• : :
  • +7 (7242) 70 - 00 - 60
  • info@kzvesti.kz
-2 °C
Ветер: 2 м/с
Влажность: 90 %
Давление: 755 мм
  • USD 371.31 (0.00)
  • EUR 419.32 (0.00)
  • RUB 5.59 (0.00)

«КЗЫЛ-ОРДА, УЛАН-БАТОР...»

В декабре 1969 года мы, делегация казахстанских ученых – обществоведов, прибыли в город Ашхабад для учас-тия в работе Всесоюзной научной сессии, посвященной 100-летию со дня рождения В.И. Ленина и разместились в гостинице «Ашхабад». Каждый вечер, после ужина мы совершали прогулку перед зданием гостиницы и говорили о том о сём, чаще о выступлении на сессии.
Однажды, в связи с проблемой перехода Монголии к социализму, я вспомнил о давнем факте, прочитанном мною в газете в годы учебы в аспирантуре в Москве, и сказал негромко своим товарищам по ряду, поскольку назвать имя Т. Рыскулова было рискованно  (мы шли рядами, в первом ряду – академик АН Каз ССР А. Нусупбеков, академик АН Каз ССР С. Бейсембаев, член-корр. АН Каз ССР С.Толыбеков, доктор исторических наук проф. А. Турсунбаев. Во втором ряду вместе со мною – зав.отделом науки и вузов ЦК Компартии Казахстана М. Фазылов, и зам.министра высшего и среднего образования Казахской ССР С. Кенжебаев и директор Института философии и права АН Каз.ССР Т. Жангельдин), что название города Улан-Батор вместо старого названия Урга от монгольского слова Оргоо (ставка) дано Т. Рыскуловым. Вспомнил об этом потому, что говорили об условиях и особенностях развития отдельных стран, в частности, минования капитализма, при общей закономерности, последовательной смены формации. Говорил я тихо, своему ряду. С. Бейсембаев, идущий в первом ряду, тут же остановился и, повернувшись к нам, спросил: «Что ты сказал?» Я повторил. На этом наш диалог на эту тему
закончился.
По приезде в Алма-Ату, спустя некоторое время, раздался теле-
фонный звонок на кафедре. Звонившая представилась работницей, кажется, партархива Института истории партии при ЦК Компартии Казахстана и спросила, в каком источнике имеется то, о чем я говорил в Ашхабаде относительно Т. Рыскулова и о наименовании города Улан-Батора? Разумеется, я рассказал ей, откуда я об этом знаю.
Это было в 1951 или 1952 годах, когда я проходил учебу в аспирантуре Института философии АН СССР, куда был прикомандирован. Усиленно работал над кандидатской диссертацией в Государственной библиотеке СССР
им. В.И. Ленина, изучал, обрабатывал массу литературы, просматривал подшивки газет.  В одной из статей я прочитал то, о чем рассказал. Подшивка газеты относилась к 1926-1927 годам. Точное название статьи или ее автора, число и год издания и название газеты не помню, не записывал, но статья меня очень заинтересовала потому и запомнил ее. Кажется, это было интервью Т.Рыскулова с корреспондентом мос-
ковской газеты в связи с назначением его на должность заместителя председателя Совнаркома РСФСР. Это было то время, когда одно упоминание имени Т. Рыскулова, репрессированного как «враг народа», было далеко не безопасно. Но статья была на русском языке, потому что на казахском языке газеты издавались в те годы арабским шрифтом, который я не умел читать. Кажется, это была «Вечерняя Москва», потому что были слова «вечерняя беседа». После моего неопределенного ответа, собеседница поблагодарила и повесила трубку. Через некоторое время тот же голос снова по телефону поинтересовался, не вспомнил ли я об этой статье. Я ответил: «Нет». Она заметила, что перерыла все подшивки газет, но ничего подобного не обнаружила. Спустя примерно полгода или год я узнал, что
С. Бейсембаев, работавший тогда директором Института истории партии при ЦК Компартии Казахстана, получил коман-
дировку в г.Улан-Батор и там в архиве МНРП действительно обнаружил нужный документ. Он об этом факте, естественно, сообщил в ряде своих публикаций и научных докладах. Следовательно, сообщение мое подтвердилось, а газетная версия оказалась правдивой.
Дело обстояло так. Когда Т. Рыс-кулов прибыл в Монголию, там участ-вовал в диспуте о названии столицы МНР вместо старого Урга. Выступая на собрании Высшего Народного Хурала, Т. Рыскулов предложил назвать их столицу «Улан-Батор» по образцу Кзыл-Орды. Название было принято единогласно. Но раз так, то я должен рассказать и о другом, о чем я тогда не сказал, просто не было в этом надобности. Дело вот в чем. В той же статье, о которой я рассказывал, далее из уст Т. Рыс-кулова сообщалось, что название города Кзыл-Орда тоже принадлежит ему,
Т. Рыскулову, вместо прежнего Перовска. Это связано с переездом столицы рес-
публики из Оренбурга ближе к берегам Сыр-Дарьи. Сравните казахские слова «орда» и монгольское «оргоо». Корень этих двух слов один – «ставка». «Кзыл-Орда» – Красная ставка, а «Улан – Батор» – Красный батыр. Совпадение прямое. В газете проводилась мысль о том, что новые названия этих двух городов принадлежат одному и тому же человеку – Т. Рыскулову. Название Кзыл-Орда возникло чуть раньше, Улан-Батор –
немного позже. Связано с прибытием Т.Рыскулова в Монголию.
Турар Рыскулов (1894-1938) видный государственный и политический дея-тель. В 1919-1920 годах нарком здраво-
охранения, Председатель ЦИК Туркестанской АССР, в 1922-1924 годах Председатель СНК Туркестанской АССР, в 1924-1925 годах зам. зав. восточным отделением Коминтерна, представитель Коминтерна в Монголии, в 1926 - 1937 годы  зам. председателя СНК РСФСР. В 1937 году был
репрессирован.
Имя Т.Рыскулова широко известно и в научных кругах. Он автор ряда научных публикаций. О нем написано немало книг и статей. Писатель Ш.Муртазаев написал исторический роман «Красная стрела» и пьесу «Письмо Сталину». Но тем не менее считаю не лишним дополнить насыщенную биографию незаурядного человека и борца за лучшую жизнь и социальную справедливость некоторыми малоизвестными штрихами.
Досмухамед Кшибеков,
академик НАН РК
Кызылординские вести / Предыдущие номера 13 октябрь 2018 г. 131 0
  • Осторожно, угарный газ!