Храня преданья старины далекой  — «Кызылординские Вести»

Храня преданья старины далекой 

13.08.2022

742 0

Бесценным наследием прошлого стали мавзолеи и мазары, созданные талантливыми народными умельцами. Став данью уважения к памяти выдающихся личностей, нашедших в них свой последний приют, они помогают пролить свет на тайны и загадки прошлого. Среди уникальных исторических и архитектурных памятников Приаралья особое место принадлежит мавзолеям, выполненным в форме башен.

По мнению ученых, башенные мавзолеи – это архитектурная форма, не характерная для Центральной Азии, тем не менее, именно на земле Приаралья их можно встретить довольно часто. Памятники, выполненные в форме так называемых башенных мавзолеев, характерны для Турции, Ирана, Азербайджана. Подобные сооружения появились в низовьях Сырдарьи еще в начале первого тысячелетия до нашей эры – мавзолеи Буланды (IV-II века до н.э.) и Тогускен (IX-VIII века до н.э.), к более позднему периоду раннего средневековья относятся монументальные башенные сооружения с шатровым покрытием Аксак кыз, Бегим ана, Сараман-Коса (X-XI века). Памятники истории и архитектуры стали наследием кочевых племен и народов, населявших этот край начиная с эпохи саков и гуннов, огузов и кипчаков. Величайшие образцы народного зодчества, пережив разрушительные природные явления и катаклизмы и став свидетелями кровопролитных войн и сражений, хранят предания о мудрых правителях, храбрых и отважных воинах, выдающихся певцах и поэтах.

Наследие сакских племен

Мавзолей Буланды 2, одно из древнейших купольных сооружений, сохранившихся в Центральной Азии, расположено в 15 километрах к юго-западу от аула Куандарья Кармакшинского района. Окутанное мистикой сооружение  куполообразной формы с галереей, охватывающей поясом внутреннюю часть здания, относится предположительно к IV-II векам до нашей эры.
Ученые выдвигают разные версии по поводу предназначения необычного строения. Возможно, это языческий храм, или резиденция правителя древнего мира. По одной из версий ученых, мавзолей Буланды 2 – погребальное сооружение апасиаков (водных саков).

Древний памятник в широкой долине западного русла реки Жанадарьи был обнаружен в 60-х годах прошлого столетия Хорезмской этноархеологической экспедицией под руководством Сергея Толстова.

Мавзолей имеет круглый план диаметром 16 и высотой 4,5 метра. Его нижняя часть сложена из пахсы, верхняя – из сырцового кирпича. Вход расположен с южной стороны и оформлен в виде портала с арочным перекрытием. Внешняя поверхность стен здания обработана 25-ю выступающими треугольными «лопатками». Внутри здания имеется центральное помещение цилиндрической формы диаметром 5,5 метра, перекрытие в сохранившейся части представляет ложный свод. По сторонам от него по кругу располагаются погребальные помещения, которые представляют собой части секторов, разграничивающихся радиальными стенками с арочными проёмами. Погребальные камеры имели сводчатые перекрытия. В постройке нет ни одного помещения прямоугольного плана.

Памятник был подвергнут значительным разрушениям – под воздействием атмосферных осадков произошло выветривание стен мавзолея, отслоилась штукатурка. Их состояние усугубляли различные микроорганизмы и гнезда птиц. Вероятно, еще в древности мавзолей был разграблен, поэтому сохранились лишь остатки погребального инвентаря, фрагменты деревянных гробов или носилок. По мнению Сергея Толстова,    памятник имеет особое значение для изучения архитектуры древнего мира и является доказательством выдающейся роли присырдарьинских саков в изобретении техники купольного перекрытия. Погребальные сооружения саков низовий Сырдарьи имели круглые или прямоугольные планы. Их монументальные глухие объемы, завершенные куполами, были выполнены из сырцовых кирпичей.

Ученые предполагают, что Буланды 2 возведен раньше всех известных науке купольных творений. Первые письменные упоминания о купольных строениях встречаются в трудах римского архитектора Марка Витрувия Поллиона, жившего во второй половине I века до нашей эры в эпоху Юлия Цезаря, что дает право предположить, что купольные строения саков-апасиаков появились за несколько столетий раньше образования Римской империи. В связи с чем основным архитектурным достижением, связанным с мавзолеем Буланды 2, является появление купола как важной архитектурной формы и строительной конструкции, присущей присырдарьинским сакам. Архитектурная традиция оказала влияние на всю последующую строительную практику не только в Средней Азии, но и на Ближнем Востоке и в Европе.

Прием перекрытия ложным куполом применяется на территории Казахстана до наших дней. Иран и Турция появлению на их территории башенных мавзолеев обязаны захваченным в плен во время многочисленных набегов непревзойденным степным мастерам зодческого искусства. Традиционно наши предки возводили их на возвышенностях из сырцового или жженого кирпича или камня. Чаще всего они имели культовую направленность, в то же время многие строения выполняли военные, гражданские и бытовые функции, как, например, наблюдательные или сторожевым башни.

Загадки мавзолея Узынтам

 На территории Кызылординской области сохранилось около 50 мавзолеев, построенных в честь биев, батыров и других именитых людей. Среди них особое место занимают мавзолеи, посвященные служителям религиозного культа – проповедникам ислама. 

В начале 80-х годов прошлого века экспедиция Общества охраны памятников истории и культуры Казахской ССР обнаружила в Казалинском районе возле аула имени Туктибаева неизвестный памятник, который не значился в списке памятников Казахстана, его не оказалось также и в Карте памятников Кызылординской области. Местные жители называли его мавзолей Узынтам.

Сведения о нем сохранились в записях русского генерала, профессора военной статистики Академии Генерального штаба Алексея Мак-шеева, который будучи действительным членом Русского географического общества проводил экономическое, географическое, геодезическое, этнографическое и статистическое исследование казахской степи. Контуры одиноко возвышающейся в знойной степи башни цилиндрической формы можно увидеть издалека. Строение высотой около десяти метров построено из сырцового кирпича квадратной формы, диаметр у основания составляет 1,7 метра, кверху башня сужается, толщина стен – 1,7 метра. Внутри башни имеется лестница, в верхней части сохранились следы облицовки из жженого кирпича. Как считают археологи, мелкоразмерный кирпич, из которого было возведено сооружение, характерен для ІХ-Х веков, а вот назначение сооружения неизвестно. По некоторым сведениям, оно служило наблюдательной башней каракалпакского хана Катагара, но ученые не исключают, что башня могла использоваться сразу в нескольких целях. Все эти вопросы остаются до сих пор без ответа и требуют дальнейших исследований.

Нет повести печальнее на свете…

Еще одним образцом башенного мавзолея является мавзолей Сараман-Коса, расположенный в Казалинском районе в двух километрах от аула Каукей. Ученые относят его к Х-ХІ векам. Он сложен из сырцового кирпича, сохранилась часть облицовки из обожженного кирпича размерами 24× 24× 5 см. Сооружение круглого плана высотой около 15 метров кверху сужается, угол наклона стен башни к центру – около пяти градусов. Диаметр у основания составляет около пяти метров, толщина стен – 1,6 метра. Три сводчатые камеры расположены по вертикали. Нижняя, самая крупная, изолирована от остальных камер, средняя – через зенитное окно сообщается с верхней. В верхней части башни имеются три караульных отверстия, внутри находится винтообразная лестница. Верх башни завершается усеченным шатровым куполом. 

По легенде, башня сооружена в честь двух влюбленных, ставших    жертвами бессмысленной родовой вражды и жестокости.  Сараман был сыном правителя города Жента. Однажды со своим другом Коса, происходившим из бедняков, с благословления отца он отправился в путешествие. Направляясь в сторону Арки, джигиты останавливаются в небольшом ауле на берегу горной речки Талдысай, где становятся почетными гостями тоя, посвященного проводам невесты. Случайный взгляд, брошенный тайком на невесту, пробудил в сердце Сарамана огонь любви. И чувство это не было безответным. Девушка, сосватанная еще в колыбели за большой калым, не любила будущего мужа и ответила взаимностью на пылкие чувства юноши. Сговорившись, под покровом ночи, джигиты на резвых конях тайком покинули аул, увозя с собой девушку. Путь был не близкий, и потому они, избегая людей, двигались только ночью, а днем скрывались в зарослях камыша. На шестой день они услышали шум погони. Это оскорбленные шесть братьев девушки снарядили за беглецами отряд из хорошо вооруженных и обученных нукеров. Они настигли беглецов уже на подходе к родному городу. И тогда Сараман просит своего друга Коса довезти девушку до Жента, а сам остается, чтобы задержать нукеров и избежать кровопролития. Нукеры жестоко расправились с Сараманом. Недалеко ушла и девушка со своим спутником. Настигнув, злодеи обезглавили их. Их похоронили в том самом месте, где сейчас расположен мавзолей.

Согласно другой версии, Сараман был единственным сыном богатого вельможи из Жента. Красивый и умный юноша был завидным женихом, владел всеми видами боевого искусства, искусно играл и пел на домбре. Отец разрешил ему самому выбрать невесту. От сверстников он узнал о девушке необычайной красоты и ума по имени Коса. Встретившись, Сараман и Коса полюбили друг друга, но еще в раннем детстве Коса была сосватана. Узнав о предстоящей свадьбе, влюбленные решаются на побег. Десять братьев девушки, отличавшиеся свирепым и жестоким нравом, собрав большой отряд, кинулись за ними в погоню. Увидев настигающих нукеров, Сараман отправляет девушку вперед, а сам вступает в бой. Когда стрелы закончились, безоружный джигит упал, сраженный стрелой, на вершине холма. В нескольких километрах от места гибели своего возлюбленного погибла от рук братьев и Коса. Безутешный отец велел у всех своих жеребцов срезать гриву и хвост и порубить на мелкие куски. Выдоив тысячу кобылиц, он смешал их молоко с конским волосом и глиной. Из этой смеси он приказал изготовить кирпичи и воздвиг на холме мавзолей в честь своего единственного сына. Люди назвали его мавзолеем Сараман-Коса. Кстати, в нескольких километрах от мавзолея находится могила девушки Коса.

Описание мавзолея сохранилось в записях Ивана Аничкова. Действительный член Оренбургской учёной архивной комиссии, он опубликовал ряд статей о каменных изваяниях, курганах и других археологических памятниках в окрестностях Мерке, Костанайском и Казалинском уездах. Он пишет, что «…эта башня или мунара не представляет собою могильного памятника», что говорит о том, что мавзолей не является местом захоронения.

В честь любви и верности

Еще один памятник архитектуры XI века в форме башни – мавзолей  Бегим ана. Башня была возведена в честь Бегим сулу – дочери Карабуры, сподвижника Ходжи Ахмета Яссауи. Памятник покровительнице женщин и матерей расположен в Аральском районе в 40
километрах к юго-западу от аула Жанакурылыс. По виду он напоминает сторожевую вышку и представляет собой восьмигранную башню с двумя ярусами. Стены башни, первоначально сделанные из сырца, в настоящее время облицованы жженым кирпичом. Ширина каждой из восьми граней – два метра. С первого яруса через проем стрельчатой формы можно попасть во второй ярус. Внутри башни стены покрыты саманной штукатуркой. Дверной проём ориентирован на северо-восток. Общая высота здания – десять метров, диаметр в основании – 16 метров. Автор башни неизвестен, но ее необычная форма и расположение на возвышенности указывают на особое предназначение.

Существует много преданий о красавице Бегим, ставшей жертвой злых наветов и клеветы. По сохранившимся источникам, она была реальной  исторической личностью, жившей в ХІ веке. Бегим сулу была наделена необыкновенной красотой и добиться благосклонности красавицы не удалось многим завидным женихам. Сын правителя Жанкента Санжар хан, услышав о Бегим сулу, жившей у подножия Каратау, добился ее расположения и женился на ней. 

Супруги зажили счастливо, но было много у них и завистников. Однажды Санжар хан отправился со свитой на охоту. В пути вспомнил, что забыл дома колпачок для сокола и отправил домой одного из своих людей. Увидев несравненную красавицу, тот, пораженный красотой Бегим сулу, потерял сознание. Возвратившись к хану лишь на третий день, он оклеветал его жену. В гневе и ярости Санжар хан, не внимая уверениям и клятвам жены в верности, отрубил ей руку и косу и бросил в
зиндан.

Жестокий поступок правителя Жанкента Карабура увидел в вещем сне. В гневе он приехал в Жанкент и сказал Санжар хану, что если его дочь невиновна, ее рука и коса вы-растут вновь. Наутро изумленный хан увидел, что так и случилось. Он убедился в опрометчивости своего поступка и молил о прощении, однако женщина не простила мужа. Она превратилась в белого лебедя и поднялась ввысь. Достигнув моря, упала на его берегу на том самом месте, где ныне возвышается башня, построенная в ее честь.

Говорят, что неутешный Карабура проклял хана и наслал на город змей. Опустевший город стал змеиной обителью. Торговые караваны обходили его стороной, птицы не гнездились на его стенах, даже животные в страхе убегали прочь. Цветущий город перестал существовать. Так гласит  легенда. Интересно, что в этих местах действительно очень много змей.

Памятник является местом паломничества, куда часто приезжают туристы. Особенно часто поклониться Бегим ана приходят женщины.    Местные жители считают Бегим сулу символом чистоты и непорочности и свято хранят легенды о ее любви и верности.

Оба памятника – и Сараман-Коса, и Бегим ана – историки относят к периоду расцвета в низовьях Сырдарьи могущественного государства огузов и ее столицы Жанкента. Как известно из истории, в XI веке часть огузов покинула низовья Сырдарьи и под именем тюрков-сельджуков завоевала огромные территории Хорасана (северный Иран), Малой Азии, Закавказья. Интересно, что с тех времен на этих территориях отмечается появление самобытного типа мемориальных сооружений, так называемых «башенных мавзолеев» с шатровым покрытием. Ученые высказывали разные точки зрения по поводу их появления на этих территориях: связывали с башнями молчания древних персов (Саладен), представляли как следствие монументализации палаток кочевых вождей, с шатровыми куполами армянских или грузинских храмов.

На древней земле Сыра, где пролегали караванные дороги Великого Шелкового пути были представлены разные религии, культуры, обычаи и традиции. Наследием той эпохи являются уникальные исторические и архитектурные памятники – жемчужины древней и средневековой архитектуры, хранящие преданья далекой старины, вечную память наследия предков.

Жанна БАЛМАГАНБЕТОВА

Читайте также: