Путь мяса от фермы до прилавка — «Кызылординские Вести»

Путь мяса от фермы до прилавка

27.02.2021

303 0

Производство мяса в нашей области растет, однако кызылординцам от этого не легче. Поскольку с производством растет и цена. По итогам 2020 года производство мяса в области по сравнению с 2019 годом выросло на 2,8%. Естественно возникает вопрос: если количество товара на мясном рынке растет, то почему ценники постоянно меняют в сторону увеличения? Это ведь не заморский продукт, который дорожает после перехода государственной границы.

Понятно, что дает о себе знать внутренняя инфляция, свойственная любой экономике. Но если посмотреть динамику индекса потребительских цен в стране на мясо, то этот показатель с 2017 года почему-то держится в пределах 110-113 процентов и заметно превышает уровень годовой инфляции (6-7%). Аналитики говорят, что виной всему растущий спрос на мясо. То есть цены растут, потому что растет спрос. Тогда где та самая оптимальная точка соприкосновения спроса и предложения, после достижения которой ценам на мясо рыночные законы дадут обратный ход? Заметим, что речь не о том, чтобы установить ограничительные цены на этот продукт, поскольку тогда, отрасль, поставляющая мясо на потребительский рынок, будет погублена. Это проблема не только нашего региона, но и животноводов всего Казахстана.

Давайте начнем с исследования уровня спроса населения на мясо. Понятно, что степень его удовлетворенности зависит от полноты кошелька потребителя. Для большинства кызылординцев один из главных источников его пополнения – заработная плата. По данным Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам РК, среднемесячная зарплата на 1 человека в нашей области с 2010-го по 2019 годы выросла с 69753 тенге до 152085, за четвертый квартал 2020 года она составила 184836 тенге. Да и пенсионеры за этот период в результате индексации получили приличную прибавку.

Теперь давайте посмотрим, как это сказалось на количестве потребляемого мяса? Приказом Министерства национальной экономики РК от 09.11.2016 г. научно обоснованная среднедушевая физиологическая норма потребления мяса составляет 67 кг в год. Есть различия норм по категориям. Например, мужчинам с умеренным характером труда физиологически рационально в год употреблять
85 кг мяса, а с учетом мясных продуктов – 97 кг. Теперь смотрим, что мы имеем в реальности. В 2001 году потребление мяса в регионе составило 36 кг на человека. К 2011 году эта цифра выросла до 68, к 2017-му – 65,2. В 2019 году потребление упало до 61,4 кг (за 2020 год пока данных нет). Если сравнить эти цифры с динамикой цен на говядину (она занимает примерно треть установленной физиологической нормы), то за период с 2015-го до февраля 2020 года был единственный случай, когда стоимость мяса КРС снизилась в 2016 году. Именно на этот год приходится и снижение количества потребленной говядины относительно предыдущего периода. Так, в октябре 2016 года средняя цена говядины составляла – 1094 тенге, в октябре 2017 – 1390, в марте 2018 – 1412, в апреле 2019 – 1459, апреле 2020 – 1772, январь 2021 – 1800 тенге за килограмм.

И что интересно – среднемесячная зарплата тоже продолжала расти: в 2015 году она составляла 106 332 тенге, в 2016-м – 118 963, в 2017-м – 124 107 тенге, в 2018 – 130 391 тенге, в 2019 – 152 085 тенге. Скептики скажут, что прямой связи увеличения количества денег у населения и реального потребления мяса в килограммах нет, но это только на первый взгляд. Вопрос в том, какую реальную стоимость имеет национальная валюта. Количество дензнаков может увеличиться, а их товарное наполнение – уменьшиться. Что и произошло в 2015-2016 годах (речь идет о резкой девальвации тенге в тот период).

Но есть и другие цифры, которые удалось найти в отчете статистов. В области семь процентов населения или 56980 человек имеют доходы меньше остальной части населения региона. К сожалению, не удалось найти данные по среднедушевому потреблению мяса этих семи процентов. Но, если за основу взять республиканскую цифру, то получается, что в 2019 году среднедушевое потребление мяса в области составило 61,4 кг и даже не достигло средней рациональной физиологической нормы (67 кг). Но даже с учетом этого употреблять мясо в нужном количестве не могли те, у кого были самые низкие доходы.

Говядина – самое востребованное мясо в Казахстане. Как утверждают эксперты, высокий спрос толкает цены вверх. По официальным данным, за 10 месяцев 2019 года ее стоимость выросла на 15 процентов, что в разы опередило темпы инфляции (3,9%) того периода. Статистически ежегодное повышение среднемесячной зарплаты в большей степени отражает рост доходов высокооплачиваемых работников. Для них перманентное удорожание потребительских товаров – лишь комариный укус. Уровень их потребления не снижается, чего не скажешь о тех, кто живет на зарплату ниже средней и не всегда может себе позволить купить мясо. Вот и получается, что те, у кого доходы выше среднего, компенсируют потерю доходов продавцов из-за снижения объема реализации товара после повышения его цены. Они хоть и невольно, но поощряют удорожание всей цепочки продвижения товара от сырья до продукта, уходящего к потребителю. Цепочка удорожания идет по кругу, делая процесс бесконечным.

Людям с более низкими доходами в этом движении тоже кое-что перепадает, повышая уровень их потребления. В целом это создает ситуацию постоянной неудовлетворенности товаром, который купил, что якобы стимулирует производство. И как следствие, ожидание того дня, когда мяса в Казахстане будет произведено столько, что его продавцам невыгодно станет повышать цены из-за того, что такой дорогой товар никто не купит. Но в том-то и дело, что в казахстанских реалиях классическая закономерность рыночной экономики почему-то деформируется до такой степени, что перестаешь в нее верить.

Теперь давайте рассмотрим другую сторону этой проблемы – влияет ли на цены рост предложений производителей мяса? Если министр сельского хозяйства заявил, что производство мяса в Казахстане в 2019 году выросло на 5,8%, то теоретически цена мяса на прилавках торговых точек должна если не уменьшиться, то хотя бы не расти. Но мы, к сожалению, наблюдаем обратную картину.

Вернемся к нашей области. По итогам социально-экономического развития в 2020 году производство мяса в регионе увеличилось на 2,8 процента, поголовье КРС – на 3 процента и так далее. Правда, при этом вырос и экспорт мясной продукции. Так может именно увеличивающиеся объемы экспорта и создают его дефицит на внутреннем мясном рынке области, что подстегивает цены?

На скотном рынке в районе КБИ в определенные дни идет бойкая торговля. Канат Ахметов торгует здесь с 2004 года и говорит, что в прошлом году цена на скот резко подскочила. Причину такого подхода собеседник видит в том, что подорожали корма. Кормить скот становится дорого и продавать свою продукцию по прежним ценам животноводам невыгодно.

Из бесед с некоторыми сельчанами выяснилось, что если в 2018 году килограмм пшеницы стоил 75 тенге, то сегодня уже 120 тенге и поэтому держать прежнюю цену на свою продукцию животноводы тоже не могут. В прошлом году во время пресс-тура на завод комбинированных кормов ТОО «Жан-Арай» его директор Мурат Айменов ситуацию с подорожанием кормов объяснил так: мол, сырье для производства, добавки, премиксы стали дороже. Закономерно, что им приходится увеличивать цены на выпускаемую продукцию.

Один мой знакомый фермер из Жанакорганского района (фамилию просил не указывать) в прошлом году держал 50 голов КРС. Сейчас сократил поголовье вдвое. Говорит, что фермерство для него стало экономически невыгодным.

– Первый удар по нам нанесли созданием забойных пунктов, – поделился он. – Возник еще один посредник, который качество мяса для покупателей не улучшил, но сделал его дороже. Но самое главное – сильно подорожали корма.

Сегодня на рынках города килограмм конины стоит 2100-2200 тенге, говядина продается по 1800 тенге.

– Поставки мяса от сельчан уменьшились, забойные пункты, конкурируя между собой, начали их заманивать предложением более высокой закупочной цены, – считает продавец мяса одного из рынков города Аскар Ж.. – По этой причине они теперь и нам продают мясо дороже. Мы же свою маржу (размер прибыли) не меняем, но отпускная цена забойных пунктов каждый год растет.

Посетив несколько мясных торговых точек города, автор этих строк убедилась, что такого ажиотажа, как раньше, когда за мясом нужно было приезжать утром, потому что после обеда у многих продавцов его не оставалось, уже нет. С утра до вечера продавцы «охотятся» за каждым покупателем, переманивая одни – «чистым» весом, другие – обещанием уступить в цене. А все потому, что у горожан упала покупательская способность. Если в прошлом году за два дня могли продать целую корову, то сейчас за неделю это же мясо реализуют с большим трудом.

Надеяться на то, что скачок цен на мясо, явление временное, не стоит. Хотя эксперты и говорят, что оно всегда бывает в конце зимы и начале весны. Скот со стойбищ выходит без должной упитанности. Поэтому в этот период ежегодно наблюдается рост цен на мясо. Но к лету цена должна стабилизироваться, потому что скот выходит на вольные пастбища и набирает нужную кондицию и вес.

Однако и на это особо надеяться не стоит. Практика прошлого года показала обратное. В Казахстане цены на мясо начали расти с марта. Все сводится к тому, что из-за подорожания кормов растет стоимость не только мяса, но и яиц, молока, молочных продуктов, круп, бакалеи, муки, хлеба. И такая ситуация будет продолжаться, так как наша пищевая промышленность и АПК, несмотря на успехи в импортозамещении, имеют большую долю импорта в производстве. За рубежом закупаются ветпрепараты для животных, пестициды и удобрения для полей, техника и запчасти, консерванты и специи для пищевиков.

Поскольку тема подорожания продовольствия крайне болезненна и для населения, и для государства, то остается надеяться на лучшее. Наверное, тут ценовое регулирование – верный шаг, так как еда должна быть доступна для всех.

Наталья ЧЕРНЕЙ

Читайте также: