• : :
  • +7 (7242) 70 - 00 - 60
  • info@kzvesti.kz
-11 °C
Ветер: 12 м/с
Влажность: 61 %
Давление: 757 мм
  • USD 324.65 (+0.38)
  • EUR 397.66 (-0.61)
  • RUB 5.74 (+0.01)

НЕЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Игорь ТИТЕНОК
НЕЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЛегкая промышленность, мягко говоря, не самая успешная отрасль в Казахстане, но ее предприятия во все времена отличались тем, что дают очень большое количество рабочих мест. Именно в силу этого обстоятельства Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не раз говорил и продолжает это повторять, что наша страна способна и должна в разы увеличить производство тканей, одежды, обуви, посуды и других товаров легкой промышленности.
Одним из первых в Казахстане как предприятие легкой промышленности было сертифицировано ТОО «Озык» в Кызылорде. Сегодня де-факто это швейная фабрика, которых в стране и десяти не наберется. Создать и развивать это предприятие было непросто. Для этого, конечно, потребовались предпринимательские таланты его учредителей, но все-таки главное в таком производстве – это люди, которые сидят за швейными машинками, крутятся у столов для раскройки, все  те, кто своими руками создают реальную продукцию. В цехах предприятия встретился с теми, кто своим трудом создавал эту фабрику, формировал устойчивый спрос на ее продукцию.
Наталья Ляшко уже четыре года работает, как все здесь говорят, ОТК предприятия. Вообще-то ОТК  расшифровывается как отдел технического контроля, а Наталья соответственно контролер качества готовой продукции, но называют ее именно ОТК. Многие работницы ТОО «Озык» раньше трудились на трех швейных предприятиях Кызылорды, которые потом в силу различных обстоятельств перестроились в торговые центры, и потому для них привычно называть специалиста, отвечающего за качество,  просто ОТК. Наталья Ляшко с одного взгляда может оценить качество пошитой одежды, потому что сама 16 лет сидела за швейной машинкой.
– Сегодня, когда на фабрике более двухсот швейных машинок, трудно поверить, что начинали мы двадцать лет назад с пяти бэушных машинок, – рассказывает Наталья Ляшко. –Причем нам, уже швеям со стажем, пришлось еще обучаться в Москве. Мы же начинали как меховое предприятие, а работа с таким сырьем требует особых навыков и знаний. Само предприятие, его продукция сертифицировались тоже в Москве в институте  «Росмех» – ближе просто негде было. В советские времена весь каракуль из нашей области, а это миллионы шкурок, уходил на фабрики Москвы, Ленинграда, других городов, а у нас не было таких производств – мы первые рискнули шить изделия из каракуля и каракульчи. Была вероятность того, что наше производство вырастет в крупную фабрику по пошиву шуб из каракуля и каракульчи. Так казалось, потому что сырья очень хорошего качества в нашем регионе было невероятно много.  Но каракулеводство быстро сошло на нет, и мы стали шить изделия из кожи и овчины, которые на своем предприятии и производили.
Сейчас мы каракуль по-прежнему используем для пошива форменной одежды и головных уборов, но сырье уже из других стран. Впрочем, слышала, что  несколько фермеров в нашей области взялись за возрождение каракулеводства. Наше предприятие готово наладить с ними партнерские отношения. Каракуль – такой    замечательный мех, и он никогда не выйдет из моды. Обратите внимание, что это, наверное, единственный завитой мех. У нас есть все технические возможности,опыт, налаженные контакты  с модельерами, чтобы работать с каракулем и каракульчей, а также шить полушубки, дубленки из овчины. Пока же у  нас основная продукция – спецодежда. Мы выпускаем ее более 120 видов. В среднем в год шьем 12-15 тысяч комплектов спецодежды: от тяжелых зимних для сварщиков до воздушных халатов для врачей и медсестер. И каждое это изделие проходит через мои руки,  и я отвечаю за его качество. А к нему, кстати, нареканий от заказчиков нет. Слово «рекламация» – это не про нас.
Самая красивая, точнее, красочная работа на этом предприятии – у Юлии Лагута. Она вышивает на спецодежде названия фирм заказчиков, их логотипы и все, что они пожелают. Разумеется, делает она это не вручную, а  на компьютеризированном вышивальном автомате. Таких агрегатов сейчас на фабрике два. Появились они сравнительно недавно, а когда их не было, Юлия тоже работала швеей.
–У нас почти все на нашем производстве, кто стал мастером, закройщиком, работает на  раскройных машинах, начинали швеями, – говорит моя собеседница. – Кстати, всем специальностям у нас обучаются здесь, на производстве. Раньше к нам приходили квалифицированные специалисты с бывших швейных фабрик. Теперь этот резерв почти иссяк, а профтехобразование если и готовит швей, то как-то не очень. Тот, кто хочет у нас работать, того мы здесь всему научим и не дадим останавливаться в совершенствовании своих знаний и умений.
В 2006 году, когда у нас было построено современное здание, специально спроектированное под швейное производство, условия труда во многом изменились к лучшему. Теперь тепла, света, свежего воздуха на каждом рабочем месте, как раз столько, сколько положено по СНиПам. Поверьте на слово, что для женщин комфортные условия  работы очень важны. Денег зарабатывать, конечно, хочется больше (сейчас у нас средняя зарплата 50 тысяч тенге), но при этом работать именно в таких условиях, как у нас.
Новые цеха – это почти три тысячи квадратных метров, а начиналось наше производство с трехсот квадратных метров бани для заключенных исправительно-трудовой колонии, которая была выкуплена на аукционе в далеком 1993 году. Первого ноября того года и было зарегистрировано ТОО «Озык». С тех пор это день нашего предприятия.
Сегодня весь наш коллектив знает, что мы могли бы выполнять значительно большие объемы. Если сейчас мы в год производим продукции на 150 миллионов тенге, то могли бы эту цифру удвоить. Для этого у нас есть в резерве около ста машинок, не на полную мощность загружены раскройные машины и мои вышивальные автоматы. Работать мы хотим и умеем, а вот заказов маловато. Поверьте, что наш коллектив может смоделировать и сшить любую спецодежду. Нет  такой продукции в этом сегменте, которую мы делаем хуже, чем любой иностранный производитель или наши казахстанские коллеги в других городах, а вот изделия лучше у нас есть. Яркий тому пример, наше сотрудничество с космодромом «Байконур». В нашей спецодежде работают стартовые расчеты на пусковых площадках.Не знаю точно, как это сделать, но надо обязательно сделать так, чтобы такие фабрики, как наша, которые имеют квалифицированный персонал, технические возможности, годами подтвержденное качество, были загружены на всю катушку.
Эту мысль в нашем разговоре так или иначе высказывали работники со стажем тридцать лет и более, которые здесь проработали уже два десятилетия или около того. Эти славные женщины швеи Зейнеп Дакарова, Алмагуль Абилова, Кенжегуль Бухарбаева, Назира  Набдинова, Сауле Танатарова, закройщица Акманат Жумабекова – настоящие ударницы труда. Они хотят и умеют работать, и надо сделать так, чтобы их работа не уходила от них. Тогда эта далеко не легкая промышленность будет развиваться в нашей стране значительно быстрее.
№№161-162 от 2 ноября 2013 02 ноябрь 2013 г. 0 0