• : :
  • +7 (7242) 70 - 00 - 60
  • info@kzvesti.kz
-1 °C
Ветер: 1 м/с
Влажность: 76 %
Давление: 761 мм
  • USD 371.31 (0.00)
  • EUR 419.32 (0.00)
  • RUB 5.59 (0.00)

СУДЬБА И РОДИНА — ЕДИНЫ

Ботагоз АЖАРБАЕВА
В этом году исполнилось 80 лет, как корейцы насильственно были депортированы с Дальнего Востока в Казахстан. Во многом благодаря поддержке казахского народа они пережили трудные времена. Сегодня корейский этнос – неотъемлемая часть нашей многонациональной независимой страны. Тысячи корейцев нашли новую Родину на кызылординской земле.
Депортация корейцев началась в сентябре 1937 года на основании совместного постановления Совнаркома и ЦК ВКП(б) "О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края", подписанного Сталиным и Молотовым. Более 170 тысяч этнических корейцев были депортированы из приграничных районов Дальнего Востока на территорию Южного Казахстана и в Узбекистан. Большинство из 98 454 корейцев, переселенных в Казахстан, оказались на территории нашей области. Из-за нехватки жилья их разместили в зданиях мечети, складах, сараях. Из 6000 корейцев, которые должны были быть размещены в Казалинске, 250 человек поселили в здании бывшей тюрьмы, 750 – на складах, 100 – в мечети, остальных в порядке уплотнения разместили по квартирам, где на одного человека приходилось по 0,5-2 квадратных метра жилья. Две тысячи корейцев были устроены в Кызылорде. Отсутствие дров, керосина, тепла сказывалось на здоровье переселенцев, особенно их детей. В таких условиях люди пережили страшную зиму 1937-1938 годов. Если по переписи 1926 года в Казахстане проживало 42 корейца, то по переписи 1939 года их было уже 96 457 человек.
В нашей области выросло не одно поколение корейцев – детей, внуков и правнуков тех, кто был депортирован сюда. Сегодня осталось мало свидетелей тех трагических событий. В числе тысяч переселенцев в низовьях Сырдарьи оказалась и Валентина Ли. Ей было всего пять лет, когда семью осенью 1937 года вывезли из Дальневосточного края, но она многое помнит в деталях. В памяти сохранилось и то, что рассказывала ей мать.
– Нас привезли на грузовике на вокзал Уссурийска, – вспоминает Валентина Васильевна. – Стояла осень. Было очень холодно. Вначале отправляли сельских жителей, затем городских. Мы выехали почти налегке – разрешили взять только самое необходимое. Семья наша была большая – девять человек: бабушка, папа, мама и шестеро детей. Самому старшему брату Павлу 17 лет, остальные девочки. Самой младшей было всего восемь месяцев. Папа был учителем начальных классов. Мама швеей. Нас отправляли в товарных составах, в среднем из пятидесяти вагонов. В каждом – по несколько семей. Нам дали вагон на две семьи. С нами ехала семья из пяти человек. Помню, мы разделили вагон на две половинки, наша была в два раза больше. Нары двухъярусные, сколочены на скорую руку. Дети спали на верхней полке. Конечно, нам, малышам, тогда было боязно, но в то же время интересно. Когда состав резко тормозил на станциях, доски раздвигались и мы падали вниз на нижние полки, где часто пили чай взрослые. В вагоне стояла «буржуйка», правда толку от нее не было никакого из-за отсутствия дров. Почти не было еды, мы старались запасаться водой на остановках.
У всех было тревожно на душе. Родители часто вели разговоры, думая о будущем. Куда едем? Что ждет нас на новой земле? Какие люди там живут и как они нас встретят? Честно сказать, о казахском народе мы тогда не слышали и не знали. В пути были целый месяц. Родители вспоминали, что в дороге умирало много людей, в основном, стариков и детей. На каждой станции кого-то хоронили. К счастью, наша семья доехала без потерь.
В конце октября переселенцев выгрузили на станции Казалинск.
– Казалинск встретил нас ветром, кругом густые заросли камыша, тугаи, – продолжает тетя Валя. – Но взрослых успокоило то, что есть вода. Растет камыш, значит, можно выращивать рис, овощи.
Прибывших корейцев размещали на скорую руку. Многих поселили в бараках и неприспособленных помещениях, где не было отопления. У людей – ни работы, ни продуктов питания. Поначалу семья Ли жила на оставшиеся сбережения, но они быстро закончились. Тогда глава многочисленного семейства решил перебраться в Кызылорду, чтобы работать в школе учителем.
– После долгих поисков на небольшие сбережения бабушки родители купили маленький домик по переулку Ленина. Рядом была школа, рынок, вокзал, – говорит В.Ли. – Папа с братом провели отопление под полом. Топили джингилем, саксаулом. Отцу так и не удалось найти работу. Старшие сестры с матерью подрабатывали мытьем полов в соседних школах.
Вскоре в семью, которая еще не успела обосноваться в новом доме, пришла беда. В феврале 1938 года арестовали отца, Ли Чан Нена. Позже выяснилось, что на него донес ехавший вместе с ними сосед по вагону.
– Последними словами папы были: «Репрессия догнала нас и здесь». В памяти на всю жизнь остались его глаза, полные отчаяния и печали. Он мысленно прощался с нами, зная, что больше никогда нас не увидит, – не в силах скрыть слезы рассказывала Валентина Васильевна.
Всех арестованных отправили в товарном поезде в Алма-Ату. Через несколько дней пришла страшная весть, что отца Вали расстреляли. Больше всех горевала бабушка, потерявшая единственного сына. Через месяц пришло письмо-уведомление, в котором говорилось, что Ли Чан Нен не виновен и оправдан. Спустя двадцать лет он был реабилитирован посмертно.
– В то время ходили слухи, что арестованных тогда никуда не увозили, а расстреливали на том самом месте, где сейчас памятник жертвам политических репрессий, – говорит тетя Валя. – Когда в 80-е годы прошлого столетия там нашли останки людей и простреленные черепа, я не могла успокоиться и долго плакала. Мне кажется, что там лежит и мой папа. Каждый год мы приходим к памятнику, чтобы почтить его память. Другого места поминовения у нас нет.
С высоты прожитых лет Валентина Васильевна понимает, какую трудную жизнь пришлось прожить ее матери, одной поднявшей на ноги шестерых детей.
– Наши родители выжили только благодаря поддержке местного населения, – отметила моя собеседница, – казахский народ, несмотря на собственные тяготы и лишения, принял обездоленных переселенцев с Дальнего Востока, дал еду и кров. Если бы не помощь и гостеприимство казахов, их теплое отношение к нам, трудно представить, что было бы с нами. Мы всегда это помним и всегда воспитывались в духе благодарности казахскому народу.
Тетя Валя рассказала о тяжелых годах Великой Отечественной войны. Она с печальной улыбкой вспоминает, как два года подряд ходила в первый класс. В школе училась только осенью, зимой сидела дома – не было теплой одежды, а самое главное – обуви. Чтобы дочь не отставала от сверстников, мама сшила ей бурки из лоскутков – тряпочные валенки с прошитой внутри ватой. В сухую погоду в них было хорошо, но в дождь и снег Валя сидела за партой с насквозь промокшими ногами.
– В то время мы жили по улице Нариманова, это там, где располагался КГБ, – продолжает В.Ли, – соседи были очень добрые. Хозяйка небольшого семейства Бибисара часто угощала нас куртом, горячими лепешками, пожаренными на масле. Ох, какие же они были вкусные! До сих пор помню их вкус. Рядом жила семья Макара Журбы. У них было двое детей. Их сын – Герой Советского Сою-
за Иван Журба. Они нас тоже сильно выручали. У них было свое хозяйство, корова, сад. Помогали нам фруктами, молоком, всем, чем могли. Все соседи, неважно – казах, русский или кореец – жили одной дружной семьей, делились последним.
Валентина Ли давно на пенсии. Ветеран образования, она долгие годы учила детей русскому языку и литературе. Вместе с супругом Борисом Цоем в этом году они отметили бриллиантовую свадьбу – 60 лет совместной жизни. Вырастили двух сыновей, есть внуки, сейчас не нарадуются правнукам. Борис Цой стоял у истоков создания областной Ассоциации корейцев. Он с гордостью вспоминает, что был в числе делегатов первого съезда Всесоюзной Ассоциации советских корейцев, который проходил в самом начале девяностых годов прошлого столетия в Москве. Активно работает в корейском этнокультурном центре и Валентина Ли. До сих пор в ее памяти тот первый Новый год по восточному календарю, который корейская диаспора впервые после депортации встречала на кызылординской земле. Сотни корейцев с чувством безмерной радости отмечали праздник в Доме культуры имени А.Токмагамбетова.
– Мы тогда еще раз почувствовали и осознали, в какой прекрасной стране живем, – подчеркнула Валентина Ли. – Казахстан стал для нас родным домом. Мы его полноправные граждане. Здесь мы получили возможность плодотворно трудиться, учиться, воплощать свои мечты в реальность. Благодаря политике Президента страны, ставшего инициатором создания уникального института мира и дружбы – Ассамблеи народа Казахстана, мы так же, как и другие этносы, сохранили свою самобытность, традиции, культуру, родной язык. Мы постоянно ощущаем заботу и внимание со стороны государства и стараемся внести свой вклад в процветание нашей общей Родины – Казахстана.
Вот уже 80 лет корейцы живут на благодатной казахской земле. Они многое сделали в разных отраслях экономики, образовании, культуре. Среди тех, кто наращивал потенциал нашего региона, – легендарный председатель колхоза «III Интернационал», Герой Социалистического труда Цай Ден Хак, первый председатель областной Ассоциации корейцев Казахстана, главный редактор областной газеты «Кызылординские вести» Евгений Хан, руководитель строительной компании Герман Ким и многие другие. Для многонационального народа казахская земля стала единым домом, единой судьбой.
Кызылординские вести / Четвертая полоса 25 ноябрь 2017 г. 272 0
  • Осторожно, угарный газ!