Предания о Толе би — «Кызылординские Вести»

Предания о Толе би

04.09.2021

1504 0

(Продолжение, начало в №№129-133)

Второй период развития казахского ораторского искусства связан с именами би-ораторов Толе, Казбека, Айтеке, а также батыров-ораторов Жанибека, Сырыма, живших в XVII—XVIII веках. Это было время, когда полностью сформировалось и укрепилось Казахское ханство, однако его отношения с соседними джунгаро-калмыцкими ханствами были сложными, велись беспрерывные войны.

Бии-ораторы прославились участием в государственных делах и успехами в ораторском искусстве. Рожденные в смутные времена, они выполняли обязанности посланников в соседние государства и во взаимоотношениях народа с ханской верхушкой, выражали волю народа, в эпоху бесконечных сражений объединяли и поднимали его на освободительную войну.

Известный оратор и государственный деятель Толе Алибекулы был выходцем из Старшего жуза. Во времена джунгарского нашествия, прозванного «Годиной великих бедствий», когда над казахским народом нависла смертельная опасность, он стал организатором борьбы с джунгарами, сплотившим не только старший, но и все три жуза.

Согласно традициям древних оседлых народов, к именам исторических личностей прибавляли название родного края (города), у кочевых же народов — название того рода, к которому принадлежал человек. Казахи прозвали Толе Уйсун Толе би, а уйсуны (собирательное название родов Старшего жуза) называли его Жаныс Толе би.

У Толе было семь сыновей: Суюндук, Жиенкул, Кожабек, Жолан, Ниязбек, Кожамжар, Узбек. Каждый из них считается прародителем отдельного рода. Потомки Толе живут на землях своих отцов у подножья горы Донызтау, на берегу рек Бадам, Сайрамсу, Шошкабулак, Коздиата, на землях бывшего Ленгерского района (ныне имени Толе) современной Туркестанской области. Потомками Толе считаются также многие жители Туркестанской, Жамбылской, Алматинской областей.

Род толежаныс из племени дулат Старшего жуза. Родословную его обычно представляют в таком виде: Жанту — Жайылмыс — Кожамберды — Кудайберды — Алибек — Толе. Алибек был одним из девяти сыновей простого кочевника Кудайберды. Поэтому среду, из которой вышел Толе, народ прозвал толпой простолюдинов.

В 1663 году на берегу реки Чу родился Толе — младший сын Алибека от второй жены. Толе рос среди многочисленной аульной детворы, учился у муллы Абушакира, довольно образованного мусульманина из Бухары. В детстве Толе был любознательным, понятливым мальчиком, внимательно слушал наставления опытных ораторов. Источником его образования был фольклор. Рано возмужав, стал участвовать в делах сородичей, давать советы и выносить решения. Старые, опытные бии не сразу уступили ему дорогу, но вскоре его имя стало популярным. Кроме людей из рода жаныс к нему стали обращаться с жалобами казахи из племен дулат, ботбай, шымыр, сикым. К двадцати годам он уже стал известен всему роду дулат.

Один из потомков Елибая Казангап Байболов вспоминает. «Галдан-Церен после захвата территории Старшего жуза заявил: «Вы не смогли жить в повиновении и в мире, нет доверия к вам, кочующим с места на место. В подтверждение того, что будете жить спокойно, отдайте в залог одного из своих батыров».

Толе отдал в заложники своего сына Жоламана, который прожил в плену семь лет. Столь справедлив был Толе.

Толе защищал интересы бедных и голодных. Когда казахи, спасаясь от врагов, покинули родные края и перекочевали за Сырдарью, он раздал им байский скот. Он всегда выносил справедливые приговоры и не позволял грабить бедных, приучал казахов к оседлому образу жизни. Летом вместе с жителями аулов Толе выезжал на жайляу, а в остальное время года перебирался на городские окраины Ташкента Каракамыс и Акбурхан.

Много рассказывается также о мужестве Толе. Собиратель устного народного творчества К. Дилебаев приводит интересные сведения. После смерти хана Жангира в 1680 году ханом был избран Тауке. В это время усилились набеги джунгарских ойратов. Оказать сопротивление было нелегко. На помощь вновь избранному хану Тауке пришел Толе. Под его командованием были отражены нашествия джунгар, наладились отношения с другими соседями. Благодаря успехам в сражениях, авторитет Толе вырос. Тауке назначил его великим бием Старшего жуза.

Затем хан Тауке приступил к налаживанию внутренних дел в стране. Толе би стал одним из семи главных би-советников. При хане Тауке Казахское ханство было централизованным, и международное положение государства существенно укрепилось.

Для укрепления Казахского ханства аз Тауке первым долгом сгруппировал мелкие роды — племена в три жуза и во главе их поставил трех биев — выходцев из простого народа. При нем были семь главных советников — биев (жеты жаргы), представлявших вместе «кеңес» — государственный совет, на котором решались все важные вопросы. Был принят новый кодекс законов «Жеты жаргы», обеспечивающий единство и нерушимость феодального государства.

Толе би был сторонником политики Тауке хана, нaправленной на укрепление единства Старшего жуза. Человеку, укравшему треножник (путы для коня), Толе би велел прикрепить петли треножника к ногам трех лошадей и погнать их в разные стороны. «Если треножник порвется, то не следует налагать никакого аипа (штрафа)», — сказал он. Лошади не смогли порвать треножник, сплетенный из крепкой сыромяти. Приговор Толе би был мудрым решением, таким образом, каралось воровство. Но это было не самое главное. Сила Казахского ханства была в единстве трех жузов, в соблюдении строгого и справедливого закона, обеспечивающего это единство. И мудрость данного приговора в его иносказании, в подтексте.

При Тауке к Казахскому ханству присоединились братские страны Каракалпакия и Киргизия, установились мирные отношения с соседними государствами — Жунгарским, Бухарским, Российским.

По преданию, Толе был непримирим к родовым распрям, ссорам, двуличию. Так, например, при обсуждении вопроса об освобождении Ташкента от джунгарского нашествия некий Карабек выступил против войны с джунгарами. Он предложил «покориться джунгарам и жить себе спокойно». И тогда Толе сказал:

Благо, когда родится сын у отца,

Благо, когда сын пойдет по стопам отца.

Благо, если он сам смоет Позор с лица своего.

А если сам не знает ничего

И не слушает знающих

Благом будет — прогнать такого…

И он прогнал изменника из страны. Би строго наказывал за воровство и за оскорбление личности. За кражу тесемки от торока налагался штраф в виде коня и шапана. Он объяснял это так: «Торока оберегает шубу, шуба сберегает жизнь». На того, кто украл путы, Толе налагал штраф в размере «средней девятки» (орта тогыз), смысл приговора он объяснял так: «Путы оберегают коня, конь оберегает храбреца».

Рассматривая дело об украденном подхвостнике, он сказал:

Разве без подхвостника не споткнется конь,

Разве не упадет седок?

Если не суждено умереть, он останется жив,

Иначе разве не сломает он себе шею? —

и назначил штраф в размере «большой девятки».

Он ненавидел лжецов и клеветников, жестоко наказывал их. С тех пор и пошла пословица «Упаси бог от Толе, когда он выступает, задыхаясь от гнева, и от его недоброго взгляда».

После смерти хана Тауке (1718 г.) в Казахском ханстве произошли крупные изменения. Борьба наследников за трон великого хана нарушила единство жузов. Султаны, претендовавшие на трон, выступили против централизованного управления страной и потребовали создания трех самостоятельных ханств в трех жузах. Только Толе би, Каздаусты Казыбек и некоторые батыры выступили за сохранение единого государства. После долгих споров пришли к половинчатому решению: из своей среды они избрали великим ханом сына Тауке Болата. Но это было просто соблюдением формальности, на самом же деле ханом Старшего жуза стал Каюп, Среднего — Самеке, Младшего — Абулхаир. Таким образом, Казахстан был разделен на три ханства.

Воспользовавшись раздробленностью страны, джунгары вновь напали на нее. Первые удары были нанесены Среднему и Старшему жузам. Великий хан Болат не сумел сплотить силы трех раздробленных жузов и дать достойный отпор врагам. Во главе дружин Старшего жуза встал Толе, он не только оборонялся, но и неоднократно переходил в контрнаступление. Как известно, кровавый поход Галдан-Церена начался весной 1723 года. Джунгары в битвах уже применяли пушки, а у казахов в то время такого оружия еще не было. Находившиеся близко к границе казахские роды, в том числе найманы, оказали сильное сопротивление врагу, но, понеся большие потери, были вынуждены отступить на запад.

Вскоре объединенное казахское войско снова выступило против джунгар. Под руководством батыров Толе, Кабанбая, Богенбая казахи нанесли ряд сокрушительных ударов по врагу, но не добились решающей победы. Враги захватили Чимкент и Туркестан, а затем и Ташкент.

Толе послал своих батыров за подкреплением к родам, бежавшим в Сары-Арку. А сам добился передачи ханского престола в Старшем жузе Жолбарс батыру и попытался сплотить вокруг него народ. Под руководством Жолбарс хана, Толе би и других военачальников казахское войско начало развернутое контрнаступление по всему фронту против ойратских завоевателей. В 1726 — 1727 годах удалось освободить большую территорию, захваченную врагом, и вернуть Ташкент.

В 1729 году Толе би собрал руководителей всех трех жузов и обсудил с ними вопрос об освобождении казахских земель от джунгарских захватчиков. Были сформированы народные ополчения во главе с батырами Канжыгалы Богенбаем, Каракереем Кабанбаем, Шакшакулы Жанибеком, Алимом Жалантосом, Оюком Кангельды и другими. В том же году у южного склона горы Кордай произошла последняя битва. В ней участвовали отряды батыров Жолбарса, Утегена, Толека, Койкельди. Казахские войска наголову разбили джунгар. Урочище, где были истреблены захватчики и где, по преданию, слышался их «душераздирающий вой», с тех пор называется Анракай, то есть «Воющее».

Толе би был человеком, который объединил руководителей и батыров трех жузов для борьбы с врагом. Он предпочитал жить в дружбе с соседними Бухарским, Кокандским, Жунгарским ханствами. Эти ханства поддержали идею сближения с Россией. Вслед за Абулхаиром, который во главе Младшего жуза в 1731 году принял русское подданство, он вместе с группой султанов и биев написал в 1733 году официальное послание к императрице Анне Иоановне с просьбой принять под защиту и Старший жуз. В письме говорилось: «От дальней стороны ближним сердцем киргис-кайсацкой Большой орды князья, беки Вам, великой государыне императрице и белой царице, в подданство пришли… Токмо просим: дабы указом Вашего и. в. повелено было купцам нашим в Ташкент, в Самаркант, в Бухару, в Туркестан и в протчия места ездить».

Из этого письма видно, что казахские жузы и среднеазиатские ханства нуждались не только в покровительстве России, но и в ее промышленных товарах, точнее говоря, в установлении экономических отношений с Россией.

Согласно грамоте Анны Иоановны от 10 июня 1734 года просьба султанов и биев была удовлетворена, и Старший жуз был официально принят в русское подданство. Правда, по разным причинам долгое время указанный акт имел лишь формальный характер. Поэтому Толе снова повторил свою просьбу в сентябре 1749 года. На этот раз письмо подписал только Толе би и поставил свою печать. Письмо было вручено Оренбургскому губернатору И.Неплюеву. К нему же для устных переговоров Толе послал своего сына Айтбая и Жолдас батыра.

Посетивший в те годы Ташкент толмач Матвей Арапов в своем дневнике написал об отношении би к России так: «Толе би оказывал себя к здешней стороне весьма склонным и желательным и говорил, что желает так, как Меньшой и Средний орд владельцы у Е. И. В. в подданстве быть».

Толе би был прозорливым дипломатом, способным оказывать большое влияние на ход событий, который помог сближению, а затем и присоединению Казахстана к России. Однако, нельзя забывать, что Толе би представлял интересы господствующего класса и верно служил ханско-феодальному строю. Целью созданного свода «Законов Тауке» («Жеты жаргы») была защита интересов казахской феодальной знати, обеспечение неприкосновенности ее собственности и политического господства.

В устном творчестве Толе известен своими мудрыми решениями спорных вопросов, и как непревзойденный оратор.

Кто в свое время мог сравниться с Толе,

Чей голос звучал, как трель соловья?!

Каждое его слово было назиданием.

Он был примером для всех…

Так воспевал Толе народный акын Тлемис Есболов в поэме «Утеген батыр».

По преданию, Толе был наставником многих известных батыров, биев и даже ханов. Знаменитый батыр и оратор Кошкарулы Жанибек, приехав к Толе би за советом, сказал: «Я собрал меткие ружья, быстрокрылых ловчих, хватких борзых, смелых жигитов, резвых скакунов. Стать ли мне воином и совершать подвиги или, поучившись у наставника, быть бием? Если есть старец в ауле, он — слова, записанные на бумаге, если на берегу твоего озера есть холм — он все равно, что оседланный конь, говорили в старину. Я пришел просить совета». Толе би ответил: «Не гони вола на гору — устанешь. Не обращай внимания на невежду — намаешься. Не ври другу — потеряешь к себе доверие, не говори тайну своему врагу — он погубит тебя. Не пускай кобыле жеребца простой породы, любуясь косматой его гривой: не родится конь, на котором ты смог бы пойти в поход. Не хватай за ворот хорошего человека из-за дурного, но близкого тебе, ибо сузится круг твоих друзей. Если нужно оружие — бери ружье, пойдешь пешком — посох, проголодаешься — пищу. Если будешь охотиться с собаками и ловчими, станешь крикуном. Если соберешься жениться — не зарься на красивую, зарься на умную. Соберешь вокруг себя хвастунов — опозорят. Строптивый конь летом свалит с кручи, зимой — в сугроб. Конец простуды — болезнь в легких, конец тумана — жут, только труд приведет к благоденствию. Народу принесет счастье не бай, а би. Если выпадет снег по пояс, трудно будет атану и нару (верблюду). Если враг нападет на страну, трудно будет батырам и биям. Чем сидеть зря, занимайся полезным трудом. Без дела нет пропитания…».

В этом завещании Толе в поэтической форме перечислены правила поведения и даны советы жигитам, а также определены нравственные принципы человека.

Когда Толе би тяжело заболел и приехавшая проведать больного и попрощаться с ним поэтесса Жаныл спросила: «Неужели и у вас есть неисполненная мечта?» Толе би ответил:

— О, дочка, у меня неисполненных мечтаний намного больше, чем у других. Потому что родился я, когда казахи и киргизы жили в мире и согласии, как родные братья, а теперь я ухожу, когда между ними возникла трещина, и они постепенно отходят друг от друга. Затем, тяжело вздохнув, он продолжал:

Еще раз привет знакомым в трех жузах,

Всем, кто спросит обо мне, кто читает по мне молитву.

Большой привет Аблаю, моему сыну, рожденному в одежде.

По возможности пусть воссоединит казахов…

Толе би заботился о судьбе всего народа, был наставником многих известных казахских государственных и общественных деятелей.

Некий Жадигер Кулназар из Среднего жуза был убит жигитами Старшего жуза. Последние не хотели платить за убитого кун (выкуп). По этому поводу из рода жадигер к Толе би приехали четыре человека, но тот не захотел вести с ними переговоры. Выслушав жалобу одного истца, он вытянул правую руку, послушав второго — вытянул левую руку.

 — О боже, неужели эти двое не сумели сказать как надо?— подумал третий и тоже стал говорить. Тогда Толе би оттопырил верхнюю губу. Когда говорил четвертый, он оттопырил нижнюю губу. Все четверо так и вернулись ни с чем, не получив надлежащего ответа от Толе би.

Когда они рассказали об этом, айдаболовец Едиге би сказал:

— Толе би своим поведением дал оценку всем четверым. Когда говорили первые двое, он вытянул обе руки, тем самым дав понять, что вы оба дубины и забияки. Он оттопырил губы, когда говорили последние, подчеркнув, что вы оба способны только распространять сплетни. Он не стал с вами беседовать, так как посчитал вас неспособными решать спорные вопросы.

Тогда жадигерцы послали к Толе самого Едиге. В сопровождении десяти человек он приехал в аул к Толе би. Тот вышел навстречу. Поздоровавшись, би сказал:

— Шея моя готова для твоего клинка, грудь моя готова для твоего объятия, — и, отвернувшись, стал удаляться.

— Би, не можешь ли ты подождать?— промолвил Едиге.

Но Толе проговорил:

— Ваш приказ и мои приготовления.

 — Если он действительно Толе би, то разговор исчерпан. Завтра он отдаст нам девушку с приданым, — сказал Едиге своим спутникам.

Так и вышло. Толе выплатил своим гостям кун «большой девяткой» (во главе с верблюдом) для аргынов из шести племен и «средней девятки» (во главе с конем) для тортулов из четырех племен, а также девушку с приданым и юртой.

В этих легендах прославляются честность и справедливость Толе, его ораторские способности. В преданиях подчеркиваются его наблюдательность и реалистичность взглядов на общественную жизнь. Ему принадлежат слова:

Нет дерева выше ели,

Но если бы не ветви, не лучше она, чем тальник.

Нет лошади выше, чем аргамак,

Но если бы не рост, он был бы крепче стригунка.

У человека, считающегося умным,

Слова не лучше, чем у другого (только он умеет выражать их лучше).

Толе считал, что общество не должно стоять на одном месте, а находиться в постоянном движении.

Толе би умер в 1756 году на 93 году жизни в своей осенней резиденции в урочище Акбуркан. Его останки были погребены в соответствии с завещанием в Ташкенте рядом с мавзолеем Шайхан Таура.

Ботагоз АЖАРБАЕВА

Подготовлено по материалам книги Б.Адамбаева «Казахское народное ораторское искусство» (Алматы, «Ана тілі», 1997 г.)(Продолжение в следующем номере)

Читайте также: