Не простое, а золотое — «Кызылординские Вести»

Не простое, а золотое

20.02.2021

259 0

Помните слова из детской сказки про курочку Рябу: «Снесла курочка яичко не простое, а золотое». Именно «золотыми» в последнее время можно назвать яйца в кызылординских магазинах. Это к тому, что куриные яйца, которые вообще-то, входят в обязательный список социальных продуктов, у нас заметно подскочили в цене. Почему? Корреспонденту «КВ» тоже стало это интересно.

Например, в Кызылорде еще летом прошлого года десяток яиц стоил 235-260 тенге. Но аккурат перед Новым годом стоимость возросла до 500-550 тенге. Согласно данным Бюро национальной статистики РК за год в нашей области яйца подорожали на 30,7 процента. Почему произошел такой резкий скачок? Насколько известно, курицы не медведи, в зимнюю спячку не впадают, яйца нести не перестают, а цены выросли так, словно они не в спячку ушли, а навсегда уехали из страны и оставшиеся запасы стали дефицитом.

На брифинге в региональной Службе коммуникаций руководитель областного управления сельского хозяйства Шахмардан Койшыбаев, отметил, что главная причина – падеж поголовья от птичьего гриппа в нескольких областях Казахстана. В нашей области случаев заболевания зафиксировано не было, а дефицит возник, и, соответственно, выросла цена, из-за того, что не развито птицеводство. Основной объем продукции завозится от производителей из близлежащих областей. Соответственно, цена складывается из закупочной цены производителя (птицефабрик). При этом закупочная цена определяется рядом факторов.

В свою очередь, Министерство сельского хозяйства РК объяснило, что неблагоприятная эпизоотическая обстановка, обусловленная вспышкой птичьего гриппа в прошлом году, привела к дополнительным расходам (приобретение дезсредств и вакцинация птиц). Кроме этого, наблюдался массовый падеж птицы. Помимо форс-мажорных обстоятельств, связанных с заболеванием птицы, повысилась цена на комбикорма, а также увеличились затраты на содержание кур (тепло, электроэнергия). Это и привело к изменению стоимости продукта.

Понятно, что в этих доводах есть свой резон. Того же мнения придерживаются и кызылординские фермеры. К примеру, индивидуальный предприниматель Алия Султанбекова в прошлом году избавилась от поголовья кур в своем хозяйстве из-за
нерентабельности.

– У меня было порядка 100 кур, содержала их на дачном участке в «Ягодке», – рассказывает женщина. – Яйца сдавала в магазины города по 23 тенге. Выше не могла, так как свой процент должен иметь продавец, да и в магазинах было полно яиц от других производителей по 25-27 тенге за штуку. Цены на корма выросли сначала весной, потом летом прошлого года, а цены на яйца и куриное мясо оставались прежними. При таком развитии событий не имело никакого смысла дальше содержать кур и гусей. Пришлось избавиться. Сейчас цена на яйца значительно возросла и это делает птицеводческую отрасль более рентабельной.

По ее мнению, скачок цен можно назвать предсказуемым. Дело в том, что рынок яиц только сейчас отреагировал на весеннее и летнее подорожание кормов. Это называется – отложенный эффект. Корма подорожали весной, но у большинства хозяйств, в том числе частных подворий, еще имелись запасы пшеницы, кукурузы и ячменя. Поэтому этот момент не сказался на цене яиц. Однако осенью многие хозяйства закупили корма по новым ценам, что и спровоцировало рост цен на яйца.

 – Ни один предприниматель не будет работать себе в убыток. Люди считают свои расходы и доходы, и если прибыли нет, то нужно либо закрывать производство, либо поднимать цену. Это естественный рыночный процесс, – сказала Алия Султанбекова.

Между тем стабилизация цен – одно из важных направлений создания и укрепления продовольственной безопасности страны. Эффективность действия стабфонда кызылординцы ощутили в годы кризисов, связанных с неустойчивостью курса доллара, а также с сезонными факторами. Последние несколько лет, благодаря товарным интервенциям СПК «Байконур» и облакимата, удалось не допустить роста цен на основные социально значимые продукты питания. Несмотря на то, что яйца тоже входят в перечень социально значимых продуктов, цены на них пустились в пляс. Когда мы говорим о продовольственной безопасности, то связываем это не только с возможностью что-то произвести, но и с возможностью населения это купить. К сожалению, нынешние яйца не всем по карману. По словам некоторых кызылординских продавцов, еще в прошлом году яйца были одними из самых ходовых продуктов. Если раньше покупатели могли спокойно брать по 30 и 60 штук, то сейчас по 15, 10, а некоторые могут позволить себе купить всего парочку яиц.

Яйцо теперь на вес золота. Причем дефицита в этой продукции сейчас нет. Полки магазинов ими завалены. Чтобы хоть как-то «устаканить» цены, по информации областного управления предпринимательства и туризма, начиная с 23 декабря прошлого года, в местный стабилизационный фонд было закуплено свыше 9,2 миллиона штук яиц. Они распределены по торговым площадкам области. В социальных павильонах и социальных уголках 4 крупных торговых центров Кызылорды яйца продают по 31 тенге за штуку. Выходит, дешевые яйца у нас есть, только вот, где они? В некоторых торговых сетях продавцы говорят, что яйца были утром, но уже кончились. К примеру, в одном из торговых центров есть социальный уголок, где яйца по такой цене бывают, но редко и отпускают их по 10 штук в одни руки. Автору строк лишь один раз за два месяца удалось купить здесь яйца из стабфонда, да и то, когда в магазин с проверкой пришла мониторинговая группа. Причем яйца достались тогда чуть ли не с боем, поскольку желающих их купить было куда больше, чем самих яиц. В остальные дни здесь дешевых яиц нет. Словом, за дешевыми яйцами кызылординцам придется изрядно побегать. Ну, или идти за покупками в те магазины, которые работают на так называемых принципах оборотной схемы. Власти дают им кредит на очень выгодных условиях – под 3 процента годовых, а взамен этот магазин реализует или все 19 социально значимых продуктов питания, или, что чаще всего, лишь несколько их видов по сниженным ценам.

По данным Бюро национальной статистики РК в прошлом году в области было произведено 7,6 миллиона штук яиц. Как видим, птицефермы в регионе есть, вопрос в том, что покрыть потребность населения они не могут. И потому СПК «Байконур» в декабре прошлого года заключила договор на поставку яиц с несколькими птицефабриками страны, чтобы как-то сдерживать растущие цены на яйца. То, что цены у нас пытаются сдерживать это, конечно же, правильно. Однако, в реальности, кызылординский потребитель идя в магазин вынужден покупать яйца 50-55 тенге за штуку. Сложившуюся ситуацию прокомментировал директор птицефабрики «Шиели-кус» Насырбек Мырзабеков. По его словам, они делают все, чтобы сдерживать рост цен, но он неизбежен.

– Выращивание птицы выходит на полную рентабельность при том условии, если стоимость одного яйца равна стоимости килограмма пшеницы, – говорит Насырбек Мырзабеков. – Но что мы имеем на деле? Килограмм пшеницы осенью прошлого года стоил 90 тенге, сейчас цена взлетела до 120 тенге. А яйца осенью продавались в среднем по 26 тенге. То есть для выхода на прибыль сейчас мы должны продавать яйца по 120 тенге! Но такая цена потребителю не по карману. Если исходить от обратного: цена на корм не должна превышать стоимость одного яйца. Тогда пшеница должна стоить 50-55 тенге за килограмм, и только тогда при нынешней цене в 550 тенге за десяток яиц работа птицеводческой отрасли будет иметь смысл.

Получается, чтобы сдерживать цены на яйца, прежде всего, нужно сдерживать цены на корма и что именно в них состоит главная проблема. С таким мнением согласен президент ОЮФЛ «Союз птицеводов Казахстана» Руслан Шарипов.

– Сегодня нам нужно беспокоиться о дороговизне кормов. Ведь цены на пшеницу диктуют цены на остальные виды кормов – ячмень, овес, отруби и так далее, не говоря уже о том, что от пшеницы зависит стоимость муки, хлеба, макаронных и хлебобулочных изделий. Именно этот диссонанс и проявляется сегодня в определенной степени на рынке. То есть стоимость яиц волей-неволей стремится к стоимости кормов. Получается, что на самом деле птицеводческие хозяйства работают себе в убыток, – сказал он.

По словам кызылординских фермеров, ориентированных на разведение птицы, в личных подворьях из этой ситуации выходят за счет того, что им приходится идти на обычные уловки – одни за счет собственного корма, выращенного на огороде, другие – за счет свободного выгула птицы, третьи – за счет каких-либо пищевых отходов. Крупные же птицефабрики снижают себестоимость товара за счет государственных субсидий, условия выдачи которых, правда, регулярно меняются.

– На нашей ферме, которая считается мелкой, порядка 20 тысяч кур-несушек и поэтому для нас не предусмотрены субсидии, – комментирует Насырбек Мырзабеков. – Корма и витаминные добавки, которые завозятся из-за пределов области, покупаем на собственные деньги, к тому же на них тоже повысились цены. В птицеводстве не все так просто. К примеру, у нас дорогое оборудование, на улице плюс 40 или минус 30, а в птичнике в любое время должна поддерживаться одна температура, работают кондиционеры. Сбор яиц и другие операции автоматизированы, все очень энергоемкое… И все это входит в цену продукта. Имеет значение фактор сезонности. Так исторически сложилось, что высокая цена на яйцо держится поздней осенью и зимой. А затем цена снижается, люди весной и летом покупают их меньше. Но куры-то наши несутся. В прошлом году у нас себестоимость была порядка 30 тенге за одно яйцо, а средняя цена продажи сложилась на уровне 24-25 тенге, то есть сработали мы с минусовой рентабельностью. А чтобы развиваться, нужно продавать продукцию по той цене, которая позволяет покрывать ее себестоимость и получать доход. Другое дело, что в реальности все не совсем так. Цена на яйцо у нас – под увеличительным стеклом, потому что товар социально значимый. Ценообразование на крупных птицефабриках, которые субсидируются государством, контролирует антимонопольное ведомство, чтобы ничего не завышали. Мелким фермам ничего не остается, как равняться на них и потому если мы будем продавать свою продукцию по рентабельной для нас цене, ее никто покупать не будет.

Все-таки выходит, что главная причина кроется в кормах, которые фермеры приобретают на рынке. Так почему же цены на них никто не контролирует? Ведь в структуре себестоимости яйца, корма – это 70 процентов затрат. И если государство пытается контролировать цены на конечный продукт, то почему это не делает с кормами? Пшеница по сравнению с 2018-2019 годом подорожала более чем вдвое. Если раньше ее покупали по 50 тысяч тенге за тонну, сегодня – по 120 тысяч. И это лишь январь-февраль. А пшеницы в рационе – до 70%, и заменить ее нечем. Цены на шроты – соевый, подсолнечный – тоже выросли на 50 и более процентов. И полеводам предъявить нечего: у них дорожают ГСМ, техника, запчасти, ввели утилизационный сбор. Получается, что нет предпосылок к тому, чтобы за счет кормов можно было снизить себестоимость, как это было раньше. Наоборот, по этой причине яйцо неизбежно будет дорожать. А еще фермерам нужно покупать недешевые премиксы и витамины.

Местные власти, конечно же, предпринимают определенные меры для выравнивания цен на рынке, но эти механизмы могут сработать только на короткий срок, купировав проблему. И ожидать возврата к прежним отметкам в 270-300 тенге за десяток яиц уже вряд ли стоит. Как и предугадать дальнейшее ценообразование на яйца без сдерживающего фактора в виде СПК очень сложно. Безусловно, птицефабрики вернутся к прежним объемам уже в скором времени, оправившись от птичьего гриппа. Но за это время на рынке уже прочно установятся те цены, которые есть сейчас. И колебаться они будут теперь только со знаком плюс.

На днях Правительство страны предложило изменить категорию яиц с первой на вторую в перечне социально значимых продовольственных товаров. В Минсельхозе РК объяснили, что яйца второй категории дешевле первой, поэтому в социальной корзине должно быть яйцо второй категории. Категории 1 и 2 отличаются только весом, в то время как энергетическая и пищевая ценности яиц обеих категорий одинаковая. Мол, доля яйца 2-й категории позволяет закрыть потребность социальным слоям населения. Но дело в том, что и яйца категории С-2 тоже недешевые. Как это будет и что из этого получится, покажет время.

Наталья ЧЕРНЕЙ

Читайте также: