Право на память — «Кызылординские Вести»

Право на память

11.09.2021

1379 0

В семейном архиве 91-летней кызылординки Евдокии Лойзиди хранятся интересные фото из истории Кызылорды. На снимках запечатлены члены греческих бригад, которые принимали участие в строительстве плотины и Камышкомбината, который позже стал целлюлозно-картонным заводом (ЦКЗ).

Их имена до сих пор помнит Евдокия Лойзиди и называет, показывая фотографии. Это Иван Христосомиди, Савва Попандопуло, Федор Ламбрианиди, Георгий Телеориди, Дмитрий Арафаилиди, Давид Дзагания, Георгий Иван Таксиди, Анастас Апоназиди, Лоиз Лойзидии, Филипп Алхазов…

– Очень жаль, что нигде в местных архивах не указывается, что сотни депортированных греков строили многие объекты в Кызылорде и области, создали три греческие бригады, – рассказывает Евдокия Лойзиди. – Они принимали участие в строительстве плотины, Камышкомбината, лепрозория и машинно-испытательной станции (МИС). Мой отец и брат работали в одной из таких бригад под руководством Христофора Колпакиди.

Одного из греков, Аристида Мастопуло, за доблестный труд наградили поездкой в Москву на ВДНХ. И это в то время, когда к депортированным было особое отношение. К слову, Аристид действительно внес огромный вклад в строительство объектов – благодаря ему, электричество на строительных площадках было постоянным. Потомки тех греков и сейчас живут в нашей области, о них поведала в беседе бабушка Евдокия.

По словам Евдокии Анастасьевны, после того, как греков Причерноморья депортировали в Казахстан и бросили в кызылординских степях, многие обосновались в поселках Терень-Узяк, Джалагаш, были и те, кто попал в поселок Тасбугет, где строили плотину. Греки попали в эти места в марте 1949 года, и многих из них привлекли к работам на строительстве плотины. Работали и мужчины, и женщины. Их брали землекопами, плотниками, а позже и прорабами, шоферами. После того, как построили плотину, а это было в 1956 году, греческие бригады стали привлекать на стройку других объектов, в том числе на стройку ЦКЗ. Это была всесоюзная ударная комсомольская стройка, которая находилась на контроле не только у ЦК Компартии Казахстана, но и ЦК КПСС. На этом объекте работать было очень ответственно и сложно. В эксплуатацию ЦКЗ ввели 1 ноября 1964 года.

– На этой стройке отец и другие греки работали не один год, – продолжает моя собеседница. – Многие были плотниками, разнорабочими, электриками –это Георгий Церопуло, Дмитрий Панаиотиди, Анастас Лойзиди, Арсен Панаиотиди. Нас выслали из города Сухуми Абхазской АССР, которая в те годы входила в состав Грузинской ССР. Отец мой был на все руки мастер, работал на мельнице, слыл самым лучшим пасечником в округе, выращивал на своем земельном участке овощи, фрукты и табак. Благодаря труду родителей, в нашей семье всегда был достаток. Отец мог и плотничать, что ему и пригодилось в Кызылорде.

В те годы люди трудились от рассвета до заката. Как рассказывает Е. Лойзиди, еды было мало, что удавалось купить или где-то обменять, в первую очередь несли детям и женщинам. Те, кто работал на строительстве плотины, получали небольшой паек. Выходить за пределы того населенного пункта, где жили, они не имели права. Каждый вечер проверяли военные, все ли на месте. Поселили депортированных в землянках, сараях с соломенными крышами и амбарах, где некогда жил скот. Ее семья долгое время жила в юрте. Был один старик-казах, старейшина, который распоряжался, чтобы местные жители приносили переселенцам что могли – кто еду, а кто – одежду. Но делал это он по своей инициативе, пользуясь своим авторитетом, тогда как, местная власть не поощряла помощи депортированным.

Евдокия Лойзиди рассказывает, что отец уже был в возрасте, но несмотря на это, охотно пошел на стройку. Труд был тяжелым, отец приходил сильно уставшим. Были и несчастные случаи. В разное время на рабочем месте погибли два грека. Одного придавило глыбой на плотине, другого ударило электрическим током.

Греки очень музыкальный народ, но на несколько лет им пришлось забыть о том, что у них есть своя музыка, свои песни. Депортация с родных мест стала тому причиной. Тех, кто успел забрать с собой в ссылку национальные инструменты, было мало. Многие считали, что петь в такое трудное время было неприлично. Лишь спустя несколько лет греки вдруг поняли, что в их сердцах еще сохранилась народная музыка. И от нее никуда не деться, какие бы испытания не выпали на их долю.

– Помню, как приезжали наши ребята со стройки, с ног валились, – вспоминает моя собеседница. – В выходные, а они выдавались очень редко, наши мужчины стали устраивать небольшие музыкальные вечеринки. На них присутствовали только они, женщин не звали. Они играли на кемендже – национальный инструмент, похожий на казахскую домбру. Пели грустные песни, в основном народные, протяжные, некоторые сочиняли сами. В них рассказывали о переселении, которое пришлось пережить.

Еще об одном факте вспоминает пожилая женщина. Когда завершилось строительство ЦКЗ, где принимали участие греческие бригады, пришла весть о том, что на ЦКЗ приедет первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, чтобы познакомиться с работой этого важного для СССР объекта. В один из дней, когда было объявлено, что Хрущев едет проездом из Ташкента, отец Евдокии и другие греки-строители пошли на вокзал, чтобы принять участие в массовке встречающих. Однако когда поезд остановился, Хрущев так и не вышел, так как люди стали кричать: «Давай молока, мясо давай, еды нет!». Увидев такую недоброжелательную встречу, он только помахал рукой. Поезд тронулся, а люди еще долго бежали за поездом и кричали «Давай мясо!». Отец Евдокии переживал, что местные власти обвинят его и его соотечественников в саботаже против первого секретаря ЦК КПСС, но ничего подобного не произошло.

 Не одно десятилетие прошло с тех пор, когда целые народы были объявлены «неблагонадежными» и сосланы с насиженных мест в степи Казахстана и Средней Азии. Многие погибли, но те, кто остались живы, помнят каждый день переселения и жизни на новом месте. Немало сложено о том лихом времени грустных песен, написано книг. А в Кызылорде и сегодня живут потомки изгнанных когда-то народов, и хранят они в памяти события тех далеких лет.

Греки Причерноморья, называемые понтийцами, были выселены в Казахстан и Среднюю Азию в 1949 году. После того, как умер Сталин и им разрешили вернуться в свои дома, многие уехали. Но были и те, кто остался в Казахстане. Следующий этап эмиграции был в начале 1990-х годов, когда распался СССР и греки стали уезжать уже не в бывшие советские республики, а на свою историческую родину, в Грецию. Но и в этот раз не все покинули Кызылорду. В их числе был и ныне известный в области и республике врач-нейрохирург, ныне покойный Филипп Алхазов. Он создал в области греческий национально-культурный центр «Понтийцы» и сделал все возможное, чтобы греки в нашей области не забывали свои корни и язык и приносили пользу ставшему родным, кызылординскому краю. Наши греки трудятся во многих сферах и вносят свой вклад в развитие области. Они, как и все граждане нашей страны, имеют возможность трудиться, жить и пользоваться всеми правами, предоставленными Конституцией Республики Казахстан. Имеют они и право на то, чтобы хранить в памяти рассказы своих предков о том, что когда-то случилось с их народом, и надеяться, что подобное больше никогда не повторится.

Мира ЖАКИБАЕВА,
фото из семейного архива Евдокии Лойзиди.

Читайте также: