У истоков казахского театра — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

У истоков казахского театра

15.10.2020

384 0

Истоки национального театрального искусства берут начало с Кызылорды, которая на тот момент была столицей КазССР. В Ак-Мечети в апреле 1925 года состоялся исторический V съезд Советов Казахской АССР, на котором народу было возвращено его историческое название «казахи». На том же съезде был утвержден план перспективного развития экономики и культуры республики. В пункте 25-м этого плана говорилось о необходимости в ближайшее время открыть в новой столице профессиональный национальный театр.

Официальное открытие театра состоялось 13 января 1926 года большим концертом и постановкой третьего акта спектакля «Еңлік-Кебек». Спектакль был поставлен по одному из ранних произведений классика казахской литературы Мухтара Ауэзова, созданном на основе бытующей в народе легенды о трагической судьбе двух влюбленных. Выбор постановки не был случайным. Это был первый спектакль на казахском языке. Впервые он был поставлен в 1917 году в родном ауле Абая Кунанбаева по случаю свадебных проводов внучки Абая Акыш, его режиссером выступил сам М.Ауэзов. Роли в нем исполнили внуки Абая и близкие родственники автора пьесы, причем женские роли исполняли аульные джигиты. Написанная более ста лет назад пьеса и сегодня не сходит со сцены и входит в репертуар многих известных театральных коллективов.

Первый профессиональный театр, открывшийся в Кзыл-Орде, расположился в Доме кино на пересечении бывших улиц Ленина и Малькова. Его зрительный зал был рассчитан на 320 мест.

Каким должен быть казахский театр? Какой концепции должна быть подчинена его репертуарная политика? По этим вопросам высказывали свои мнения общественные деятели того времени. В октябре 1925 года была напечатана книга С.Садуакасова «Ұлт театры» («Национальный театр»), в которой были определены пути развития театрального искусства в республике, место и роль театра в жизни общества. Как писал автор, чтобы читать книги, надо владеть грамотой. Искусство театра доступно каждому, кто может видеть и слышать. Театр – это живое искусство, которое обладает широкими возможностями.

В следующем году в газете «Еңбекші қазақ» вышла статья Мухтара Ауэзова «Жалпы театр өнері» («Общее искусство театра»), в которой автор отметил два пути, по которым должно развиваться искусство театра. Первый путь – это передвижные театры, ориентированные на жителей сельских местностей и опирающиеся на национальные традиции. В их репертуаре должны преобладать национальные игры, произведения народного творчества, такие как айтыс, произведения сатирического жанра, понятные и близкие неискушенной сельской публике. По второму пути должны развиваться городские театры, отражающие жизнь казахского общества.

Первопроходцы театрального искусства Казахстана

Творческий путь и становление национального театра связаны с именем Жумата Шанина. Талантливый режиссер и драматург, театральному искусству он учился у выдающихся режиссеров, создателей Московского художественного театра и МХАТа Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко. Он создал любительский, а затем и профессиональный театр, положив в основу драматических произведений народные песни, кюи, обычаи и традиции. Общаясь с талантливыми людьми из народной среды, он по крохам собирал народное достояние.

Как свидетельствуют архивные документы, в театре не было соответствующей материально-технической базы. Не хватало сценических костюмов, один и тот же костюм одевали поочередно несколько актеров, предметы быта, необходимые для постановок, брали на время у местных жителей, не было пошивочных и бутафорных цехов, специалистов для изготовления декораций и реквизитов. Все работы на сцене во время постановок выполняли сами актеры. Тем не менее за три года деятельности в Кызылорде театр поставил более полусотни спектаклей.

Жумат Шанин родился в 1892 году в Баянаульском районе Павлодарской области в семье бедняка. В нем рано проявилась любовь к искусству. Бывая на знаменитой Кояндинской ярмарке, он с интересом смотрел выступления любительских передвижных театров. Первое знакомство с неведомым и диковинным для казахов профессиональным театром состоялось в 1915-1916 годах в Омске, где он учился на бухгалтерских курсах, после их окончания работал на заводе помощником бухгалтера. Его путь в профессиональное искусство определило знакомство с Сакеном Сейфуллиным, Ныгметом Нурмаковым, Бекмухамедом Серкебаевым. Свой первый спектакль под названием «Арқалық батыр» поставил на основе произведений казахского фольклора, далее – по произведению С.Сейфуллина поставил драму «Красные соколы». В своих первых постановках он выступал еще и в качестве актера.

Как пишет в своей книге воспоминаний «Театр – моя судьба» народный артист КазССР Капан Бадыров, Жумат Шанин стал известен в казахских степях в самом начале века, когда он организовывал в аулах кружки художественной самодеятельности. Где бы он ни находился, вокруг него всегда кипела и бурлила жизнь. Он устраи-
вал молодежные вечера, на которых юноши и девушки состязались в умении петь, играть на домбре. Трагически закончилась судьба этого талантливого человека. В 1938 году, как и тысячи выдающихся представителей творческой интеллигенции того времени, он был осужден и приговорен к расстрелу. «Вас никогда не забудут, вы – пионер великого искусства для целого народа», сказал о Ж.Шанине К.Станиславский.

Вклад Жумата Шанина в развитие театра невозможно переоценить. Возглавив созданный в Кзыл-Орде профессиональный театр, он как всегда принялся за дело с присущим ему рвением. Человек творчески одаренный, он умел распознавать в людях таланты, сам подбирал актеров, учил их играть, прививая любовь к сцене, воспитывал зрителя.

По сложившейся в те годы традиции театральные постановки состояли тогда из двух отделений. В первом отделении шел спектакль, во втором – концертная программа. Концерты, организованные Ж.Шаниным, всегда отличались интересными, со вкусом подобранными музыкальными номерами. В них присутствовали соло и дуэты певцов, играли домбристы, баянисты, мастера традиционного музыкально-поэтического творчества, много места уделялось выступлениям чтецов, юмористов, мастеров оригинального жанра. Человека широкого и разностороннего таланта, Ж.Шанина увлекали самые разные жанры искусства. Надо отметить, что диапазон творческих возможностей первых актеров был широким. Они одновременно были актерами, прекрасными музыкантами, выступали в оригинальных жанрах, пели, танцевали, играли на инструментах. Многие актеры совмещали игру на сцене с основной работой – на начальном этапе открытия театра актерам не платили зарплату.   

В репертуаре преобладали спектакли, посвященные таким темам, как становление Советской власти, быт и обычаи старого аула, дореволюционная жизнь казахского народа. Это «Красные соколы» Сейфуллина, «Зарлық» Оспанова и Утеулина, «Қаракөз», «Бәйбіше-тоқал» Ауэзова, «Бракосочетание», «Хитрый мулла» Майлина, «Малқамбай» Ерданаева, «Торсықбай», «Айдарбек», «Арқалық батыр» Шанина. Успехом у зрителей пользовались «Еңлік-Кебек, «Қаракөз» по пьесам М.Ауэзова, «Қызыл сұңқарлары» С.Сейфуллина, «Малдыбай» И.Мендиханова.

Трагедия «Қаракөз» была написана М.Ауэзовым в 1925 году. Впервые зритель познакомился с ней в Кзыл-Орде в постановке Курманбека Жандарбекова. Пронзительную историю о любви и разлуке, борьбе между чувством и долгом, личным и общественным представили на сцене Зура Атабаева (Каракоз), Курманбек Жандарбеков (Сырым), Иса Байзаков (Нарша), Серке Кожамкулов (Жабай).

В состав труппы первого профессионального театра вошли около трех десятков актеров, с именами которых связаны история и становление казахского кино и театрального искусства: актеры Елубай Омирзаков, Капан Бадыров, Серке Кожамкулов, Курманбек Жандарбеков, Амре Кашаубаев, Калибек Куанышбаев, Иса Байзаков, Абылка Абдуллин, певицы Шамсия Алибекова и Далила Онгарсынова, палуан и силач Кажымукан Мунайтпасов, Жанбике Шанина. Первые большие гастроли Кзыл-Ординского театра начались в мае 1926 года. Начавшись в Шымкенте и Туркестане, они завершились на Каркаралинской ярмарке. Регулярно выступала труппа и перед жителями аулов. Соединив несколько повозок, при свете керосиновой лампы, соорудив декорации на приспособленных шестах, актеры играли спектакли под открытым небом.

Калибек Куанышбаев – народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР. Некоторые люди рождаются одаренными и талантливыми и своими исключительными способностями дарят другим радость и добро, таким был К.Куанышбаев, выдающийся представитель казахского сценического искусства. Первые его выступления относятся к началу 1920-х годов. В составе передвижной труппы, в которую вошли певцы, борцы, жонглёры, танцоры, он участвовал в качестве юмориста и комика-острослова в представлениях на Кояндинской ярмарке недалеко от Семипалатинска. В 1925 году приехал в Кзыл-Орду и стал одним из первых членов профессионального казахского театра.

Корифей сценического искусства, народный артист СССР Курманбек Жандарбеков в своей статье «Гордость сцены» писал: «По сравнению со всеми нами Калибек пришел в театр с особыми способностями. Первый казахский театр представлял собой синтез разных видов искусств. Мы и пьесы ставили, и концерты давали, и даже показывали цирковые номера. Калибек участвовал везде, зрители обращали на него особое внимание. Он восхищал зрителей своими сатирическими рассказами вроде «Қыз ұзату» («Проводы замуж»), «Қой күзету» («Сторожить баранов»). Артист умело использовал приятный тембр своего бархатного голоса для передачи характеров исполняемых персонажей. Превосходный мастер имитации, в сценической зарисовке «Қыз ұзату» он сам, один, мог передать все интонации: и сварливой старухи, и болтуна старика, и плач девушки во время ее проводов замуж, и блеяние теленка, и лай собаки, и вой волка».

Артист писал шаржи, короткие сатирические стишки, которые сам же мастерски исполнял. Он хорошо знал устное творчество народа, знал наизусть много стихотворений Абая, Ыбырая, Султанмахмута и других. В искусстве и технике языка не было актера, превосходившего Калибека. Он стал примером для молодых актеров. Хорошо знавший историю своего народа, его обычаи и традиции, Калибек консультировал многих режиссеров, помогая найти удачное сценическое решение и выход из положения в пьесах на эпическую и историческую тему.

Школой жизни, большой сценой для него стала Кояндинская ярмарка, где он сотрудничал с Майрой Уаликызы, Кажымуканом Мунайтбасовым, Исой Байзаковым, вырабатывая свой стиль. Его прозвали «перi Қалыбек» за то, что один мог представить целый театр. А со временем еще называли «сахна перici» (мастер сцены). Шакен Айманов считал его своим наставником. Не имея специального образования, Калибек стал «целым явлением в отечественном театральном искусстве, пробившимся из народа благодаря степной эрудиции, таланту, впитанному с молоком матери», отзывался о К.Куанышбаеве известный казахстанский актер и режиссер Асанали Ашимов.

«Путь Калибека в искусстве – пример для любого из нас. Группа соратников-любителей искусства, вышедших из аула, основала казахский национальный театр. Похоже, что с этим мы справились неплохо», – писал К.Жандарбеков.

К.Куанышбаева называли казахским Щепкиным. Он имел свой неповторимый стиль, не похожий ни на кого и мастерски воплотил на сцене Кунанбая, Абая, героев пьес Шекспира. Создавая очередной образ, он обращался к Абаю и находил у него ответ. Актер внутренне советовался с таким гигантом мысли, как Абай, а на его письменном столе всегда лежали книги великого поэта.

Способность перевоплощаться, особый талант актера проявился в образе Мылқау (Немой) в спектакле «Ақан сері-Ақтоқты» по пьесе Габита Мусрепова. Актер нашел приемы, чтобы показать все беды этого несчастного. «Даже нам, стоящим рядом, было тяжело смотреть, как актер мычал от горя, кусая большой палец. Когда он с большим пальцем во рту несколько минут молча стоял на сцене, не было человека, который бы не прослезился, сочувствуя горемыке», писали о нем театральные критики.

Бывало и так, что режиссеры чувствовали свою слабость перед его талантом. Иногда, воплощая тот или иной образ, он отходил от сценария, но режиссеры не решались давать ему советы, так как чувствовали, что актер опирается не столько на сценарий, сколько на жизненные реалии, на национальные особенности характера героев.

За сорок лет сценической жизни К.Куанышбаев сыграл более 150 ролей, каждая из которых отличалась своей характерной особенностью, необычным решением. Он внес вклад и в развитие молодого казахского кино. Фильмы «Амангельды» и «Абай», в которых снялся актер, получили высокую оценку театральных критиков и по достоинству оценены зрителем. Ныне его имя носит Государственый академический казахский музыкально-драматический театр Нур-Султана, ведущий центр театрального искусства Казахстана.

Серке (Сералы) Кожамкулов родился в Комсомольском районе Костанайской области. В 1913-1916 годы учился в школе «Уазифа» в Троицке, в 1920-1922 годах – в татарском институте просвещения в Оренбурге. В 1919 году воевал в партизанском отряде Алиби Жангельдина, позже работал следователем в судебных органах.

Он впервые обратил на себя внимание, активно участвуя в работе труппы «Қызыл керуен» в 1920-х годах. Позже, в годы учебы в Оренбурге, он тесно сотрудничал с видными представителями казахской литературы Сакеном Сейфуллиным, Сабитом Мукановым, Габитом Мусреповым и мастером сцены Капаном Бадыровым.

В 1925 году Серке Кожамкулова пригласили во вновь организованный первый профессиональный казахский театр в Кзыл-Орде. В первые годы существования Кзыл-Ординского театра режиссёры выдвигались из актерской среды. Первым спектаклем, поставленным в Кзыл-Орде, стал «Еңлік-Кебек» по пьесе М.Ауэзова. На торжественной церемонии открытия театра труппа представила на суд зрителя лишь третий акт драмы. Позже зрители смогли посмотреть все четыре акта. С большой теплотой была воспринята талантливая игра актеров Шамсии Алибековой (Енлик), Рахыма Иманбаева (Кебек), Хусаина Онгарбаева (Есен), Амре Кашаубаева (Жапал), Сейфоллы Байкожина (Кобей), роль Еспенбета сыграл сам Серке Кожамкулов. Благодаря усилиям С.Кожамкулова, на сцене этого театра были поставлены пьесы «Бәйбiше-тоқал» М.Ауэзова, «Халық мектебi», «Қалпе» Б.Майлина, «Зарлық» У.Оспанова, «Женитьба» Н.Гоголя.

Амре Кашаубаев – знаменитый казахский певец, актер, музыкант, выходец из Восточно-Казахстанской области. В 12-летнем возрасте его отец переехал в Семипалатинск. С ранних лет Амре работал у бая по имени Исабек, который брал молодого поэта с собой на разные свадьбы и праздники, где мальчик пел, восхищая слушателей своим редким голосом и певческим даром. Вскоре слава о нем разнеслась по всем окрестностям Семипалатинска. На знаменитой Кояндинской ярмарке он познакомился с Сатмагамбетом и Газизом Айтбаевыми из Караоткеля, с Жаяу Мусой и Кали Байжановым из Баянаула, с Майрой Уаликызы из Кереку, с Мади Бапиулы из Каркаралы.

В 1925 году был делегатом V съезда Советов Казахстана в Кзыл-Орде и IV съезда Советов в Москве, принимал участие в концертах, организованных для участников съездов. 26 июня 1925 года в газете «Правда» появилась статья об этом концерте: «Прекрасный концерт. Такие исполнители, как казахский певец Амре Кашаубаев, узбекская певица и танцовщица Тамара ханум являются настоящими народными артистами».

В 1926 году А.Кашаубаев был принят в труппу вновь открытого Кзыл-Ординского театра, где сыграл роль Жапала в трагедии М.Ауэзова «Еңлік-Кебек». Позже им были созданы образы Коскелды, Койшы, Жараса, Акына в спектаклях по пьесам М.Ауэзова «Қаракөз», «Бәйбіше- тоқал», «Айман-Шолпан».

Потрясенный уникальным голосом Амре, А.Затаевич записал в его исполнении народные песни «Балқадиша», «Дударай», «Бес қарагер», «Көк көбелек» и другие. Его исполнительское мастерство высоко оценили такие знатоки искусства как А.Луначарский, Г.Любимов, а также видные представители казахской литературы и искусства М.Ауэзов, С.Сейфуллин, И.Байзаков, А.Маргулан, Ж.Елебеков, А.Жубанов, К.Жандарбеков.

Амре Кашаубаев был первым певцом, представившим Казахстан за границей. В 1925 году участвовал в этнографическом концерте в Париже. Об уникальном таланте казахского певца писала французская периодика, его голос сравнивали с голосом Энрико Карузо и Марио Ланца, а профессор Сорбонны месьё Перно записал несколько песен в исполнении Амре на фонограф. Записи были найдены в 1974 году музыковедом Жаркыном Шакаримовым в архивах Москвы.

Поездка в Париж круто изменила жизнь Амре. Он получил всенародное признание и славу, но было нечто, что сломило некогда жизнерадостного человека. По рассказам близкого друга певца Серке Кожамкулова, на парижский концерт пришел казахский диссидент Мустафа Шокай. После выступления он пригласил казахстанскую делегацию на ужин, но все, ссылаясь на разные причины, отказались. Амре принял приглашение и отужинал с Роменом Ролланом и Мустафой Шокаем. Втроем они поднимались в тот вечер на Эйфелеву башню. Дорого заплатил Амре за ту памятную встречу с опальным земляком. По возвращении на родину Амре стали вызывать на допросы в НКВД. Он никому об этом не рассказывал, посвятив в это только своего друга Серке Кожамкулова. О встречах с чекистами свидетельствуют протоколы допросов. Амре подозревали в том, что он привез в Казахстан письмо от Шокая, адресованное алашординцам Ахмету Байтурсынову и Мыржакыпу Дулатову. Письма, конечно, не нашли, но 6 декабря 1934 года Амре был найден мертвым на одной из улиц Алматы.

На первой афише Кзыл-Ординского театра среди звездных имен Амре Кашаубаева, Серке Кожамкулова, Исы Байзакова, Калибека Куанышбаева, Кажымукана Мунайтпасова значился и Курманбек Жандарбеков.

Он родился в 1905 году в Чимкентском уезде Сырдарьинской области. С детства отличался удивительно красивым, чистым голосом и музыкальной памятью. Когда Курманбеку было 10 лет, он поступил в туземное училище в Чимкенте, в 13 впервые выступил в Ташкенте и Туркестане. В 15 лет он приехал в Ташкент и провалил вступительные экзамены в Казахско-киргизский институт народного просвещения. Черноглазого мальчишку, устроившего во дворе училища театральное представление одного актера, увидел Гани Муратбаев и был поражен красотой его голоса и незаурядными актерскими способностями. Разглядев незаурядный талант подростка, Г.Муратбаев уговорил директора института Ису Токтыбаева принять Курманбека на учебу под его личную ответственность.

В 1921 году на Олимпиаде искусств Востока шестнадцатилетнему Курманбеку была присуждена первая премия. На конкурсе присутствовала возвращающаяся из Москвы делегация дружественного Афганистана. Голос необыкновенной чистоты настолько поразил главу делегации, что он тут же вручил юному Курманбеку Золотой знак Афганистана и, сняв со своего мизинца драгоценный перстень, надел его на палец певца.

На этом конкурсе Курманбек впервые в жизни услышал симфонический оркестр и был ошеломлен увиденным и услышанным. Испытывая огромную жажду к музыкальным знаниям, он изучает нотную грамоту. Тогда же профессор В.А. Успенский записал в исполнении Курманбека 13 казахских народных песен.

В июне 1928 года состоялись последние большие гастроли театра, после которых труппа не вернулась в Кзыл-Орду. Завершив гастроли в Алма-Ате, свой следующий театральный сезон артисты начали уже в новой столице. Ныне это Казахский академический театр имени Мухтара Ауэзова.

Во все времена театру принадлежала исключительно важная роль в формировании нравственной и духовной культуры общества. Как писал испанский поэт Гарсиа Лорка, театр – это «школа слез и смеха, свободная трибуна, с которой люди могут обличать устаревшую или ложную мораль и объяснять на живых примерах вечные законы человеческого сердца и человеческого чувства». 

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: