состоящим из многочисленных сводчатых помещений, в некоторых случаях явно расположенных в два, если не в три, этажа. Второй тип — это большая крепость с сильно развитой системой фортификации (башни, укрепленные ворота) и без всяких следов построек внутри стен. Наконец, третий, представленный только одним, наиболее значительным во всем комплексе памятником (Джеты-асар № 3, или Алтын-асар), представляет большую крепость со столь же развитой фортификационной системой, но с многочисленными и разнообразными остатками крупных жилых сооружений внутри».
В развитии культуры было выделено три крупных этапа: Жетыасар-1 (с середины V века до н.э. до конца III-IV веков н.э.) – формирование и расцвет городов, Жеты-асар-2 (IV-VI века н.э.) – влияние культуры гуннов, что привело к образованию «белых гуннов» (эфталитов). Жетыасар-3 (VII-IX века н.э.) – образование крупных поселений. В конце третьего периода в результате засухи городища перестали существовать.
Территория, занятая жетыасарскими памятниками, с древнейших времен была зоной постоянных торговых, культурных и этнических контактов между скотоводами евразийского степного пояса и прилегающих районов, а также между скотоводческими племенами и земледельцами среднеазиатских оазисов. Здесь же проходили весьма значимые торговые тропы (прежде всего одно из важнейших северных ответвлений Великого Шёлкового Пути), одновременно пролегали исторические миграционные дороги, и здесь же лежал своеобразный их перекрёсток. Это определило особую роль Жетыасарской культуры в системе этнокультурной истории многих евразийских племён.
В своей книге «Этнокультурная история Восточного Приаралья» ученый-историк Л.М.Левина отмечает, что Жетыасарская культура – чрезвычайно своеобразна и резко отлична от всех соседних и более удалённых среднеазиатских и казахстанских культур. Её характеризуют и особенности расселения, организация поселений, специфика материальной культуры, в том числе и погребальные памятники. Любое жетыасарское поселение, всегда окруженное курганными некрополями, расположено в непосредственной близости к естественному водному источнику и, безусловно, переставало бытовать одновременно с прекращением стока воды в русле, на котором оно базировалось. Среди известных нам жетыасарских городищ со сплошной внутренней жилой застройкой и развитой фортификацией нет ни одного неукреплённого поселения. Характерно размещение жетыасарских поселений группами или «гнёздами» (по 5-9 крепостей в каждой), при этом одно из них всегда выделялось своими крупными размерами. Характерная для жетыасарской культуры необычайная традиционность и консерватизм при внешней архаичности всех черт материальной культуры, проявляется и в облике городищ, в планировке и характере внутренней жилой застройки, фортификации, строительных приёмах на протяжении многих сотен лет. Для жетыасарских поселений типичны двухъярусные городища, изначальное ядро которых состояло из круглых или овальных в плане двух-, трёхэтажных крепостей со сложной фортификацией и сплошной внутренней застройкой. Ядро городища, его верхняя площадка, является многослойным домом-массивом с мощной и сложной фортификационной системой. Обычно верхняя площадка окружена второй, низкой площадкой, также обнесённой крепостной стеной. Если первоначально на нижней площадке были большие каркасные строения, то позднее, в последние века до н.э. и в первые века н.э., нижняя площадка была так же плотно застроена жилыми секциями, как и верхняя. Уже с последних веков до н.э. вся внутренняя застройка жетыасарских городищ представляла собой систему из множества однотипных жилых секций, состоявших из двух и трёх функционально различных помещений со строго регламентированным интерьером основной жилой комнаты. Местоположение каждой секции, общая её площадь, характер строго регламентированного интерьера оставались неизменными на протяжении столетий, хотя внутри основных стен секции происходили многочисленные перестройки и перепланировки. На протяжении всего периода существования каждая жилая секция специальным проходом соединялась с одним определённым отсеком оборонительного стрелкового коридора, и в случаях военной опасности жители каждой секции защищали свои участки коридора с бойницами.
Окружавшие любое жетыасарское поселение десятки курганных некрополей, насчитывающие тысячи и десятки тысяч курганов, содержали подкурганные грунтовые погребения четырёх типов и три типа кирпичных погребальных сооружений. Изучение тысячи погребений позволило прий- ти к выводу о необычайной устойчивости как самих погребальных сооружений, так и единого для всех их типов погребального обряда, бытующего на данной территории без каких-либо изменений на протяжении всего существования культуры. В значительной степени то же можно сказать и о самих погребальных сооружениях. Так, склепы функционировали по крайней мере с VI-V вв.до н.э., и лишь в IV-V вв. н.э. меняется их планировка, типы перекрытия, интерьер, но сами склепы продолжали бытовать. Не менее тысячи лет полностью господствует один из четырёх типов подкурганных грунтовых захоронений, лишь в конце IV-V в. вытесняется другим типом, но при том же погребальном обряде. Другие типы грунтовых погребений могли использоваться или в качестве вторичных.
Весьма устойчивой была и экономика. Хозяйство обитателей жетыасарских городищ носило комплексный характер, при котором занятие скотоводством и земледелием сопровождалось рыболовством и охотой. Жетыасарцы пытались максимально использовать природные ресурсы: паводковые речные разливы — для орошения полей, камышовые заросли — в качестве корма для скота, окружавшие оазис пески — для выпаса овец и верблюдов, многочисленные озёра и речные заводи — для ловли рыбы. Скотоводство, игравшее преимущественную роль в хозяйстве жетыасарского населения, характеризовалось сочетанием разных видов скота в стаде при общем преобладании в нём крупного рогатого скота и особенно коней. В то же время, например, в одном жилом помещении можно было найти кости и верблюдов, и домашних свиней. Занятие земледелием, сначала примитивным, позднее и с применением искусственного орошения, также имело немалое значение. Обилие зернотёрок и многочисленные находки зёрен проса и ячменя подтверждают это занятие. Но земледелие жетыасарцев резко отличалось от такового же у носителей чирикрабатской культуры соседней Жанадарьи. Множество находок костей и чешуи рыб (сазана, судака, леща, жереха и др.), рыболовных крючков, даже плетёных сачков, а также обилие костей самых разнообразных диких животных (кабана, оленя, сайгака, волка, лисы, зайца, благородного оленя и многих других) в раскопанных помещениях свидетельствуют и о значительной доли рыболовства и охоты в комплексном натуральном хозяйстве жетыасарцев.
Огонь, безусловно, был почитаем в жетыасарском обществе. В раскопанных 102 подкурганных склепах огонь всегда разжигался на полу камеры: или в виде кострища, от которого оставались лишь прокалённые пятна обмазок и зола (первый и третий типы склепов), или в виде специально встроенных центральных напольных очагов, форма которых была уменьшенной копией центрального напольного очага основного помещения жилой секции (второй тип склепов). В этом же типе склепов нередко находили своеобразные «алтарики», помещённые перед очагом, напротив входа в камеру или вмазанные в переднюю часть очага. Возможно, что сами «алтарики» перед очагами в склепах с их парными пирамидками на концах символизируют нечто, подобное «священным воротам». С определёнными культами связаны не только зооморфные изображения, но и сами животные. В погребальном обряде «жетыасарцев» обязательно присутствие тазобедренной части барана. В тех редких случаях, когда в захоронении встречены другие части туши барана или же другие животные, в составе погребальных инвентарей присутствуют элементы, нехарактерные для Жетыасарской культуры. Любопытны случаи захоронения собак, зафиксированные в жетыасарских могильниках, например в склепе кургана № 20 Алтын-асар-4а, где скелет собаки лежал перед входом в камеру, или в кургане № 93, где в заполнении склепа после древнего ограбления отмечены кости двух собак. Особенны захоронения в одном из центральных курганов (№ 8) некрополя Кос-асар-3. Здесь в огромной центральной яме было захоронено около 20 собак (наряду с несколькими другими животными: кошками, лисой, возможно волками). В этой связи небезынтересно отметить особую роль собаки (в том числе и в связи с заупокойным культом) в жизни древних народов. В материалах соседней с жетыасарской вышеупомянутой чирикрабатской культуры отмечаем находку раскрашенного красными и чёрными пятнами черепа собаки в яме под крепостной стеной городища Бабиш-Мулла I, а также захоронение черепа и костяка собаки в центре квадратного культового сооружения Бабиш-Мулла 6.
Учитывая местоположение жетыасарских городищ на перекрёстке важных торговых дорог и исторических путей передвижения скотоводческих племён, можно полагать, что носители Жетыасарской культуры активно участвовали не только в системе обменных отношений того времени. Многие категории материальной культуры (как, например, украшения, ткани, предметы туалета и др.) свидетельствуют о стабильных и широчайших торговых связях жетыасарцев. Сохранившиеся во многих захоронениях обрывки богато украшенной одежды, сшитой из шерсти, хлопка, гладкого и полихромного шёлка, кожи, свидетельствуют о постоянных далёких связях их с Китаем и Сирией, Византией, Ираном, дорогие полихромные шелка которых широко представлены в материалах Жетыасарской культуры. То же можно сказать и о каменных бусах, фибулах, предметах туалета (зеркала). Изделия всех известных древних мастерских (в том числе и стекольных) от Египта до Китая, от Востока, Ирана и Индии до Центральной Европы и Прибалтики также найдены в жетыасарских курганах. Интерес представляют подлинные иранские резные камни-печати парфянского и сасанидского времени. При этом керамика, наиболее массовый и выразительный предмет материальной культуры, оставалась неизменной.
В ходе раскопок были обнаружены уникальные археологические и антропологические материалы. Они широко описаны в книге «Свод памятников истории и культуры РК. Кызылординская область». Стоит отметить, что для выпуска этого сборника в 2006-2007 годах в рамках программы «Культурное наследие» разведывательный отряд археологической экспедиции Института археологии имени А.Маргулана провел исследование памятников Жетыасарской культуры.
Археологические находки свидетельствуют о своеобразии материальной культуры древнего населения Жетыасарского урочища, что проявляется, прежде всего, в керамическом производстве. Кроме керамических сосудов в погребальном инвентаре многих курганов были деревянные и металлические котлы. Достаточно разно-образно оружие: кинжалы, мечи, луки, стрелы, копья. Найдены бронзовые, костяные, железные наконечники стрел и костяные накладки сложного лука. Оружие было обязательным атрибутом всех мужских и многих женских погребений. Интересно, что кинжалы и стрелы присутствовали и в захоронениях, где вместе с матерью погребен и ребенок.
По мнению Л.М.Левиной, исследования разных аспектов материальной культуры различных регионов Средней Азии и Казахстана привели к убеждению, что именно бытовая керамика была основным индикатором не только культуры, времени, но и показателем этнической принадлежности. Бытовая (но никогда не парадная) посуда, чаще всего изготовленная ручной лепкой, никогда не становилась объектом импорта или экспорта, и в первую очередь это относится к культурам с натуральным типом хозяйства и часто со скотоводческо-земледельческим уклоном, что характерно для евразийского степного пояса и соседних лесостепных и полустепных районов. Погребальные обряды и типы погребальных сооружений, как отражение определённых идеологических представлений, могут быть одним из значимых проявлений культуры на определенных этапах, но не этнической характеристикой. Поэтому появление на жетыасарской территории иной керамики (часто значительного количества сосудов и числа форм их), как правило, вместе с фиксируемыми отличными от жетыасарских деталями погребальных сооружений и инвентарём, позволяет говорить о притоке иноэтничного, инокультурного населения и прослеживать связи каждой новой «волны». Среди 29 изученных некрополей, в двух — основное число курганов (могильники Алтын-асар 4м, Кос-асар 2), в трёх — отдельные курганы и группы их (могильники Алтынасар 4в, 4к, 4т) содержали погребения и элементы материальной культуры, резко отличные от типичных жетыасарских. Анализ материалов таких погребений показал, что на территорию размещения жетыасарских памятников носители иных культур и этносов попадали неоднократно.
В жетыасарских могильниках было найдено немало фрагментов одежды: верхней, головных уборов, обуви. Коллекция тканей свидетельствует о наличии местного текстильного производства и о торговых связях этого региона. Ученым удалось установить, что верхняя одежда женщин представляла собой длинные платья и относительно короткие кафтаны, надеваемые поверх. Платья часто были с длинным рукавом. Ворот их застегивался янтарными, халцедоновыми, сердоликовыми, стеклянными пуговицами. Ткани из хлопка, шелка и шерсти розового, красного, изредка карминного цвета. Кафтаны, как правило, из шерсти, хлопка, шелка, иногда и из тонкой кожи. Ворот и полы обшивались рядами серебряных и бронзовых полых бляшек. Среди орнаментальных приемов на одежде – тканый узор, вышивка, аппликация. В одном из склепов сохранились фрагменты головного убора из темно-красной ткани с обшивкой из серебряных и бронзовых бляшек и, возможно, кожаной аппликацией по нижнему краю. Остатки кожаных поясов и сапог (в одном случае с разноцветной аппликацией), бронзовых сапожных пряжек и бляшек-заклепок свидетельствуют об обычае «жетыасарцев» носить высокие кожаные сапоги.
Раскопки жетыасарских памятников сохранили более шестисот бронзовых, серебряных, железных, изредка позолоченных наременных пряжек и бляшек. Найдено несколько десятков металлических – бронзовых, серебряных, иногда обтянутых золотой фольгой и украшенных вставками из стекла и полудрагоценных камней – фибул-змеек. Уникальна коллекция жетыасарских бус самого разного происхождения: балтийский янтарь и индийские камни, средиземноморские кораллы и кавказский гагат. Стеклянные бусы происходят из мастерских всех известных в то время школ стеклоделия. Находки перстней (бронзовых и каменных, в том числе сердоликовых) на жетыасарских памятниках единичны. Бронзовые, каменные и хорошо отполированные костяные кольца встречаются гораздо чаще.
Жетыасарская культура до сих пор будоражит умы ученых. Широкомасштабные археологические исследования в восточной части Средней Азии и присырдарьинских районах позволяют предположить, что носители этой культуры занимали особо важное место в этнически сложном объединении Кангюй. Учитывая данные китайских летописей, уже во второй половине I тысячелетия до н.э. Кангюй имел мощные укреплённые поселения, однако нигде, ни на территории присырдарьинских районов Южного Казахстана (отрарско-каратауская культура), ни в Ташкентском оазисе (каунчинская культура), не известно ни одного поселения подобного типа, датируемого ранее первых веков н.э.. В то же время, по мнению Л.М.Левиной, сейчас уже не вызывает сомнения существование целого ряда жетыасарских крепостей по крайней мере с середины I тысячелетия до н.э. Вероятно, именно на территории, занимаемой жетыасарской культурой, гунны могли длительное время тесно контактировать и с иранцами, и с сравнительно незадолго до них появившимися здесь юэчжами и уграми. Уже в I тысячелетии н.э. в этих же районах хорошо прослеживаются новые волны иноэтничного, инокультурного населения, в том числе и тюркоязычного. Нельзя не упомянуть другие проблемы, в частности, формирования печенежского, огузского объединений, в которых жетыасарцы бесспорно играли весьма важную роль. Все это говорит об особой значимости жетыасарских племён в этнокультурной истории евразийских народов.
 Подготовила Ботагоз АЖАРБАЕВА
Кызылординские вести / Третья полоса 28 сентябрь 2019 г. 231 0