• : :
  • +7 (7242) 40 - 11 - 10
  • kizvesti@mail.ru
+28 °C
Ветер: 7 м/с
Влажность: 13 %
Давление: 750 мм
  • USD 399.67 (0.00)
  • EUR 452.95 (0.00)
  • RUB 5.82 (0.00)

ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА – ТАНДЕМ ГОСУДАРСТВА И НАРОДА

ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА – ТАНДЕМ ГОСУДАРСТВА И НАРОДА 
С момента учреждения в Казахстане института президентства прошло 20 лет, но интерес и внимание к его различным составляющим – конституционной, политической, исторической, личностной – лишь усиливаются. Во многом потому, что республике удалось обеспечить экономический рост, сохранить внутриполитическую стабильность, основанную на межэтническом и межконфессиональном согласии. Все эти достижения прежде всего связаны с именем Нурсултана Назарбаева. О создании, становлении и особенностях института президентства – наша беседа с членом Конституционного совета РК доктором юридических наук Виктором МАЛИНОВСКИМ.
– Двадцать лет деятельности Президента по меркам истории – период небольшой. Каковы, на ваш взгляд ученого-конституционалиста, главные итоги?
– Государство в любых условиях – кризиса или благоденствия – должно выполнять свое предназначение: быть гарантом прав и свобод личности, интересов и потребностей человека. На историческом перепутье 90-х годов прошлого столетия, тяжелейшего кризиса, трудного обретения государственной независимости под руководством Президента Нурсултана Назарбаева государство внутренне максимально сконцентрировалось. Когда осуществление радикальных реформ стало давать результаты, у государства появилась возможность активизировать законодательную и исполнительную ветви власти. Президентом был развернут процесс децентрализации и деконцентрации властных полномочий. Парламент, Правительство, другие центральные органы обрели новое дыхание. Тогда как в годы становления независимости попытки искусственно ускорить этот объективный процесс были чреваты общественным хаосом и нестабильностью. Именно политическая воля основателя казахстанской суверенной государственности помогла Казахстану этого избежать. Пройдя испытание коллапсом 90-х, в Республике Казахстан не просто состоялся механизм публичного управления. Страна проявила способности эффективного, мобильного государства, адекватно реагирующего на вызовы и угрозы, фундаментально освоив конституционализм и демократию как векторы своего дальнейшего совершенствования. При этом конституционная реформа 2007 года эффективно укрепила тандем государства и народа.
– Несколько слов в развитие темы об основе казахстанской государственности. В чем особенность ее модели?
– Основа казахстанской модели – сочетание народного и государственного суверенитетов. По действующей Конституции на вершине властеотношений пребывают народ Казахстана и Президент республики. Они – полноправные выразители двух суверенитетов – народного и государственного. Следующий уровень – это взаимоотношения в триаде: народ, Президент и Парламент. То есть единственного субъекта народного суверенитета и двух выразителей его воли. Третий уровень – функционирование государственной власти в соответствии с принципом разделения властей, механизмом сдержек и противовесов. Данная конституционная конструкция является принципиальным началом казахстан-ской президентской формы правления.
– Иногда в среде ученых нет-нет да и услышишь, что, мол, такой формы правления не бывает. Другое дело – монархия или республика…
 – Знаете, для многих легче жить в ласкающем флере привычных явлений, клише и неизменяемых понятий. Но это вовсе не значит, что все вокруг замерло в своем развитии. Так и с формами управления государством. Казахстан действительно не вписывается в классическое деление государств на монархии и республики, однако вряд ли это можно назвать прецедентом в динамике мировой эволюции государственного управления. Различия между ними (соответственно, монархом и президентом) стираются в рожденных современностью различных гибридных формах – монархиях с признаками республик и республик с признаками монархий. Общеизвестно, что ранее монархи избирались в Германской империи, Польше, Венгрии. В настоящее время выборная монархия существует в Малайзии и Объединенных Арабских Эмиратах. Более того, нередко заимствуются идеологический имидж и символика высших должностей. Отдельные весьма авторитетные государства-монархии учеными именуются не иначе как «условные монархии». Как видим, если, отказавшись от стереотипов и приняв формулу нашей Конституции, взять за основу классификации форм правления конструкцию принципа разделения властей, то государства будут подразделяться на «парламентарные» и «президентские». Ну и, конечно же, абсолютные и дуалистические монархии «в чистом виде». Такой новейший подход, широко практикуемый зарубежными учеными, как раз и нашел свое отражение в действующей Конституции республики. Я уже не говорю о бесчисленном многообразии различных смешанных республик с теми или иными наборами парламентарных и президентских компонентов. Основатели новых наций и новых государств, к примеру, признанные во всем мире Мустафа Кемаль Ататюрк и Шарль де Голль, при формировании конструкций будущих государств следовали интересам общества, а не слепо копировали чужие формы правления. Это и обеспечивало успех в служении нации их лидеров!
– Хотелось бы подробнее остановиться на казахстанской конструкции принципа единства и разделения властей.
– Действительно этот вопрос заслуживает более углубленного исследования, понимания и разъяснения. Многие непримиримые «западники» возводят на престол только одну сторону государственной власти – разделение властей. Да и многие наши специалисты и политики грешат такой однобокостью. Конечно, значимость учения Дж. Локка и Ш. Монтескье велика. Но не абсолютна. Ведь здравомыслящие люди прекрасно знают, что социальная основа власти, происходящей из народа, – это ее единство. На своем опыте и на примерах соседей мы видим, к чему приводит двое- или троевластие. Оно чрезвычайно опасно для утверждающейся нации! Честность и научная корректность положения третьей статьи Конституции Казахстана о единстве государственной власти и ее осуществлении на основе разделения властей и механизма сдержек и противовесов получили за-служенную положительную оценку «в пример другим» от опытнейших зарубежных государствоведов. Ну а сторонникам классического подхода я бы порекомендовал не забывать о том, что вслед за теорией разделения властей появилась концепция социального единства власти Ж.-Ж. Руссо, да и государство, как таковое, изменилось до такой степени, что применять к нему лишь одно измерение XVII–XVIII веков, мягко говоря, не совсем методологически корректно. В Конституции Казахстана проведена четкая линия между главным носителем государственного суверенитета – Президентом республики, президентской формой правления, единой по сути и разделенной по формам осуществления властью и функциями Главы государства.
– На чем основано ваше представление о том, что по мере развития государства и общества будет усиливаться потребность в наличии сильного координирующего центра – Президента республики?
– Такое понимание связано с историей и современным состоянием развития государства. Не сегодня и не вчера, а гораздо раньше возникла теория о существовании в любом государстве самостоятельной координирующей (имперской, верховной, кураторской, цефальной и пр.) власти, которую осуществляет Глава государства при любой форме правления. Наполнение ее реальными полномочиями стратегического и тактического плана зависит от особенностей конкретной страны, присутствия и остроты тех или иных противоречий в обществе. В современном высокоразвитом государстве появляются новые ветви власти: избирательная, контрольная, финансовая… Значительными средствами воздействия на общество обладают политические партии, СМИ, экономические институты. Должен быть авторитетный координирующий и арбитражный центр, объединяющий усилия на важнейших направлениях и решающий споры между различными институтами общества и государства. А также основывающийся на воле народа и проводящий ее в жизнь. И таковым может быть только Глава государства.
– На состоявшейся недавно международной конференции в Алматы вы предложили определить институты президентства и Первого Президента Казахстана в качестве конституционной ценности нашей страны. Какие доводы легли в обоснование данной идеи?
– Единственной политической формой организации общества является государство. Это слаженный механизм жизнедеятельности, сосуществования власти и народа. На наших глазах Казахстан постепенно утверждается в качестве демократического, правового социального и светского государства. Его Главой и высшим должностным лицом является именно Президент. Институт казахстан-ской президентуры воплощает в себе признанные учеными свойства конституционной ценности. Приведу некоторые из них. Он составляет ядро и движущую силу современного конституционализма. Являясь продуктом объективных факторов развития Казахстана, учрежденный двадцать лет назад, данный институт развивается и совершенствуется посредством общественной практики. В институтах президентства в целом и Первого Президента в частности заинтересовано все общество. Достигнутые страной результаты говорят о высокой эффективности деятельности Главы государства. В качестве основ нормальной жизнедеятельности человека и государства оба института совершенно заслуженно должны быть высоко ценимы и уважаемы конкретными людьми, обществом и государством. Их функционирование должно гарантироваться и обеспечиваться не только силой государства, но и ресурсами самого общества, авторитетом и реальным влиянием общественных институтов. Напомню: в конституциях многих стран уважительное отношение к основателям независимых государств, тем, кто стоял у истоков формирования ныне преуспевающих наций, совершенно обоснованно отражается в текстах основных законов, наименованиях стран, присваиваемых парламентами персональных именах, символах и титулах, а также в иных формах общественного признания. Это и справедливо, и конституционно!
– Каким образом реализуется закрепленное в Основном законе единство народа и государственной власти, народного и государственного суверенитетов?
– Глава Казахстана – Лидер нации – входит в политическую систему непосредственно в качестве одного из ее главных и системообразующих элементов. Обращаю внимание на положения действующей казахстанской Конституции: статьи 3 и 40 возлагают на Президента функции выступать от имени народа и государства, а также представлять республику внутри страны и в международных отношениях. Являясь носителем воли народа, Первый Президент «от имени народа и государства» руководит конституционным процессом, общается с лидерами различных партий и религий, редакторами и журналистами СМИ, простыми гражданами во всех уголках страны... Определяет основные направления внутренней и внешней политики, одобряет либо утверждает концепции и государственные программы развития различных секторов государственной и общественной жизни. Такая деятельность всецело соответствует Конституции и отвечает интересам страны. Согласно императиву пункта 2 статьи 40 нашей Конституции, Глава государства является символом единства народа и государственной власти. Как мне представляется, данная норма означает, что Президент всей своей деятельностью обязан обеспечивать, во-первых, народный органичный монолит как единую казахстанскую нацию в составе государствообразующей нации и других соотечественников, во-вторых, единство государственной власти в совокупности всех ее ветвей и институтов, в-третьих, единство народа и государственной власти, народного и государственного суверенитетов. Наивысшая легитимность конституционного Лидера нации Нурсултана Абишевича Назарбаева неоднократно проверялась и постоянно подтверждается всенародным волеизъявлением. Убежден, Первый Президент страны в полном соответствии с духом и буквой Конституции использует все правовые и иные возможности для полной реализации конституционных функций на благо Казахстана. «Казахстанская правда», №123.
13 июля 2010 13 июль 2010 г. 328 0