Писатель, критик, академик — «Кызылординские Вести»

Присылайте
новости

+7(777)494-07-77

Писатель, критик, академик

17.10.2020

80 0

В этом году в декабре будет отмечаться 110-летие видного казахского публициста, литературоведа, критика, писателя, академика, заслуженного деятеля науки Казахстана Мухамеджана Каратаева. В эти дни в областном историко-краеведческом музее идет подготовка к открытию выставки, посвященной юбилею нашего талантливого земляка. На днях из Алматы в город на Сырдарье были доставлены порядка тысячи ценных экспонатов. Бесценное наследие Мухамеджана Кожасбаевича в дар музею передала его невестка Жамиля Каратаева.

Экспонаты на родную землю литературоведа бережно доставила заведующая отделом «История края» областного историко-краеведческого музея Енлик Баймурзаева.

– Есть среди них немало раритетов, – говорит она. – Это старый рабочий стол и стул, настольная лампа писателя. Немало его личных вещей. Особое место на будущей выставке займут рукописи книг и научных трудов ученого. Есть здесь посуда, сотни фотографий, более пятисот книг различных авторов из личной библиотеки академика…

М.Каратаев родился в ауле Теликоль Туркестанского края (ныне аул А.Тажибаева Шиелийского района). В 1923 году поступил в Жанакорганскую начальную школу. Пытливый и трудолюбивый мальчик закончил ее за один год. Затем он отправился в далекий Оренбург, где поступил в медицинский техникум. Там юноша познакомился с замечательным знатоком русской литературы Михаилом Баталовым. Впоследствии М.Каратаев написал: «Мое влечение к литературе впервые заметил М.П.Баталов. Это он первым напоил меня из живительного, неиссякаемого и обильного источника русской литературы». В 1930 году он переезжает в Алма-Ату. Здесь он поступил в казахский государственный педагогический институт имени Абая, который закончил в 1933 году. С 1934 по 1936 годы продолжил учебу в аспирантуре Ленинградского государственного института истории, философии и литературы. В этот период молодой ученый обращает внимание на вопросы изучения истории казахской литературы и исследования ее наследия. Для этого он считал необходимым выпуск научных трудов об анализе истории и жанров казахской литературы.

В 1936-1938 годах Мухамеджан Кожасбаевич был ответственным секретарем Правления Союза писателей Казахстана, а затем его председателем. В эти же годы он преподавал в Казахском государственном педагогическом институте имени Абая, возглавлял кафедру литературы и был назначен членом бюро Казахского филиала Академии наук СССР.

М.Каратаев дважды подвергался репрессиям. С 1938 по 1946 годы он находился в лагере в Красноярском крае. С 1946 по 1951 годы – отбывал ссылку в Джамбулской области, а с 1951 по 1955 годы – снова в Красноярском крае. Каратаев отбывал срок в ГУЛАГЕ вместе с другими казахскими писателями – Зеином Шашкиным, Утебаем Турманжановым, Хамзой Есенжановым и другими. К творческой деятельности вернулся только в 1955 году.

М.Каратаев внес большой вклад в исследование процесса и особенностей становления и развития казахской советской литературы. Его научно-исследовательские и критические труды, политико-публицистические, литературно-художественные произведения, полные глубоких, общественно-значимых мыслей, постоянно выходили в различных сборниках и альманахах, газетах и журналах, как республиканских, так и союзных. В них автор поднимал злободневные литературно-эстетические проблемы, вопросы повышения идейно-художественного уровня произведений, писательского мастерства. Известный казахстанский филолог Р.С.Сыздыкова отмечала, что «их значение для казахской литературы, находившейся в непрерывном процессе развития и роста, огромно. Он неустанно и смело высказывает свое мнение, предлагает, советует. Многогранность, масштабность, повседневная деятельность мастера художественного слова поразительны. Каратаев – ученый-писатель, обладающий самобытным даром, оригинальным почерком стиля, тонким эстетическим вкусом».

В 1959 году М.Каратаеву была присвоена ученая степень кандидата филологических наук, а в 1964-ом – он уже доктор филологических наук, в 1967-ом – профессор, член-корреспондент Академии наук Казахской ССР, в 1974 году – заслуженный деятель науки.

Первые научные исследования ученого относятся к 1930-м годам и посвящены сложным, порой запутанным вопросам казахского литературоведения. Они стали существенным вкладом в развитие казахского искусства художественного слова, в его историю и теорию. Это «Пушкин и Абай», «Пушкин спустя сто лет», «Некоторые вопросы литературы», «Схватка Мухтара» и другие.

Видный советский ученый Георгий Ломидзе на декаде казахской литературы и искусств в Москве в 1958 году сказал, что одной из сильных сторон М.Каратаева является «его острая, как закаленный стальной меч, публицистичность, что он отстаивает свое мнение и позицию страстно и уверенно». Читая его книги, нельзя не проникнуться страстностью, убедительностью их языка, тонким художественным вкусом и разборчивостью, последовательностью и решительностью в защите литературных взглядов. М.Каратаев первым поднял многие проблемы, мало, а порой совсем не затронутые литературоведением и критикой. Одна из них – проблема мастерства рассматривается в книге «К высотам мастерства», написанной в 1963 году. В ней автор исследует мастерство в связи с задачами повседневной практики, проводит решительные исследовательские поиски в области научно-теоретических принципов социалистического реализма. В книге «Мировоззрение и мастерство» (1965 г.) М.Каратаев знакомит русских читателей с достижениями современной казахской литературы.

Научно-творческим успехом писателя являются его монографии «От домбры до книги» (1969 г.), «Литература и эстетика» (1970 г.) и «Вершины впереди» (1972 г.). В них прослежен и проанализирован путь казахской литературы с древнейших времен и до наших дней. С одной стороны – это эпос, рожденный народным творчеством, а с другой – эпопея – детище казахской письменной литературы. Автор научно и логично показал преемственность традиций, новаторство и то общее, что дает для художников прошлое и настоящее.

В своих произведениях М.Каратаев придает одинаковое значение анализу идейных и эстетических достоинств художественных произведений. В них он делает ценные выводы, высказывается о сложных вопросах казахского литературоведения.

Живя повседневными заботами о родной литературе, Каратаев
неустанно думал о ее будущем. Он был дальновидным, порукой тому его смелые произведения, умелая постановка перспективных задач. Таков был Мухамеджан Каратаев – ученый-критик, писатель…

Свою первую критическую статью «Красный конь» и социалистический реализм» он написал еще в 1933 году, будучи студентом КазПИ. В ней Каратаев принципиально и смело выступил в защиту поэмы Сакена Сейфуллина, привлекшей внимание широкого круга общественности и подвергшейся голословной критике. Начинающий критик дал объективную и справедливую оценку поэме «Қызыл ат» – «Красный конь», сумел разобраться в противоречивых мнениях об этом произведении. Он отметил, что поэма содержит немало уязвимых мест, но еще больше достоинств. Как талантливый критик М.Каратаев заявил о себе в последующих статьях «Некоторые вопросы литературы», «Схватка Мухтара» и «О «Красных соколах»».

О возросшем профессиональном мастерстве Каратаева можно судить по его докладу «Задачи казахской литературной критики», с которым он выступил на первом пленуме Союза писателей Казахстана в 1937 году. Докладчику тогда было 27 лет. Однако, несмотря на свою молодость, он сделал глубокий, обстоятельный научный анализ становления и развития казахской критики, дал правильную оценку ее состояния. Его выводы и предложения отличались конкретностью и четкостью, были проникнуты заботой о будущем родной литературы. В оценке роли и значения критики М.Каратаев продолжил эстетические традиции, унаследованные от великих русских революционеров-демократов В.Г.Белинского и Н.Г.Чернышевского. Свидетельством тому являются его статьи «Отец критики – Виссарион», «Эстетические взгляды Плеханова» и другие. Свои лучшие критические произведения М.Каратаев посвятил творчеству С.Сейфуллина, М.Ауэзова, И.Жансугурова, Б.Майлина и А.Тажибаева.

Мухамеджана Каратаева называли «казахским Белинским». Кстати, он всегда считал В.Белинского своим учителем. Русский теоретик оказал чрезвычайное влияние на критическую деятельность Каратаева. Порой казалось, что Мухамеджан не писал ни строчки, не представляя перед своим взором Белинского. В его трудах всегда угадываются установка великого русского критика, высоко ставившего требования эпохи, его умение анализировать историю литературы и искусства.

М.Каратаев широко известен и как писатель-публицист, и как переводчик. Публицистические очерки на разные темы он начал писать в 1930-х годах. С тех пор не прерывал эту деятельность, создал ряд произведений, вошедших в сокровищницу казахской литературы. Это, в частности, «На крыльях песни» (1958 г.) и «Любить и утверждать» (1960 г.). Известный критик Г.Бровман на декаде казахской культуры в Москве в 1958 году особо отметил книгу М.Каратаева и А.Брагина «На крыльях песни», написанной в форме письма, ставшей новым типом критического произведения о казахской литературе. По мнению Бровмана, эта книга во многом могла служить примером и для русских критиков. В этом ряду нельзя не отметить и роман «Гудок в степи», написанный Каратаевым в 1961 году. Он основан на действительных фактах и событиях. Главными действующими лицами романа стали реальные люди. В нем воссозданы образы славных революционеров А.Джангильдина, И.Деева – борцов за Советскую власть в Казахстане, академика К.Сатпаева, проделавшего поистине титаническую работу по созданию Большого Джезказгана.

Хорошо приняла читательская общественность путевые очерки М.Каратаева, написанные после поездки в Египет и Польшу. Писатель занимался и переводами. Так в 1935 году он перевел повесть М.Горького «Мои университеты», а в 1956-ом – третью книгу эпопеи М.Шолохова «Тихий Дон». Они, бесспорно, стали знаменательными вехами в творческой деятельности талантливого ученого-художника.

М.Каратаев глубоко изучал взаимовлияние фольклора, литературы, народной поэзии, истории литературы. Он неоднократно обращался к творчеству Абая, Жамбыла, Сейфуллина, Ауэзова и многих других. Его труды занимают особое место в истории казахского литературоведения.

Критик внес большой вклад в развитие абаеведения. В отличие от многих критических заметок на романы М.Ауэзова «Абай» и «Путь Абая», Каратаев в своей статье «Путь к подвигу» характеризует труд автора в целом, определяя его как первую казахскую эпопею. Мухамеджан Кожасбаевич восхищается большим талантом Ауэзова. «Это поистине великий труд, – пишет М.Каратаев о романах, – явившийся плодом не только большого таланта, мужавшего от книги к книге, но и большого писательского подвига, стоившего автору неимоверной силы воли и терпения, мучительных поисков и дерзаний, кропотливой работы в течение пятнадцати лет». В своих исследовательских трудах об Абае Каратаев отмечал: «Как Пушкин для русских, как Шевченко для украинцев, Абай для казахского народа – его судьба и совесть, его поэт и композитор, мыслитель и просветитель. Все, что есть светлого, мудрого, талантливого в родном народе, он вобрал в себя и вернул ему так же «в чистоте и очищенной красоте», как Пушкин и Шевченко своим народам».

М.Каратаев – автор более 700 научных статей, более 40 книг. Многие годы своей жизни он посвятил научно-педагогической работе. Его увлекательные и содержательные лекции по истории и эстетике слушали студенты Казахского государственного педагогического института имени Абая и Казахского государственного университета имени С.М.Кирова. Тысячи учителей, поэтов, писателей, ученых, журналистов, ныне плодотворно работающих во всех уголках нашей республики, признательны Мухамеджану Кожасбаевичу за то, что он дал им знания, привил любовь к избранной профессии, был добрым и умным наставником.

Профессор – автор нескольких учебников для средних и высших учебных заведений. Первый из них он написал еще в 1938 году, когда ему было только 28 лет. Учебник «Казахская советская литература» – первое фундаментальное учебное пособие для филологических факультетов. В нем даны статьи о крупных писателях и поэтах, внесших вклад в развитие казахской литературы. Раскрыты общие тенденции и закономерности развития казахской советской литературы, указаны первостепенные задачи, которые стояли перед основными жанрами казахского художественного слова – прозой, поэзией и драматургией.

М.Каратаев был научным руководителем кандидатов наук, направлял их деятельность на решение наиболее сложных и актуальных проблем. Он также был оппонентом ряда докторских диссертаций.

Ученый принимал активное участие в общественной жизни республики. Был членом совета литературной критики Союза писателей Казахстана, объединенного ученого совета по филологии КазГУ имени С.М.Кирова и Академии наук КазССР. Он также был членом редакционной коллегии «Большой Советской Энциклопедии» (3 издание), «Краткой литературной энциклопедии», журналов «Дружба народов», «Жұлдыз», главным редактором Казахской советской энциклопедии. М.Каратаев возглавлял редакцию томов «История казахской литературы», относящихся к советскому
периоду.

В составе делегации Союза писателей СССР он побывал в Объединенной Арабской Республике, Германии, Польше, а также других странах, где пропагандировал достижения казахской литературы.

За творческие заслуги М.Каратаев награжден орденами Трудового Красного знамени, Дружбы народов, «Знак почета» и медалями. В 1974 году в связи с 250-летием Академии наук СССР ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки Казахской ССР, а в 1987 году –
народного писателя. В 1975 году он был избран академиком АН Казахской ССР. М.Каратаев – лауреат Государственной премии КазССР (1974), премии АН Казахстана имени Ч.Ч.Валиханова (1985).

Любовь всей жизни

Мухамеджан Кожасбаевич неоднократно признавался, что любовью всей его жизни, его главной наградой была супруга Мархума. Она была его музой, окрылявшей и вдохновлявшей, придававшей силы в самые трудные периоды жизни. Мархума подарила супругу троих прекрасных сыновей, на протяжении долгих лет была крепким фундаментом их дружной семьи. Об истории этой удивительной семейной пары я прочитала в газете «Вечерний Алматы» в статье Юрия Каштелюка «Счастье на двоих». Из этого материала известно, что Мухамеджана и Мархуму сосватали вскоре после их рождения. Мархума была на два года младше будущего супруга. Когда Мухамеджану исполнилось 14 лет, пришла пора жениться. Но это были 1920-е годы, когда только установилась советская власть. Новые законы запрещали жениться в столь раннем возрасте. Однако Мухамеджан был полон решимости создать семью. Невестка М.Каратаева Жамиля вспоминала: «Из Оренбурга, где М.Каратаев учился в медицинском техникуме, он быстро выехал в Тургай, «украл» невесту, привез в поселок Теликоль под Кзыл-Ордой, где был его отчий дом, и они сыграли свадьбу. После чего он вернулся к учебе. Жизнь молодых складывалась благополучно. Он продолжил учебу –
решил поменять сферу деятельности и ушел из медицины в гуманитарную науку, она занималась домашним хозяйством… Казалось бы, впереди М.Каратаева ждут новые творческие горизонты. Однако судьба распорядилась иначе. Был конец 1930-х годов, разгар репрессий. За молодым ученым, как и за многими его коллегами, приехал черный воронок»…

Взяли 40 человек партийно-комсомольской верхушки по обвинению в троцкистском заговоре и подготовке покушения на Сталина. Когда мужа забирали из тесной двухкомнатной квартиры, Мархума спросила его: «Мухамеджан, в чем ты виноват, что мне сказать детям?». Он обнял ее и сказал: «Я ни в чем не виноват. Это просто недоразумение. Жди меня. Я скоро вернусь». Он так и не признал вины, отказался подписывать доносы на товарищей. Мархума Каратаева, как и ее муж, не верила в несправедливость власти и начала мужественно обивать пороги следствия. Сыновья всегда были при ней. Однажды она гневно сказала следователю, старому знакомому супруга по партийной работе: «Как ты мог арестовать Мухамеджана, ведь вы же были друзьями? Неужели веришь, что он враг?» Следователь потом втайне через сыновей передал Мархуме записку, в которой было написано, чтобы она забрала детей и побыстрее уехала. Родственники из аула, опасаясь, что сыновей отнимут, увезли их из Алма-Аты в Кызылординскую область.

По надуманному обвинению Мухамеджана Каратаева осудили на восемь лет лагерей без права переписки. В иркутской тайге он долго не имел весточек от семьи, переживал за троих маленьких детей, но верил, что дома все в порядке и его ждет любимая жена. Позже разрешили вести переписку с близкими, один раз в месяц, и на сердце М.Каратаева стало спокойнее. После окончания срока заключения ему не разрешили жить в Алма-Ате. Он переселился в Джамбулскую область. Мархума создавала дома семейный уют, а муж работал –
учительствовал. Когда вновь стала налаживаться жизнь, семью ждала еще одна волна репрессий. На этот раз М.Каратаев был отправлен на поселение в село Сухобузино Красноярского края. Условия в лагерях были нечеловеческие, но Мухамеджан не сломился, выдержал все тяготы и лишения. Спустя долгие годы, он признался жене, что тогда в лагере его спасла ее любовь и вера. Как только Мархума узнала, что мужа перевели на поселение в Красноярский край, не раздумывая, решила поехать к нему. После упорных попыток она добилась разрешения переехать к мужу. Собралась за один день и поехала в незнакомый сибирский край за любимым. Позже поэт Абдильда Тажибаев назовет Мархуму «казахской декабристкой» и посвятит ей поэму.

Супруги вместе перенесли все лишения, растили детей. Жили в любви и понимании. С наступлением хрущевской оттепели справедливость восторжествовала, и семья смогла вернуться в Алма-Ату. Мухамеджан Кожасбаевич был очень жизнелюбивым, открытым и добрым человеком. Любил природу, часто ездил в родной аул с семьями коллег и друзей. Нередко в их маленькой квартирке оставались ночевать приезжавшие на совещание в Алма-Ату земляки из Кы-зылординской области. Жена добродушно ворчала на супруга, но двери дома всегда были открыты для гостей. Мархума была очень хлебосольной хозяйкой.

…М.Каратаева не стало в 1995 году, Мархумы – в 1999-м. В последние годы жизни Мухамеджан Кожасбаевич был советником Института литературы и искусства НАН РК. Будучи на заслуженном отдыхе, занимался общественной деятельностью и писал воспоминания. Он всегда говорил любимой жене, с которой делился сокровенными мыслями: «Боюсь, что уходит из жизни наше поколение, а молодежь ничего не знает о том, как мы жили и что мы испытали. Мне надо писать и писать! Я должен успеть!»

Многогранный ученый, прекрасный знаток и исследователь истории, искусства, эстетики и педагогики М.Каратаев внес огромный вклад в казахскую литературу, науку и общественную мысль. Несомненна его заслуга в развитии отечественной литературной критики. Подготовила Ботагоз АЖАРБАЕВА

Читайте также: