• : :
  • +7 (7242) 70 - 00 - 60
  • info@kzvesti.kz
+18 °C
Ветер: 5 м/с
Влажность: 46 %
Давление: 744 мм
  • USD 326.17 (0.00)
  • EUR 401.25 (0.00)
  • RUB 5.31 (0.00)

ПЕСНИ НАРТАЯ НЕ СМОЛКНУТ ВОВЕК

«Без опоры на национально-культурные корни модернизация повиснет в воздухе. Я же хочу, чтобы она твердо стояла на земле. А это значит, что история и национальные традиции должны быть обязательно учтены.
Это платформа, соединяющая горизонты прошлого, настоящего и будущего народа.
(Из статьи Главы государства Нурсултана Назарбаева
"Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания")
Максут ИБРАШЕВ
«В своей статье Глава государства особое внимание уделил сохранению национальной идентичности, которая достигается путем возрождения наших культурных ценностей и их глубокого изучения. Это особенно важно для нашей молодежи», – так началась наша беседа  с Ашимханом Оспановым, заслуженным деятелем культуры Казахстана, одним из основателей школы искусства имени Нартая Бекежанова, стоявшим у истоков создания мемориального музея Н. Бекежанова, организатором республиканского конкурса  исполнителей произведений Нартая-акына, который прошел в Астане. Не ошибусь, если скажу, что о легендарном Нар-тае ата в нашем регионе больше всех знает  он. Поэтому послушаем его рассказ.
– Среди казахских народных певцов было немало многогранно одаренных людей. Обычно они были не только певцами-исполнителями, музыкантами, композиторами. Среди них были и незаурядные поэты, акыны-импровизаторы. В настоящее время их называют певцами-акынами или акынами-жырши. Такие акыны-жырши оставляли, как правило, значительный след как в литературе, так и в музыке.
Их творчеством занимаются  литературоведы, историки литературы, музыковеды, историки музыки. И это вполне понятно. Сама эпоха нуждалась в таких универсалах. И щедро рождала их казахская земля. Несмотря на «распределение труда» и узкую специализацию среди мастеров искусства позднего времени, уже в наши дни было немало таких универсально одаренных людей, которых казахи называют «восьмигранными».
Традиция не умерла, она приобрела лишь новые формы, новое содержание. Современные певцы-акыны, акыны-жырши своими песнями, стихами, музыкой принимают самое активное участие в великой стройке нашего времени. Среди плеяды певцов-сказителей, певцов-акынов одно из самых почетных мест занимает Нартай Бекежанов. Он рано прославился как певец.
«Песня Нартая», родившаяся в начале двадцатых годов в Кзыл-Орде, стала за короткое время известна в Западно-Казахстанском и Южно-Казахстанском краях.
В тридцатые годы, годы бурного развития национальной культуры, имя Нартая гремело не только в присырдарьинских аулах и городах, но и по всему Казахстану. Нартай стал не областным, не краевым, а всенародным певцом…
Нартай родился в 1890 году в ауле Бестам. Это территория нынешнего Шиелийского района. Отец его, бедный скотовод, еле сводил концы с концами. Нартаю не исполнилось и двух лет, как отец умер. Семья осталась без кормильца. До тринадцати лет мальчик жил с матерью. Мать, волевая, энергичная женщина, работала от зари до зари, старалась, как могла, смягчить сиротскую долю сына.
Много лишений и мытарств пришлось пережить им. Нартай рос крепким, сильным. Тринадцатилетним подростком, чтобы как-то помочь матери, он пошел в батраки к местному баю Кошкинбаю. Через некоторое время Нартай отправился в поисках заработка в Каракумы. Уныло тянулись годы, годы лишений и нужды. Девять долгих лет батрачил молодой Нартай.
Суровая жизнь закалила его характер. Он вырос спокойным, сдержанным, немногословным. Постоянная нужда, повседневные заботы не заглушили его природного дара певца. Он был еще подростком, когда за ним закрепилось прозвище «парень-певец». Нартай сделал себе из курая сыбызгы – длинную деревянную дудку с отверстиями – и целыми днями наигрывал знакомые мелодии песен и кюев.
Лет с двадцати Нартай целиком отдался любимому искусству – пению и игре на различных инструментах. Конечно, потребность играть и петь пришла к нему не сразу, не не-ожиданно, к двадцати годам он уже прошел кое-какую «подготовку». Мать Нартая, Бактыгуль, была известной певицей и неплохой поэтессой. Нартай любил слушать пение матери. Бактыгуль заметила интерес сына к песням, и когда Нартай находился дома, часами, как бы «для себя», пела. Дядя Нартая, Мансур, был акыном, известным в тех краях, песни его пели во всех окрестных аулах. Мать и дядя незаметно, исподволь воспитывали в Нартае интерес и любовь к музыке и поэтическому слову.
К тому же именно в это время случилось событие, которое окончательно определило судьбу Нартая. В город Ак-Мечеть прибыл прославленный в больших родах аргын и найман акын Тайжан. Это было еще до революции. Вдохновенный певец Тайжан привез с собой огромное количество песен своего края. В Ак-Мечети Тайжан пробыл всего несколько дней, но успех имел грандиозный.
Люди приходили и приезжали со всех сторон, чтобы послушать песни и блестящие импровизации певца, акына, приехавшего из северного Казахстана. Все эти дни держался возле Тайжана и юноша Нартай. Он неотступно следовал за ним, затаив дыхание, слушал его, волновался, робел, страстно желал хоть немного быть похожим на него.
Тайжан, опытный, чуткий певец, приметил юношу, приласкал, приободрил его, говорил ему о трудном и почетном пути певца, о том, что нужно очень серьезно относиться к своему таланту, лелеять, беречь, растить его. Советы Тайжана глубоко запали в душу начинающего певца. Отныне Нартай считал себя учеником Тайжана. Он решил серьезно заняться искусством, стать  профессиональным певцом.
По совету дяди Мансура и матери Бактыгуль молодой певец отправился в путь. Такова была участь всех певцов, акынов, музы-кантов дореволюционного Казахстана. Чтобы добиться признания, показать свое умение, учиться, обогащать свой репертуар, певец, акын был вынужден скитаться по аулам, городам, пользоваться малейшими возможностями для выступлений.
Нартай приобрел себе гармонь-однорядку, домбру и отправился в   присырдарьинские аулы. Известность пришла быстро. Без
Нартая не проходил ни один той, ни одно веселье. За ним приезжали издалека. Своим искусством, песнями, игрой на домбре и гармони Нартай приносил радость в тусклую, серую жизнь кочевников. Репертуар Нартая был довольно широк.
Своим сильным, красивым голосом он мастерски исполнял «Песню Кулуншака», «Песню Калжана», «Песню Каратургая» и многие песни своего наставника акына Тайжана. Но певец в душе мечтал о собственной песне. Как и все народные певцы и композиторы, Нартай не владел нотной грамотой. Не было тогда в аулах и музыкально грамотных людей, которые могли бы записывать творения композиторов.
Одна из самых распространенных в народе песен – «Песня Нартая» – стала нам известна в начале тридцатых годов. В июне 1934 года на Первом всеказахстанском слете в Алма-Ате «Песню Нартая» исполнил в сопровождении кобыза Жаппас Каламбаев.
«Песня Нартая», размашистая, широкая, раздольная, полна упоительного лиризма и задушевности. Она очень своеобразна по форме, мелодия ее шире куплетной схемы. Как и большинство песен Нартая, она построена на широком дыхании, написана для сильного, ровного, «тягучего» голоса. Певец должен найти подходящий для нее стиль исполнения, иначе мелодия теряет свою прелесть.
Надо полагать, «Песня Нартая» создана в расцвете творческих сил композитора и певца. Об этом свидетельствуют и композиция, и форма, и звуковой диапазон песни. Только большому певцу, обладателю сильного и широкого голоса, под силу исполнение «Песни Нартая». По глубине и музыкальным достоинствам она, несомненно, создание зрелого, опытного композитора.
Поэтому можно говорить, что многие другие песни композитора были написаны раньше знаменитой «Песни Нартая».
Нартай вырос в ауле, далеко от городов и железнодорожных станций. Он не имел возможности учиться в школе, получить образование. Но благодаря настойчивости и упорству Нартай самостоятельно научился   читать и писать. Он жадно тянулся к знаниям, писал и читал все, что попадало под руку, и со временем приобрел кое-какие знания. Особенно упорно работал над собой Нартай после Октябрьской революции. Все это наложило отпечаток на его литературное творчество.
Он много времени и сил уделял поэзии и в отличие от подавляющего большинства народных акынов, сочинявших свои стихи устно, имел возможность записывать свои произведения. Таким образом, он был не только представителем устно-поэтического творчества, но и молодой письменной литературы. Следует отметить, что почти все стихи, записанные на бумаге, были положены автором на музыку.
Некоторые из этих стихов в музыкальном сопровождении превратились со временем в песни, другие были более похожи на терме – импровизационно-речитативную песенную форму, в третьих – терме сочеталось с мелодичностью. Во всех этих произведениях ясно проявлялся музыкальный почерк Нартая. Его всегда легко отличить от других композиторов.
Казахское национальное профессиональное искусство испытало в начале тридцатых годов небывалый подъем. Прилив огромных творческих сил почувствовал и Нартай. Многогранный талант его развернулся вовсю. Популярность его росла с каждым днем. Он стал неутомимым пропагандистом, агитатором Советской власти. Вообще в годы строительства социализма общественная деятельность народных певцов, музыкантов, акынов значительно расширилась. В их лице партия нашла активных помощников.
В 1937 году Нартай возглавил культбригаду Шиелийского района. Небольшая вначале бригада вскоре разрослась в областной ансамбль. Душой ансамбля стал Нартай. В составе ансамбля были певцы, домбристы, танцоры, декламаторы. Областной ансамбль под руководством Нартая пользовался огромным успехом. Самодеятельный коллектив отличался широким репертуаром, в котором были казахские народные песни и кюи, произведения советских композиторов, скетчи и одноактные пьесы на темы советской действительности.
В народе этот коллектив называли ансамблем Нартая. Широкую деятельность развернул ансамбль Нартая в годы Великой
Отечественной войны. С неизменным успехом выступал ансамбль в Чимкенте, Джамбуле, Кзыл-Орде, а также за пределами республики – в Оше, Джалал-Абаде и других городах Киргизии. Исключительно огромную роль в ансамбле играл Нартай.
Он выступал как певец, исполнял лирические и патриотические песни, играл на домбре и гармони, аккомпанировал другим певцам, определял репертуар ансамбля, помогал артистам найти свое амплуа, проводил репетиции, писал стихи для декламации, не раз выступал как конферансье. Но он был прежде всего певцом. Возможно, что литературоведы, историки литературы не согласятся с этим, ибо для них, надо полагать, Нартай – поэт, акын, а потом уже певец, композитор. И все же, чтобы руководить ансамблем, человеку необходимо быть не только музыкально одаренным, он должен быть, в первую очередь, артистом в самом высоком понятии этого слова. И Нартай был таким артистом, артистом огромного таланта и культуры.
Именно этой своей многогранностью выделялся он среди многих казахских акынов. Зимой 1943 года в Алма-Ате был проведен айтыс. На айтыс приехали многие знаменитые акыны – Шашубай, Кенен, Калка, Нурлыбек и другие. В айтысе участвовал и Нартай. Он состязался с акыном Нурлыбеком. Многие акыны заранее подготовили свои слова, записали текст поэтической речи, Шашубай, Нурлыбек и Нартай часто отступали от заготовленного текста, «на ходу», экспромтом сочиняли свои ответы. Здесь они показали пример вдохновенной импровизации.
Большинство акынов прибегало к испытанной форме айтыса – к терме, Нартай же аккомпанировал себе на гармони и пел «тягуче», широко. Ему шел тогда шестой десяток, но голос его был по-прежнему силен, красив. Акыны пели о жизни и трудовых успехах советских людей в тылу, о победе над гитлеровскими захватчиками. На заключительном вечере айтыса Нартай выступил со своим ансамблем.
Он выступил перед многочисленными акынами во всем блеске своего многогранного дарования. Как руководитель ансамбля он отличался скромностью и требовательностью к себе, не разрешал артистам придавать большого значения своему творчеству. Ансамбль Нартая не прекратил своего существования и после Великой Отечественной войны. Нартай написал много новых песен и стихотворений. В репертуар ансамбля вошли новые темы: борьба за мир, восстановление народного хозяйства, жизнь в колхозах.
Ансамбль Нартая откликался на все важнейшие события в стране. Коллектив заслужил огромную популярность в Казахстане. Говоря о Нартае-артисте, певце, руководителе, организаторе, нельзя забывать о Нартае-акыне. Нартай был образован, много читал, писал, неплохо знал казахскую литературу и литературу братских народов. Он был зна-ком с творчеством великих поэтов Навои и Токтагула.
Он обладал более широким кругозором, чем большинство народных акынов, творивших устно. В 1950 году был издан сборник его стихотворений и песен под названием «Мелодии домбры». Сборник Нартая явился значительным событием в казахской поэзии. Восхищенный талантливостью Нартая, Сабит Муканов писал: Острослов, весельчак Нуреке с сердцем каждого накоротке.
На торжества, посвященные семидесятилетию творческой деятельности гиганта казахской народной поэзии, «отца акынов» Жамбыла, был приглашен и Нартай. Заметив среди акынов знаменитого Нартая, Жамбыл обрадовался, подошел и обратился к нему со стихами:
О Нартай, звонкоголос, красноречив!
Слово – сахар у тебя и мед – мотив.
Запоешь – и сердце вспыхнет в тот же миг, словно солнце, край земли позолотив.
Жамбыл очень высоко ценил Нартая. О его удивительном даровании, поэтическом мастерстве старый акын говорил впоследствии не раз. На одной встрече народных акынов Жамбыл высказал свое пожелание:
Нартай, Кенен, Нурлыбек, пусть не смолкнут песни вовек!
В 1942 году за заслуги в поэзии Нартай был принят в члены Союза писателей Казахстана. Он принимал участие в работе первого и второго съездов казахстанских писателей. Стихи и песни Нартая регулярно печатались на страницах областных и республиканских газет и журналов. Литературное наследство Нартая любовно собрано институтом литературы и искусства им. М. Ауэзова Академии наук Казахской ССР.
Нартай побывал со своим ансамблем во многих городах и аулах Казахстана. Сам он не раз выступал в тридцатые-соро-ковые годы в Алма-Ате на слетах, олимпиадах, фестивалях.
В 1939 году он принял участие в концерте в Москве на Выставке народных достижений. В Москве он исполнил свою песню «Мавзолею Ленина». Зрители столицы высоко оценили исполнительское мастерство Нартая. Участвовал Нартай также в декадах казахской советской литературы и искусства, прошедших в столице нашей родины в 1936 и 1949 годах. Успех неизменно сопутствовал ему.
Пение Нартая, сопровождаемое игрой на гармони, изумляло московских зрителей. С особенным блеском и подъемом исполнял он «Песню Нартая» и «Толқын» («Волна»). «Толқын» заметно отличался от многих речитативно-декламационных песен композитора. Она сочинена для широкого, сильного голоса. Музыка ее раздольная, ликующе размашистая, патетическая. Она пронизана лирикой, человечностью, добротой.
Литературная, концертная, общественная деятельность Нартая была высоко оценена народом, партией и правительством. В 1939 году правительство Казахстана присвоило Нартаю почетное звание заслуженного деятеля искусств.
За активную работу в годы Великой Отечественной войны среди населения, за заслуги в воспитании трудящихся в духе патриотизма
Нартай был награжден многими медалями. В связи с двадцатипятилетием Казахской республики он был награжден орденом «Знак почета».
Нартай умер в 1955 году в возрасте 65 лет. До последнего дыхания он служил своим искусством народу. Он оставил большое литературное и музыкальное наследство.
– Многогранное творчество Нартая ждет еще своего исследователя. Убежден, что многие его поэтические и музыкальные произведения еще не записаны, многие факты его творческой биографии еще не известны широкому кругу почитателей казахской литературы и искусства. Поэтому работу в этом направлении надо активизировать, – закончил свой рассказ А. Оспанов, у которого много творческих планов по возрождению и развитию  духовного наследия Нартая-акына.
Кызылординские вести / Предыдущие номера 06 декабрь 2017 г. 76 0