• : :
  • +7 (7242) 40 - 11 - 10
  • kizvesti@mail.ru
+30 °C
Ветер: 10 м/с
Влажность: 11 %
Давление: 751 мм
  • USD 399.67 (+0.16)
  • EUR 452.95 (+5.62)
  • RUB 5.82 (+0.04)

О ЧЕМ МЫ КОГДА-ТО ПИСАЛИ

От выборов до выборов
В течение трех послевоенных лет проходили выборы в различные Советы, и эта тема, разумеется, была одной из главных в газете. Уже в пять утра, за час до начала голосования, на избирательном участке собиралось человек двести, и корреспонденты «Ленинского пути» не упускали случая поговорить с избирателями. «Рассказывал Иван Петрович Горчаковский, старожил Кзыл-Орды, восстанавливая в памяти мрачные картины сорокалетней давности из жизни старого Перовска. - В этом доме, что рядом с избирательном участком, помещалась уездная управа. Уездным начальником был Никольский – гроза, деспот, властитель города и уезда. Собственно, их было трое: «Козел», «Дубина» и «Хапун». «Козлом» народ называл Никольского – за блудливые его походы на карманы жителей. «Дубина» - это пристав Сальников, нещадно избивавший при всяком случае жителей, а «Хапун» - писец канцелярии Никольского. Этот брал взятки всюду, обложил личным подоходным поголовным налогом всех без исключения горожан и кочевников уезда. Доходы, разумеется, великодержавная троица делила дружески между собой». В день выборов газета выходила с портретом вождя и шапкой типа «Сталина – творца великих побед народ избирает в Верховный Совет», а предшествующее этому событию время постоянно вела рубрику «На трудовой вахте», где помещались примерно такие заметки. «Паровозная бригада старшего машиниста Кзылординского паровозного депо тов. Зайцева в честь выборов в Верховный Совет Казахстана совершила выдающийся скоростной рейс. Участок Чиили-Кзыл-Орда бригада проследовала без набора воды. Техническая скорость локомотива превышена на 9 километров в час». Не обходилось без критики, но такие материалы публиковались под другими рубриками и на других страницах, хотя иногда тоже имели отношение к теме выборов. «Радиокомитет не считается с запросами своих радиослушателей, - отмечал в письме в газету старший лейтенант С. Бердичевский. – Местные передачи ведутся на низком уровне. Короткие информации, подаваемые под названием «последние известия», однообразны, незанимательны, не дают представления о жизни нашей области. В Кзыл-Орде есть научные силы, есть большой отряд интеллигенции, есть много стахановцев, передовиков производства, но их выступлений по радио мы почти не слышим. Зато дважды в день в эфир несется голос диктора Сергеевой. Суконным языком, невыразительно, читает она материал, своим безграмотным произно­шением превращая в брак любую газетную статью, любое литературное произведение. От редакции: Безграмотное произношение, искажение слов, порой перерастающие в политические ошибки, стали систематическим явлением. 24 января утром (читая статью Председателя Президиума Верховного Совета республики – прим. автора) Сергеева исказила фразу и получилась бессмыслица: «в руках свободного труженика – трактор, комбайнер (вместо комбайн) и другие сельскохозяйственные машины». Читая эту же статью, диктор произносила: «полиметический» вместо полиметаллический, «энергеция» вместо энергетики, «обетовая земля» вместо обетованная земля и прочие перлы. Вечером 24 января, передавая объявления, Сергеева захлебывалась от смеха, что вынуждало ежесекундно выключать микрофон. Причина веселого настроения Сергеевой неизвестна…» Вместо послесловия к этой главе скажем, что в последние десятилетия дикторы у нас были на уровне, а нынешние дикторы облТВ Айгуль Оразова и Майра Оспанова (имеется в виду 1999 год – прим. авт.) микрофоны во время эфира не отключают, а к своему делу относятся со всей серьезностью – независимо от настроения. «Пятилетку – в четыре года!» Этот почин ленинградцев в конце 1947 года был подхвачен повсеместно, а в начале следующего года «Ленинский путь» рассказывал о человеке, в числе первых в области выполнившем личное пятилетнее задание. «Однажды, принимая наряды на выполненную работу, расценщик промывочного цеха Кзыл­Ординского паровозного депо долго рассматривал один из них, недоумевая. - За одну смену 16 тендерных подшипников? Не может быть! Тут что-то перепутано. Был вызван исполнитель работ – слесарь Макаров. - Послушай, - обратился к нему расценщик, - как это ты сумел выполнить за одну смену 16 норм? Придется тебе принести подтверждение. Макаров пошел к парторгу цеха. - За смену 16? – удивился тот не меньше расценщика. – Покажи-ка нам, как ты добился этой рекордной выработки. И вот перед всеми ремонтниками слесарь Андрей Романович Макаров продемонстрировал свой новый рационализаторский метод осмотра подшипников. Он произвел его без отъема рессоры, манжета и буксовой распорки. На все это, как и в первый раз, он затратил лишь 30 минут вместо 7 часов по норме». Старались и труженики села. «До сих пор у нас косовица риса шла только вручную, - предварял свой рассказ об одном из технических новшеств того времени председатель колхоза «Актюбе» Чиилийского района С. Бохаев. – Первые же дни показали, что эту технику нетрудно освоить. Под руководством бригадира тракторной бригады т. Ким Енгена колхозники т.т. Кенжебеков и Ботабаев быстро научились работать на самосброске. Мы подобрали из лучших колхозников группу, которая обслуживает жатку на рисоуборке. Двое работают на машине (один на жатке, другой управляет лошадьми), 4 колхозника разравнивают валики и мелкие арыки и расчищают дорогу для прохода жатки, а четверо вяжут снопы следом за жаткой». В то же время сельчане часто нуждались в помощи горожан, поэтому эта тема нередко появлялась в газете. «В Кзыл-Орде есть много примеров чуткого и заботливого отношения к запросам колхозного производства. Хорошая традиция шефства рабочих коллективов над сельскохозяйственными артелями в нынешнюю весну возродилась и показала хорошие результаты. Взять, скажем, паровозное отделение. Здесь сделали большое дело, пойдя навстречу подшефной Каракеткенской МТС. Станция нуждалась в токарях, и паровозники командировали туда своего рабочего т. Михайлова, он там находился 30 дней. От ст. Кзыл-Орда до ст. Каракеткен для МТС было перевезено 16 тонн груза, кроме того, при помощи электросварки и автогена мастерские депо отремонтировали 20 железных бочек для слива горючего, привели в порядок 20 шестерен, столько же валиков, приладили насос. Но есть в Кзыл-Орде и такие, с позволения сказать, шефы, которые больше занимаются разговорами, нежели оказанием помощи колхозному аулу. Чем, например, могут похвалиться работники железнодорожного ОРСа, если до сих пор ничего реального не сделали колхозу «Тереньсай» Сырдарьинского района. На посмешище выставили себя орсовцы, отремонтировав для отвода глаз единственный плуг, да и то не без взаимной услуги. Сразу видно, что руководители ОРСа далеко не поняли тех политических задач, какие поставлены сейчас перед сельским хозяйством, раз они на первый план ставят свои торгашеские интересы». К сказанному добавлю, что в послевоенные годы рабочие, колхозники (как и область в целом) брали на себя повышенные обязательства, и это называлось не иначе как «клятва Сталину». Понятно, что соответствующим был и спрос за выполнение. Нашел клад – пиши в газету «Выравнивая пол в кладовой у себя во дворе (дома №47 по ул. Малькова) старший бухгалтер рыболовецкого колхоза «1 Мая» Хван Дмитрий Максимович обнаружил серебряный клад. Клад был захоронен на глубине 40-50 см. в красном глиняном кувшине – прекрасно обожженном, глазурованном изнутри целиком и снаружи по шейку; по кувшину – орнамент в две полоски. В кувшине было 459 монет. Годы чеканки денег серебряных – 1867-1915, медных – 1842-1916. Общий вес клада, вместе с кувшином, 2 кгр. По всем данным, неизвестное лицо захоронило клад в 1917-1918 годы. Тов. Хван Д.М., выполняя патриотический долг, тотчас же обратился с письмом в редакцию «Ленинский путь» о находке клада и заявил, что передает его в местный краеведческий музей». Музею, можно сказать, повезло, потому что этот дар был не единственный в то время. «Горный инженер Маянцев Георгий Петрович, находясь в экспедиции по гидрогеологическому обследованию массива Арыскума в нашей области, открыл стоянку людей каменного века. Место находки – в ста километрах по прямой, на север от г. Кзыл-Орды, в Тереньузякском районе, в местности Агин. …Маянцевым Г.П. собрано на стоянке десять предметов материальной культуры первобытного человека: оружие и бытовые предметы. Из них большой интерес представляют четыре каменных наконечника стрел из различных цветных горных пород; скребок для обделки кожи из необычайно крепкого камня; керамика – черепки посуды, горшков, с оригинально спекшейся светлой облицовкой и узором; женские отшлифованные украшения и, в заключение, самородок зеленой яшмы, имевший ритуальное значение. Ранее, в глубокой древности, тут был, вероятно, источник воды – большое пресноводное озеро. Здесь под плитчатым восьмиметровым обрывом и заложили когда-то свои стойбища и огнища первобытные люди. Они были охотниками». Люди старшего поколения 1947 год запомнили прежде всего как год денежной реформы и отмены карточек на продовольственные и промышленные товары. В то время «Ленинский путь» немало материалов посвятил торговле, в том числе – нелегальной. «Ежедневно к приходу на станцию Кзыл-Орда пассажирских поездов, особенно ташкентских, за железнодорожной линией, около помещения бывшего продпункта собираются группки людей. У многих из них в руках – безобидные узелочки … с семечками. Подходит поезд. С него соскакивают пассажиры и устремляются за линию. Встреча. Быстрые переговоры, идет «торговля». Через некоторое время приезжие возвращаются с полными мешками, рюкзаками и прочей мягкой тарой и спокойно занимают свои места в вагонах. Поезд уходит. «Сборный пункт» пустеет до следующего поезда. Это – спекулянты и перекупщики. Местные и иногородние. Главный объект их операций – рис. Орудуют спекулянты в открытую, так как им нечего опасаться: городская милиция сюда не заглядывает, а железнодорожная считает, что это не ее дело». Писала газета и о так называемых три «О» - постоянных спутниках торговли и общепита. «В Кзыл-Орде, почти на каждом углу центральной части города можно встретить закусочную или чайную. Но они далеки от тех требований, которые к ним предъявляются – общественное питание не налажено, а обмеры, обвесы и обсчеты вошли в систему. …Так, например, сало свиное недовешивали на 10 граммов, котлеты – до 8 граммов, жареное мясо – до 20 граммов, а в чайной №3 даже позволили подавать посетителям водочные изделия крепостью 36 градусов вместо 40. …Выполнять план, «угощая» горожан блюдами, приготовленными в антисанитарных условиях, да к тому же подавая их с обвесом, это ли не преступление?». Вопрос, что называется, по существу, но сейчас мы будем только рады, если на базаре нас обвесят на десять граммов – в наши дни это такая мелочь, на которую и внимания не обращают. Судя по газете, пятьдесят лет назад обвешивать покупателя на 250-300 граммов никто не додумался, хотя и тогда некоторые торговцы были не промах.
Казбек ТИМУРОВ.
10 февраля 2010 10 февраль 2010 г. 461 0